Вялотекущая шизофрения – научный диагноз или литературная метафора?

В начале прошлого века, в 1908 году, Ейген Блёйлер (1857–1939) впервые ввёл термин шизофрения. По его собственному определению им он описывал состояние человека и/или болезнь, медицинские причины которых были ему не известны.

Изначально сам Блёйлер использовал множественное число – «шизофрении». Это включало в себя целый список расстройств мышления и поведения, слуховые галлюцинации, эмоциональные расстройства, расстройства восприятия, бред, дезорганизованность речи, нарушение работоспособности и социальных навыков. Позже такое обобщённое определение невероятно разрослось, не получив никакой медицинской основы или точных критериев, но получая всё новые приставки и толкования.

По словам Александра Данилина, врача-психиатра, психотерапевта и публициста:

Никакого отношения к понятиям «медицина» и «диагноз» это [шизофрения] не имеет. Эта литературная метафора стала своеобразным феноменом некой религиозной веры или паранойи психиатров. Если сегодня вам ставят диагноз «биполярное расстройство», то наверняка где-нибудь в описании указано «атипичное». Атипичное биполярное расстройство – это биполярное расстройство в рамках той же шизофренией. В инструкции большинства из назначенных препаратов будет указано, что используются при шизофрении и писхозах. Поэтому всякая иллюзия, что вам поставили какой-то другой диагноз, отпадёт.

Само понятия «шизофрения» происходит от др. греч. σχίζω (skhizo) – расщеплять, раскалывать и φρήν (phren) – ум, мышление. Причиной шизофрении Блёйлер считал «раскол чревного разума». Но не давал никаких определений, самому «чревному разуму», почему он «чревный» и т.д. Вероятно, он имел в виду расстройство некоего базового разума, местоположение которого было ему не известно. Такие размытые границы позволяют отнести к шизофрении всё, что угодно.

Диагноз «вялотекущая шизофрения», который повально применялся к диссидентам советской карательной психиатрией, имеет особую историю. Он был описан Блёйлером, как типичное заболевание актёров. По его понятию актёрское мастерство – это раскол чревного разума: актёр «раскалывается» на свои роли и перестаёт понимать себя, как единую целую личность…

Существует история, по которой вялотекущая шизофрения была описана в отместку некой австрийской актрисе, которая не пожелала иметь интимную связь с профессором психиатрии. Блёйлер, несомненно, был талантлив, как литератор, описание получилось ярким и существует до сих пор, как диагноз.

Таким образом, из литературного описания состояния человека, причин которых Блёйлер не знал и не понимал, развилась целая индустрия медикаментозного воздействия на необнаруженный «чревный разум». Интересно то, что к концу жизни, в книге «Предупреждение о невозможности использования большого числа лекарственных препаратов при лечении шизофрении» Блёйлер доказывает, что самая типичная шизофрения способна пройти совершенно бесследно, если человека не залечивать лекарствами. Причиной он называет то, что сам «раскол чревного разума», скорее всего иллюзия.

Если вы столкнулись с нарушением прав в психиатрии, и вам или вашим близким нужна помощь, звоните +38 (067) 465-3305; +38 (066) 803-5583 

Понравилось? Поделись!

Преступление и наказание. Психиатрия в Украине

По сообщению пресс-центра ГКПЧ Украины от 3 ноября 2018, в Киеве открыто ещё 22 уголовных дела, связанных с преступлениями в психиатрии.

Начиная с июля 2018 года, юридический отдел общественной организации «Гражданская комиссия по правам человека в Украине» провёл громадную работу, добиваясь осуществления законных процедур правосудия в отношении преступной группы психиатров ТМО «Психиатрия» г. Киева и чиновников, связанных с этими преступлениями. Количество заявлений, жалоб и ходатайств, направленных в различные инстанции, приближается к 1000 отметке.

22 уголовных дела открыто в последнюю неделю ноября. А с начала октября 2018 было начато в общей сложности 58 производств в отношении психиатров и служебных лиц, покрывающих преступную деятельность.

Национальным антикоррупционным бюро Украины, как исполнение решений Соломенского районного суда г. Киева, открыто 6 уголовных дел против психиатров ПНД Белой Церкви и служебных лиц национальной полиции УП ГУНП в Киевской области, которые покрывали преступную деятельность психиатров.

  • Ст.151 УК Украины – незаконное помещение в психиатрическое заведение, что привело к тяжелым последствиям», пострадавшая Б. М.;
  • Ст.186 УК – грабеж;
  • Ст.371 УК – незаконное задержание (2 дела);
  • Ст.314, ч.2 УК – принудительное введение психотропных препаратов против воли человека, что привело к тяжелым последствиям;
  • Ст.127 УК – пытки.

