МОЗ Украины бессильно против психиатрической системы

В ноябре 2014 исполнится год с момента выхода на телеканале 1+1 сюжета о незаконном лишении дееспособности гражданина Дудыка Д. Н. В сюжете рассказывается, что причиной помещения Дмитрия Дудыка в психушку и жестокого с ним обращения стала его собственность – квартира в Киеве. Дмитрия Николаевича практически похитили из его собственной квартиры четыре санитара психиатрической помощи. В больнице ему предложили дать выкуп за свободу, но денег не было, и он остался там навечно.

Благодаря несложной махинации родственников в сговоре с врачом-психиатром Дмитрий Николаевич Дудык очень быстро был признан недееспособным и тем самым лишён всех своих гражданских прав. Однако в сюжете мы видим абсолютно адекватного человека с добрыми глазами, который и рассказывает о произошедшем. Благодаря Ольге Дмитриевне Нетяга этот случай нарушения прав стал известен, но сразу после этого ей строго запретили навещать Дмитрия Дудыка. С тех пор его судьба стала ещё одной тайной, скрытой за воротами психоневрологического интерната.

Гражданская комиссия по правам человека совместно с Ольгой Нетягой смогла добиться личной встречи с Министром здравоохранения Украины Олегом Степановичем Мусием. После тщательного рассмотрения этой ситуации нарушения прав было вынесено официальное решение о необходимости проведения независимой психиатрической экспертизы. Поскольку Дмитрий Дудык оказался в интернате по решению комиссии врачей психиатров, было предложено провести экспертизу независимой комиссией. В неё должны войти врачи как психиатрического профиля, так и традиционной медицины, чтобы исключить общие заболевания. Ведь, как известно, около 70% обычных заболеваний тела могут вызывать душевные расстройства. Олег Степанович Мусий прямо на встрече распорядился провести такую экспертизу и принял заявление от Ольги Дмитриевны. После чего последовали месяцы молчания.

12 сентября 2014 года Ольга Дмитриевна получила письменный ответ от МОЗ Украины.

Otvet_MOZ

В нём говорится, что Ольга Дмитриевна Нетяга не является опекуном Дмитрия Дудыка и потому не имеет права получать какую либо информацию о своем друге Дудыке Д.Н. Складывая вместе все эти данные: сюжет телеканала 1+1, рассказ самого Дмитрия Николаевича (за всё время его «психической болезни» ему ни разу даже не дали лекарств – «хотя бы ради приличия») и завесу тайны над происходящим, возникает резонный вопрос: «Кто стоит за этим заговором против человека и не пора ли МОЗ что-то с этим сделать?».

Между Дмитрием Дудыком и его гражданскими правами вполне комфортно, в его же квартире, расположился «опекун» – его родственники, задача которых заботится о нём. Но вместо этого они исполняют роль непробиваемого щита между Дмитрием Дудыком, его правами и распоряжениями Министра здравоохранения. Слишком это похоже на примитивный преступный сговор, в котором вновь замешана система психиатрии. Сам Дмитрий Михайлович, в силу несовершенства закона о психиатрической помощи, который действует на территории Украины, не имеет никаких прав для восстановления своей дееспособности. Он даже не имеет права на смену опекуна, который явно не выполняет свои обязанности и действует против своего подопечного.

Гражданская комиссия по правам человека будет и далее требовать восстановления прав Дудыка Дмитрия Николаевича и рассчитывает на содействие со стороны представителей исполнительной власти.

За дополнительной информацией обращайтесь в ГКПЧ Украины
+38 (067) 465-33-05
+38 (067) 465-33-06
е-mail: info@cchr.org.ua

Понравилось? Поделись!

Реформы в Украине коснутся психиатрии в первую очередь

22 мая Конституционный Суд Украины в форме устного слушания начал рассмотрение дела по конституционному представлению Уполномоченного Верховной Рады Украины по правам человека относительно соответствия Конституции Украины отдельных положений Закона о психиатрической помощи.