Генеральной прокуратурой Украины во исполнение решений Печерского районного суда г. Киева, также открыто 6 уголовных дел.

  • Ст.115 УК Украины – умышленное убийство, в отношении психиатров ТМО «Психиатрия» по делу Довгой Марины;
  • Ст.314 УК – незаконное принудительное введение психотропных препаратов против воли человека;
  • Ст.256 УК – содействие преступной деятельности преступной организации психиатров ТМО «Психиатрия»;
  • Ст.151 УК – незаконное помещение в психиатрическое заведение заведомо психически здорового человека;
  • Ст.396 УК – сокрытие преступления (убийство Довгой М.В.);
  • Ст.364, ч.2 УК – злоупотребление служебным положением, что привело к тяжелым последствиям, в отношении психиатров ТМО «Психиатрия» и служебных лиц национальной полиции причастным к совершению этих преступлений.

Прокуратурой города Киева, во исполнение решений Печерского районного суда г. Киева, которыми были удовлетворены жалобы на бездействие служебных лиц прокуратуры, было открыто 10 уголовных дел в отношении психиатров ТМО «Психиатрия» и служебных лиц полиции прикрывающих преступную деятельность психиатров.

  • Ст.151 УК Украины – незаконное помещение в психиатрическое заведение заведомо психически здорового человека (2 дела);
  • Ст.364 УК – злоупотребление служебным положением (2 дела);
  • Ст.365 УК – превышение служебных полномочий, что привело к тяжелым последствиям (2 дела);
  • Ст.364, ч.2 УК – злоупотребление служебным положением, что привело к тяжелым последствиям;
  • Ст.314 УК – незаконное принудительное введение психотропных препаратов против воли человека (2 дела);
  • Ст.364, ч.2 УК – злоупотребление служебным положением, что привело к тяжелым последствиям.

Грабёж, пытки, сокрытие преступлений, злоупотребление положением с тяжкими последствиями, насильственное введение психотропных препаратов и всё это вкупе с коррупцией институтов власти и системы правосудия. Такова действительная ситуация в правовом поле душевного здоровья страны. Психиатрия продолжает попытки получить больше денег от налогоплательщиков на продолжение ЭТОЙ деятельности. Но, может, сначала стоит провести хорошую зачистку всей системы?

Полиция, суды и прокуратура, которых затронули серьёзные реформы, и раньше имели хорошие результаты в своей работе. Психиатрия же никогда не имела положительных достижений, но сохранила свои формы и состав без изменений с того самого периода, когда являлась карательным придатком власти, ушедшей в прошлое. Не пора ли психиатрии отправиться вслед за каменными идолами социализма?

Если вы столкнулись с нарушением прав в психиатрии, и вам или вашим близким нужна помощь, звоните +38 (067) 465-3305; +38 (066) 803-5583 

Понравилось? Поделись!

Ассоциация психиатров Украины против Совета безопасности ООН

Между Ассоциацией психиатров Украины и Советом ООН по правам человека возникло ключевое противоречие.

При общем ходе реформ и положительных изменений в Украине психиатрия остаётся областью, которая большую часть времени усиленно гребёт в другую сторону. Президент Ассоциации психиатров Семён Глузман, по сообщению Укринформ, заявил о необходимости узаконить принудительное лечение людей с алкогольной и наркотической зависимостью. В то время как подавляющее большинство докладчиков Совета безопасности ООН по правам человека в конце сентября 2018 высказались за обязательный пересмотр такого подхода в отношении людей с психосоциальными отклонениями.

«В законе о психиатрии говорится, что мы должны оказывать помощь на добровольных началах, за исключением тех случаев, когда человек опасен для себя и окружающих. Считаю, что это правило должно распространяться и на эту категорию украинских граждан», – говорит Семён Глузман

Одна из главных причин, по которой Совбез ООН требует устранения норм о принудительном или недобровольном лечении – это возникновение большого количества злоупотреблений и нарушений прав человека в рамках такой недобровольной «помощи». Кто и по каким критериям будет определять степень опасности и необходимости принудительных мер? Там, где свобода человека зависит от мнения врача-психиатра, мы имеем невероятно высокий процент злоупотреблений, нарушений прав и уголовные преступления.

Только по Киеву, в рамках расследований ГКПЧ, с начала года открыто 35 уголовных производств, в том числе и по делу об убийстве. Трагическая смерть пациента Павловской психиатрической больницы Марины Довгой стала возможна лишь по той причине, что к ней были применены те самые меры принудительного лечения. Каждый месяц в ГКПЧ обращаются десятки людей с просьбами защитить их права или помочь выпутаться из принудительных сетей «помощи», которой их желает напичкать психиатрия.

И, конечно же, возникает вопрос, почему нарко и алкозависимые стали интересны психиатрам? Что психиатрия может предложить в качестве реабилитации этой категории населения? Электрошок? Передозировку галоперидолом? Горсти антидепрессантов, которые сами по себе наркотики? Смесь алкоголя и психиатрических препаратов – настоящая гремучая смесь, унёсшая тысячи и тысячи жизней. Психиатрия предложила миру кокаин, ЛСД, героин и огромное количество психотропов, которые по-настоящему опасны и для человека, и для общества побочными эффектами.

Стрельба в школах и на площадях – один результатов психиатрического лечения. Погибшие мировые звёзды и люди искусства – ещё один побочный эффект. Разрушенная армия и рост самоубийств – находим след психиатра. Разваленная система правосудия и коррупция в судах – психиатрия и здесь стремится занять лидирующие позиции. Гражданская комиссия по правам человека Украины постоянно публикует факты таких злоупотреблений и преступлений, призывая к радикальным реформам психиатрической системы. Без фундаментального пересмотра всей психиатрической системы дать ей право решать судьбу ещё одного обширного слоя населения – просто опасно для нашего будущего.

И если Совбез ООН выступает за расширение прав людей с психосоциальными проблемами, то Ассоциация психиатров в лице своего президента стремится ограничить их права, забирая право голоса от личности себе. Мировое сообщество говорит о чрезмерном применении химических препаратов там, где требуется социальная адаптация и замене жестокости и пыток закрытых психиатрических учреждений на нормальные для человека условия. Психиатрия жаждет посадить людей за свои решётки и продолжить свои эксперименты с препаратами на живых людях, заручившись правом на принудительное лечение.

На что рассчитывает психиатрия, пытаясь уменьшить права и свободы граждан страны? Хотят ли украинцы утратить своё право на собственную жизнь и доверить её психиатрии?

Если вы столкнулись с нарушением прав в психиатрии, и вам или вашим близким нужна помощь, звоните +38 (067) 465-3305; +38 (066) 803-5583

Понравилось? Поделись!

Психиатрическая жесткость в Украине и заключение ООН

5 ноября 2018 на горячую линия ГКПЧ обратилась пострадавшая, которую отправили в «психушку» за религиозные взгляды.

Месяц провела в психиатрической больнице Павлова пострадавшая М.О. после того, как дверь её квартиры 4 октября выбили сотрудники МЧС Киева. Полицию и психиатрическую бригаду к М.О. вызвали мать с братом из-за того, что та хотела принять ислам, как религию. Два здоровых санитара насильно вывели пострадавшую из квартиры, оставив там напуганную 3-х летнюю дочь.

В Павловской «психушке» М.О. против её воли и без решения суда удерживали месяц, подвергая насильственному «лечению» с передозировками препаратами: сибазон, аминазин, клопиксол. Аминазин известен своим болезненным воздействием на тело человека, и его применяли в советской карательной психиатрии, чтобы сломить волю инакомыслящим. Клопиксол так и не был одобрен для использования на рынке США, куда его в 1962 году пыталась выпустить фармкомпания Lundbeck.

М.О. смогла восстановить свои права и покинуть психиатрическое заведение, где её удерживали незаконно, благодаря консультации и содействию юридического отдела ГКПЧ Украины. Подано заявление на возбуждение уголовного дела против психиатров. Ранее она никогда не обращалась к психиатру и не имела проблем с психическим здоровьем.

Этот случай, к сожалению, не является из ряда вон выходящим. Положение бесправия, отсечения от общества и чрезмерного использования препаратов на тех, кого психиатр посчитал душевно не здоровым, свойственно не только для Украины. Таково общее состояние психиатрии. Об этом на 39 сессии ООН «Психическое здоровье и права человека» в сентябре 2018 говорили представители сферы душевного здоровья со всего мира. Специальный докладчик по вопросу о пытках и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видах обращения и наказания Нильс Мельцер осудил незаконное принудительное помещение в психиатрические учреждения и отметил, что это может приравниваться к пыткам и жестокому обращению.

Представитель ЮНИСЕФ Нина Ференчич напомнила, что психические заболевания часто являются прямым следствием насилия, бесчувственного отношения и жестокого обращения. И что именно такое обращение распространено в специализированных учреждениях. Она выразила озабоченность в связи с криминализацией, контролем и полицейским наблюдением в рамках обеспечения психического здоровья, что не имеет каких-либо аналогов в других областях здравоохранения.