Омбудсмен обратилась в КСУ с ходатайством признать, что положение ч.1 ст.13 Закона о психиатрической помощи в части, которая предусматривает, что лицо, признанное в установленном законом порядке недееспособным, госпитализируется в психиатрическое учреждение по просьбе или с согласия опекуна, не соответствует положениям ч.1 и ч.2 ст.29 Конституции в той мере, в какой оно позволяет такую госпитализацию без судебного решения, принятого по результатам проверки обоснованности и необходимости такой госпитализации в принудительном порядке.

В Гражданскую комиссию по правам человека регулярно обращаются люди лишенные дееспособности с жалобами на помещение их в психиатрическое учреждение только лишь на основании решения их опекунов.

Примером этого служит история бывшего летчика, Алексея С. – жителя города Киев. В 2003 году Алексей по совету психолога обратился за помощью к психиатру по причине некоторых возникших проблем. После того, как его избил тесть, Алексей получил сотрясение мозга. Так он стал пациентом психиатров и вскоре был лишен дееспособности, получив в опекуны родную сестру.

Как говорит сам Алексей: «Начиная с 2003 года по настоящий момент моя сестра-опекун сдавала меня по 2 раза в год в среднем на 2,5 – 4 месяца в психушку». За весь период, по его словам, ему так и не сообщили диагноз, а само лечение, которое должно было помочь, принесло ещё худшие последствия. «После галоперидола я практически не мог нормально сидеть и закидывать ногу на ногу; после клопиксола – выкручивало шею, скулы, не мог говорить; после приема азалептола (особенно на ночь) – примерно через 30 минут – сильное чувство голода; также когда кололи галоперидол и клопиксол-депо и кучу психотропных таблеток – у меня появился эффект отдышки, как у астматиков, я долго теперь не могу уснуть…». Кроме этого, к Алексею около 7-ми раз применяли электрошоковую терапию, после которой абсолютно никаких улучшений не было. Напротив, Алексей стал инвалидом. Его регулярно связывали, закрывали в изоляторе, Алексею приходилось переживать передозировки психотропных препаратов, в качестве наказания за поведение.

С проблемой, с которой он обратился изначально, психиатры так ничего и не сделали, а сам Алексей просто научился с этим жить и справляться. Но психиатрия продолжает уничтожать его существование. Сестра-опекун оформила Алексею путевку в психоневрологический интернат, хотя Алексей имеет в Киеве квартиру.

В настоящий момент он снова помещен в психиатрическую больницу. Это произошло по решению опекуна и только за то, что Алексей, будучи в отпуске (есть в интернате такое понятие –­ отпуск) посетил знакомых, у которых задержался немного дольше чем того пожелала опекун. Обратите внимание, что желание опекуна не обязательно основывается на наличии каких-либо медицинских показателей, по которым Алексея могут госпитализировать снова. Достаточно опекуну обратиться в психбольницу, чтобы человек провёл мучительные месяцы в психиатрической больнице.

Следующая  история, с которой в Гражданскую комиссию по правам человека обратился еще один бывший летчик Владимир К., также лишена справедливости и хоть какого-то соблюдения прав человека.

Владимир был помещен в психиатрическое заведение из-за конфликта с замполитом полка, во время службы в ВС СССР, а также из-за проблем в семейной жизни.

За 20 лет Владимир 9 раз находился в психиатрической больнице, где его привязывали к кровати и делали болезненные инъекции 3 раза в день, проводили инсулиновую терапию, помещали в изолятор, после чего у него значительно ухудшилось физическое состояние, и начались проблемы со здоровьем.

Сейчас  Владимир находится в психоневрологическом интернате по инициативе отца, который является его опекуном. Владимир также имеет право собственности на квартиру в Киеве, в которой он вместе с отцом и проживал.

Трагичности его истории добавляет также тот факт, что Владимир, будучи уже признанным недееспособным, ухаживал за женщиной-инвалидом, Людмилой. Он помогал ей по дому, готовил еду, убирал и обеспечивал её, что подтверждает заявление самой Людмилы опекунскому совету положительной характеристикой Владимиру и о правонарушениях его опекуна. Сейчас Владимир не может больше помогать Людмиле и сам вынужден бороться за свою свободу.