Действительно, трудно себе представить, что дверь вашей квартиры вышибает спецотряд МЧС для того, чтобы пригласить вас к стоматологу или на ежегодный медицинский осмотр. Противоправный и карательный аспекты существуют только в психиатрии, которая заявила себя экспертом в душевном здоровье. Но её жестокость, бездоказательность и обилие преступлений против личности не решают, а только усугубляют проблемы психического здоровья людей.

ГКПЧ Украины призывает общественность и законодательные органы страны к процессу активного реформирования этой сферы для создания безопасного демократического государства, в котором ценят права и свободы граждан.

Если вы или ваши близкие пострадали от действий психиатров, сообщайте в ГКПЧ Украины по тел. +38 (067) 465-3305; +38 (066) 803-5583 

Понравилось? Поделись!

Конец Днепровской «карательной психбольницы»

17 сентября 2018 года МОЗ официально сообщил о начале реорганизации Днепровской психиатрической больницы со строгим надзором.

Процесс реорганизации вскрыл шокирующие факты. В заведении содержится шестеро иностранцев, из которых лишь по одному было сделано сообщение консулу, как этого требует законодательство. Пятеро других содержатся в нарушение закона. Там же находятся четверо пациентов, по которым суд ещё в июне, июле и августе принял решение о переводе.

Жах совєцької каральної психіатрії, який досі живе у цьому закладі, переживають всі пацієнти, які там знаходяться. Умови, в яких живуть люди, принижують гідність і суперечать міжнародним нормативно-правовим актам про права людини. До вбиральні пацієнти ходять суворо за графіком, у двері туалетів вмонтоване вікно, а на ніч у палатах залишають увімкненим яскраве світло.

Так 31 июля написала в своём фейсбуке исполняющая обязанности министра охраны здоровья Украины Ульяна Супрун. Ранее, в июле 2018 года, в ходе рабочего визита в это учреждение она обнаружила архивные материалы, подтверждающие использование больницы в карательных целях. В период с 1968 по 1991 годы психиатрия использовалась здесь репрессивными органами для политических преследований и через это учреждение прошли известные диссиденты Анатолий Лупинос и Леонид Плющ.

Именно в «Днепровскую карательную» с диагнозом «вялотекущая шизофрения», которого не существовало более нигде в мире, попадали не угодные тогдашнему политическому режиму инакомыслящие из Молдовы, Беларуси, Украины и стран Балтии. К ним применяли психиатрическое насилие для подавления противной СССР философии свободы. Их тайно изолировали от общества, лишая надежды единомышленников и ломая противодействие системе. 19 августа омбудсмен Валерия Лутковская отправила Генпрокурору Украины Юрию Луценко обращение о необходимости расследовать карательную психиатрию в Днепре.

Реорганизация проводится в соответствии с обновлёнными требованиями Закона Украины «О психиатрической помощи». Её пациентов будут переводить в обычные стационары по месту жительства. Принудительные меры медицинского характера (не связанные с лишением свободы), должны совершаться в психиатрических заведениях в пределах административно-территориальной единицы жительства, по его желанию.

Значительную часть пациентов этого заведения со строгим надзором составляют те, кто был признан судом невменяемым на момент совершения преступления. Вместо лишения свободы в тюремных стенах, их содержат в психиатрическом заведении. И если преступник по окончании срока наказания выходит на свободу, то из этого заведения выйти было практически невозможно. Теперь пациенты имеют доступ к правосудию, и могут требовать пересмотра назначенных им принудительных мер.

Директор Украинского Хельсинского союза по правам человека Александр Павличенко так прокомментировал процесс реорганизации:

Анализ судебной практики 2017-2018 годов свидетельствует о достаточно активном применении судами нормы статьи 19 Закона в пользу лица, проходящего лечение, при принятии решений по заявлениям психиатрических больниц об изменении вида применения принудительных мер медицинского характера на оказание амбулаторной психиатрической помощи в принудительном порядке по месту проживания.

Мониторинговые визиты правозащитных организаций и Омбудсмена постоянно проявляли системные нарушения конституционных прав пациентов в психиатрических больницах со строгим наблюдением. Поэтому ликвидация таких учреждений как рудиментов советской карательной системы назрела давно.

Само по себе проникновение психиатрии в царство Фемиды произошло не так давно. В 1940 годах психиатры заявили о своём намерении внедриться в правосудие, чтобы внести «иную интерпретацию идеи правильного и неправильного и в конечном счёте вырвать эту идею с корнем». А в 1954 году Федеральный апелляционный суд Вашингтона принял постановление, по которому «умственно неполноценный человек не может нести уголовную ответственность за совершение противоправных действий». Это вызвало ликование в психиатрических кругах, о чём открыто заявлял психиатр Карл Меннингер. После этого решения и под влияние психиатрии система правосудия дала опасную трещину.

Демократию от тоталитарных режимов отличают принципы господства права. Граждане демократического государства рассчитывают на то, что система правосудия обеспечит их спокойствие и безопасность. Но справедливая система решения юридических вопросов была надломлена и количество свидетельств психиатров в судах выросло в разы, подрывая веру общества в быстрое и беспристрастное правосудие.

Только за последние четыре недели ГКПЧ было составлено и подано 360 заявлений и 92 жалобы о преступлениях психиатров и должностных лиц, включая судей и сотрудников следственных органов. Получено 61 законное судебное решение и принято участие в 71 судебном процессе. Подано 17 заявлений о преступлениях и предоставлено 13 юридических консультаций пострадавшим от действий психиатров.  Так сегодня происходит «реформа» Украинской психиатрии, и процесс приведения её к Европейским нормам гуманизма и обновленным положениям законодательства Украины.

Если вы или ваши близкие пострадали от действий психиатров, сообщайте в ГКПЧ Украины по тел. +38 (067) 465-3305; +38 (066) 803-5583 

Понравилось? Поделись!

Психіатрія: індустрія смерті. Офіційне відкриття виставки в Києві

5 вересня 2018 року, ГКПЛ України провела прес-конференцію «Чому люди помирають у психіатричних закладах. Відсутність кримінальної відповідальності та бездіяльність влади». Захід пройшов у рамках відкриття Міжнародної виставки «Психіатрія: індустрія смерті».

Особливістю цьогорічного відкриття стала орієнтація на тему «Психіатрія індустрія смерті в Україні», а саме представлення фактів зловживань в українській психіатрії. Вони доповнили історичну експозицію, що містить докази зловживань і порушень прав людини у психіатрії в світі. Смерті, зруйновані життя, рабство, знущання, нелюдські умови існування, все це гості заходу побачили на новому стенді, який був презентований.

На прес-конференції були представлені беззаперечні докази злочинів співробітників психіатричних закладів, які призвели до смерті або руйнування життя людей.

Юрист Вінник Володимир Олексійович, представив гостям паперові підтвердження кожного наведеного факту злочину і стверджував що на сьогодні у Києві діє злочинна група до якої входять психіатри, корумповані судді, представники правоохоронних органів. Основною темою виступу Володимира Олексійовича стало повідомлення про смерть Марини Довгої, яка знаходилась у Павлівській психіатричній лікарні №1 м. Києва незаконно, та померла 6 серпня 2018 року. Вона не надавала згоди на госпіталізацію, і рішення суду про примусову госпіталізацію також було відсутнє.

Ще раніше, коли Марина звернулася у ГО Громадянська комісія з прав людини, вона повідомила про жахливі наслідки, так званого, психіатричного лікування по відношенню до неї у 2016 році. Вона повідомляла що ледве не загинула від препаратів які їй вводили. Але це не зупинило психіатрів, що і призвело до смерті людини у стаціонарі психлікарні.

Сьогодні відкрито кримінальні справи та внесені дані у ЄРДР що до смерті Марини, але величезний опір чиниться не лише зі сторони психіатрів, які зацікавлені «замести сліди» свого злочину, але і зі сторони правоохоронних органів.

Про смерті і жахи психіатричних установ повідомив пресі її гість з Кривого Рогу Анатолій Петрович Руденко, який на власному досвіді переконався у величезній руйнівній дії цієї системи. Анатолій розповів що за будь-яку спробу відстоювати свої права, його заколювали до стану «овоча». Він порівняв для аудиторії своє перебування в СІЗО з умовами в психлікарні. Місяцями без свіжого повітря, відсутність одягу, лише холодний душ 8 хвилин 1 раз на два тижні, гоління однією машинкою усіх пацієнтів по черзі, неможливість спілкування з рідними, нелюдське ставлення зі сторони психіатрів – все це реалії через які довелося пройти Анатолію. Незважаючи на всі жахи, Анатолію таки вдалося вийти живим і почати боротьбу проти каральної психіатрії в Україні. Анатолій виграв Європейський суд з прав людини проти України, який визнав що в Україні відсутній механізм захисту прав людини, якщо сама людина перебуває у стаціонарі закладу.

Президент ГО ГКПЛ Вілінська Анастасія Петрівна, повідомила гостям загальну картину злочинів пов’язаних з психіатрією. Показовий приклад – історія Олександри Хромової, яка нині є недієздатною, та її життя, здоров’я, психічний стан знищено. А все почалося з шахрайки, яка втерлася в довіру до самої Олександри та до її батька, і незаконним шляхом заволоділа майном Олександри, а саму її відправила на довічне існування у психоневрологічний інтернат,  де ліки, відношення і утиск зробили свою справу. Коли через 20 років Олександра розмовляла зі своїм батьком (який проживає в США) по скайп зв’язку, то вона сказала «я була квітучою, але психіатрія тисне на людину, тому від мене нічого не залишилось».

Під кінець конференції Анастасія підвела підсумок, що поки психіатрія буде такою ж закритою від громадського контролю, поки якість послуг які надаються у психіатрії не буде оцінюватись самими споживачами послуг, їх рідними, та незалежними контролюючими комісіями, і фінансування буде можливим лише за умови високої оцінки. Поки надання будь-яких психіатричних послуг не стане базуватись повністю на добровільній інформованій згоді пацієнта, говорити про зміни у цій галузі буде не можливо.

ГКПЛ України запрошує до співпраці лікарів, журналістів, педагогів, законодавців і будь-яких небайдужих громадян для проведення реформ в сфері душевного здоров’я. Психіатрія повинна бути приведена до норм закону і права, та очищена від насильства і злочинів.
 
Email: info@cchr.org.ua 
тел. +38 067 551 6455

Понравилось? Поделись!

Выйти из психушки

На период 12 июня 2018 ГКПЧ еженедельно получает до 100 обращений граждан о помощи от психиатрического вмешательства.

Гражданская комиссия по правам человека Украины (ГКПЧ) защищает права людей в сфере душевного здоровья. Но психиатрия по-прежнему остаётся закрытой областью, и дело не во врачебной тайне. Психиатрия закрыта для нормального человеческого обращения, закрыта для помощи, для закона и прав людей. Она продолжает быть отдельным островом ужаса и страданий в нашем обществе.

Пострадавший Д. 27 лет был насильно госпитализирован в психиатрическую больницу, после того, как подвергся домашнему насилию. В период с 2008 года 26 раз принудительно отправлялся в психушку. После обращения в ГКПЧ ему была оказана юридическая помощь, и он был выпущен из психиатрической больницы из-за отсутствия оснований для нахождения там. До вмешательства ГКПЧ его права полностью игнорировались, он подвергался насилию и незаконному удержанию в психиатрическом заведении. Готовятся материалы для открытия уголовного дела о незаконном принудительном лечении.

Подавляющее большинство обратившихся в ГКПЧ за помощью пострадавших, которые испытали на себе ужасы психиатрического лечения, находятся там из-за несоблюдения их прав. Как только ситуация вводится в правовое поле, выясняется, что никаких объективных причин для нахождения человека в психушке нет. Вероятно, дело в том, что настоящих душевно больных людей, которым необходима изоляция от общества, ничтожно мало. А психиатрия продолжает оставаться местом лишения свободы тех, кто не совершал преступлений, и выполняет роль карательного органа для неугодных, за невысокую плату.

Не должно быть какой бы то ни было влиятельной группы, посвятившей себя тому, чтобы привести человека к деградации,  Л. Рон Хаббард, философ, гуманист.

ГКПЧ регулярно освещает вопрос о том, как губительно психиатрия влияет на закон и уклад страны. Коррупция, взятки, нарушение прав, насилие – это составляющие «психического здоровья» нации сегодня. Украина проигрывает в Европейском суде дела, связанные с психиатрией. И до сих пор в стране не принята внятная программа о том, как должна быть реформирована эта область, чтобы для психиатра закон стал таким же обязательным, как для любого другого гражданина Украины.

Если вы или ваши близкие пострадали от действий психиатров, сообщайте в ГКПЧ Украины по тел. +38 (067) 465-3305; +38 (066) 803-5583

Понравилось? Поделись!

Что происходит в психоневрологических интернатах Украины

Журналисты «Секретных материалов» вместе с представителями уполномоченной Верховной Рады по правам человека провели осмотр домов-интернатов Украины, чтобы выяснить, как на самом деле и в каких условиях проживают подопечные этих медицинских заведений.

Визит был сделан без предупреждений и выявил ужасающую ситуацию. Подопечные интернатов говорят про насилие, но очень осторожно. За шокирующую правду о происходящем, в лучшем случае их накачают психотропными препаратами и жестоко побьют. В худшем – навсегда лишат здравого рассудка. В каждом заведении есть комнаты, которые используется в карательных целях и есть настоящие изоляторы. В них нет ничего, кроме голых стен, закрытых дверей и, может быть, бутылки с водой. В таких условиях человека могут содержать 7-8 дней. Защитить людей никому.

«За 2017 год было около 110-115 обращение от пострадавших в ПНИ и психиатрических заведениях Украины», – сообщила президент Гражданской комиссии по правам человека (ГКПЧ) Анастасия Вилинская.

Украинцы массово выдают своих родственников за сумасшедших, чтобы стать единственными владельцами домов и квартир. Дирекция интернатов охотно помогает делать из пациентов живых зомби. Вся правда про настоящую жизнь «психически больных» украинцев в сюжете «Секретных материалов»

По неофициальным данным около 30% подопечных ПНИ – адекватные люди. Их из собственного жилища выгнали близкие родственники, охотливые до чужих квадратных метров. Зафиксированы случаи, когда такие родственники перечисляли администрации интернатов заоблачные суммы, чтобы получить справку о смерти их подопечного и спокойно спать в квартирах, которые теперь ни с кем делить не надо. И это не единственный пункт «бизнес плана» сотрудников домов-интернатов. По закону подопечные получают на руки лишь 25% от общей суммы государственной помощи. Остаток идёт интернату на обеспечение одеждой, питанием и комфортными условиями пребывания. Но не все деньги попадают в карманы подопечных.

Ярким примером карательных мер является шумная история с девочкой Катей, над которой издевались в психоневрологическом отделении санатория под Киевом. Облитая с ног до головы ледяной водой, вся в синяках и царапинах, привязанная к стулу – в таком состоянии её застал отец. Отдавая свою дочь и её младшую сестру после скоропостижной смерти жены в этот санаторий, он был уверен, что доверяет их профессионалам. По заявлению родителя было открыто криминальное расследование по всем сотрудникам санатория, участвовавшим в этом издевательстве над ребёнком. Через полтора года единственное, чего удалось добиться, – на короткий срок сотрудники были лишены премии, а одна из «врачей» уволилась по собственному желанию.

Настоящее «оружие массового поражения», которое используется не только в специализированных заведениях – это галоперидол. Препарат, который запрещён в ряде стран Европы, а в годы Второй Мировой войны немецкие фашисты пытали им еврейских пленных. Сегодня концлагеря выглядят по-другому. Препарат начинает своё действие через 10 минут после приёма и наблюдать это сможет не каждый здоровый человек.

Правозащитники в один голос утверждают, что за высокими заборами с колючей проволокой происходят страшные вещи. В одном из ПНИ было обнаружено 70 женщин, которые на протяжении трёх лет ни разу не были на улице. Они живут там в рваной одежде, страдают от кожных заболеваний, от страшных болей и не получают помощи. Когда их моют, то женщин раздевают, ставят в шеренгу и холодной водой поливают из брандспойта. Статья 127 уголовного кодекса Украины классифицирует такие действия как пытки и предусматривает лишение свободы на срок от 10 до 15 лет. Почему эта статья не работает в Украине?

При наличии такого количества злоупотреблений и преступлений в области душевного здоровья в период с 2013 по 2016 год в Украине так и нет ни одного привлеченного к уголовной ответственности психиатра или сотрудника психоневрологического интерната. Больше года расследуется дело бывшего директора психиатрической больницы Сумской области Лилии Неофитной. В её заведении разразился настоящий скандал, когда от осложнений пневмонии, вызванных переохлаждением, умерли пятеро пациентов. Патологоанатом занимался подлогом документов. Это первый случай реального привлечения к ответственности в украинской судебной системе за всё время. Главное, чтобы система вновь не дала сбой и виновные ответили за содеянное.

Если вы, ваши близкие или знакомые столкнулись с нарушением прав, принуждением, насилием, мошенничеством или жестокостью в психиатрии, сообщите об этом в Гражданскую комиссию по правам человека

  • +38 (066) 803 5583
  • е-mail: info@cchr.org.ua
Понравилось? Поделись!

Очередное нарушение прав человека психиатрами

7 сентября ГКПЧ Украины были поданы жалоба и апелляция по факту грубых нарушений психиатрами прав гражданина Верниченко Е.

29 августа 2017 года в Гражданскую комиссию по правам человека Украины (ГКПЧ) обратился житель города Киева Верниченко Евгений. Он сообщил, что его насильно удерживают в Павловской психиатрической больнице города Киева. Для проверки этого факта на место отправились сотрудники ГКПЧ. В отделении психиатрического стационара на их требование предъявить основания, по которым Евгений удерживается в психиатрической больнице, заведующий отделением Сергиенко Николай Львович не смог дать внятного ответа. Он тянул время, обещая предоставить решение суда о якобы принудительной госпитализации Евгения Верниченко.

narusheniye_zakona_o_psikhiatricheskoy_pomoshchy

Выяснилось, что уже 12 дней Евгений пребывал в психиатрическом стационаре без решения суда о принудительной госпитализации и не давая своего согласия. Это является прямым нарушением ч.4 ст.280 ГПК Украины. В этот же день 29 августа сотрудники ТМО «Психиатрия», а именно: психиатр Арбузова Людмила Ивановна, заведующий отделением № 9 Сергиенко Николай Львович и заместитель главврача по стационарному лечению Лебедев Дмитрий Сергеевич подали документы в суд на принудительную госпитализацию Евгения.

30 августа в 9:15 суд состоялся.

В ходе суда права Евгения Верниченко и положения Закона о психиатрической помощи были грубо нарушены. Так ему не был предоставлен адвокат, что лишило его законного права на защиту, а основанием для принудительного лечения в психиатрической больнице стали слова его матери, которая утверждала, что Евгений якобы гонялся за ней с топором. Однако факт угрозы или насилия со стороны Евгения зафиксирован не был и полиция не вызывалась. Как не было и свидетелей, могущих подтвердить это. При этом психиатры вынесли своё «заключение» и поставили диагноз исключительно на словах матери Евгения. В качестве доказательства агрессивного поведения своего сына, она предоставила суду фотографию сувенирных топоров, которыми Евгений Верниченко будто бы угрожал ей, и которые находятся в их доме на видном месте.

Со слов Евгения 19 августа 2017 года в 2 часа ночи, за ним приехала скорая и увезла насильно в Павловскую больницу. После того, как Евгений отказался подписать согласие на добровольную госпитализацию, его избили, привязали к кровати и сделали несколько уколов сильнодействующими психиатрическими препаратами. Это галоперидол и аминазин, широко используемые во времена советской карательной психиатрии для усмирения диссидентов. Частью воздействия этих препратов на человека являются акатизия – постоянное внутреннее и навязчивое желание двигаться или менять позу, – судороги и желание выпрыгнуть из тела.

Анализируя эту ситуацию, возникает вопрос: неужели в независимом государстве с  демократическим устройством общества, где чтут и продвигают права человека, может происходить подобное? Неужели и в наше время в Украине человека можно без единого основания вот так запросто закрыть в учреждении куда более худшем, чем тюрьма, и удерживать его там сколько заблагорассудится? Неужели только чьих-то слов, без каких-либо объективных оснований и доказательств, достаточно, чтобы судья вынес решение «виновен» и обрёк человека на мучительное пребывание в психушке. Отправил его туда, где его будут уничтожать сильнодействующими, психотропными препаратами, изменяющими сознание и разрушающими физическое здоровье?

Гражданская комиссия по правам человека Украины направила жалобы в ряд инстанций с требованием расследовать дело Верниченко Евгения и привлечь к ответственности тех, кто замешан в нарушениях прав гражданина страны. ГКПЧ будет и далее следить за процессом, контролировать соблюдение законности и сообщать в прессу о ходе этого дела!

Если ваши права были нарушены в психиатрии, звоните +38 (066) 803-5583

Понравилось? Поделись!

Омбудсмен просит прокуратуру Украины расследовать карательную психиатрию

19 августа омбудсмен Верховной Рады Валерия Лутковская обратилась к Генеральному прокурору Украины Юрию Луценко с просьбой расследовать преступления карательной психиатрии СССР в Днепре.

Обращение опубликовано на сайте Уполномоченного Верховной Рады по правам человека и в нём говорится, что в настоящее время осуществляется выемка архивов учреждения «Украинская психиатрическая больница со строгим наблюдением Министерства Здравоохранения Украины» в городе Днепр. В архивах содержится многолетняя история этого учреждения. Через него прошло огромное количество людей, включая тех, кого преследовала картельная психиатрия СССР.

Особое внимание в обращении уделено тому факту, что прокуратуре, с соблюдением всех правил обработки персональных данных, необходимо будет установить криминальную составляющую этого отрезка истории Страны. И необходимо уже сейчас инициировать досудебное расследование преступлений, связанных с преследованием лиц с применением к ним методов карательной психиатрии и подавления свободы совести и слова.

По историческим сведениям именно в Днепре в 1919 году была открыта первая кафедра нервных и душевных болезней, по образцу которой позже на всей территории Украины были открыты ещё 15 кафедр, ставших основой система карательной психиатрии СССР. Первым заведующим этой кафедры стал родной брат профессионального революционера и главы ВЧК-ОГПУ, наркома Феликса Эдмундовича Дзержинского – Владислав Эдмундович, врач-невролог. Впоследствии, во времена Генсека Андропова, Днепропетровская психиатрическая больница была названа образцовой, как инструмент подавления инакомыслия.

Понравилось? Поделись!