Такое положение дел возможно лишь потому, что люди, в силу каких-то жизненных перипетий, вынуждены были столкнуться с психиатрией, которая под видом медицинской помощи искалечила им судьбы.

Благодаря обращению Омбудсмена, у людей, лишенных дееспособности есть возможность восстановить свои права и перестать быть зависимыми от желаний и мнений их опекунов и психиатров, решающих судьбу человека таким жестоким способом.

За дополнительной информацией обращайтесь
Украина, г. Киев, телефон:
+38 (067) 465-33-05
+38 (067) 465-33-06
е-mail: info@cchr.org.ua

Понравилось? Поделись!

Минздрав оказался крайним

Ситуация в деле о лишении трудоспособности Дмитрия Михайловича Дудыка дошла до абсурда. Департамент охраны здоровья Киева вынужден опираться на заключение врача-психиатра, который в этом деле не является нейтральной объективной стороной.

psih_4После выхода на Канале 1+1 сюжета о незаконном лишении дееспособности гражданина Дудыка Д. М., Ольге Дмитриевне Нетяга, благодаря которой этот случай нарушения прав стал известен, запретили его навещать. Директор психоневрологического интерната, где содержат Дмитрия Дудыка, распорядился никого к нему не пускать, кроме опекуна. Но опекун как раз и есть главная заинтересованная сторона, чтобы Дудык Д. М. больше никогда не вышел из стен интерната. Это главная идея сюжета, разоблачающего, что действительный диагноз пострадавшего звучит так: «квартира»!

Это ещё одни случай, ярко показывающий, как брешь в законе может сделать из человека вещь, принадлежащую его опекуну. Звучит ужасно, но это так! Существующая ныне форма опеки и несложная махинация врача-психиатра могут «устранить» из жизни любого человека. В нашем случае причиной «заболевания» Дмитрия Михайловича стала его квартира – обычная, не в центре столицы, но всё же недвижимость.

Абсурдность ситуации в том, что заместитель директора Департамента охраны здоровья Курмишов О. В. в ответе от 12.12.2013 № 061-10391/02.01 по заявлению Ольги Дмитриевны Нетяга опирается на то самое решение врача-психиатра, которое и стало причиной незаконного, но пожизненного закрытия гр. Дудыка в интернате. Однако за этим диагнозом нет ничего, кроме личного мнения «дипломированного специалиста»! Дмитрий Михайлович был забран насильно из собственной квартиры и помещён в психиатрическую больницу им. Павлова в Киеве, где его долгое время просто держали взаперти безо всякого лечения, затем заочно лишили дееспособности и перевели в интернат. Как он сам говорит в сюжете: «За всё время никакого лечения. А от чего меня лечить?».

Совершенно верно. В психиатрии НЕ существует никаких объективных медицинских показателей, и ни доказать, ни опровергнуть поставленный психиатром диагноз невозможно. В организме человека нет никаких биологических маркеров, которые указывали бы на наличие или отсутствие психического расстройства. Но наличие диплома врача-психиатра позволяет «вершить судьбы» на своё усмотрение. И Минздрав в этой ситуации оказывается крайним, опираясь на «логичные» обоснования психиатра, и объяснение, что теперь больной получает плановое лечение! Таким ловким ходом со стороны психиатрического заведения занавешивается первопричина, по которой здоровый человек не только стал «больным», но и был лишён своих гражданских прав, перейдя в собственность своего «опекуна».

Сюжет Канала 1+1 можно посмотреть по ссылке http://www.1plus1.ua/video/zdorovu-lyudinu-kinuli-u-psihlikarnyu-schob-zabrati-yiyi-kvartiru.html

За дополнительной информацией обращайтесь:
067-465-33-05, 067-465-33-06
e-mail: info@cchr.org.ua

Понравилось? Поделись!

Юристы признали необходимость реформирования законодательства Украины в сфере психиатрии

12 декабря в Киеве в рамках «Недели права» прошел круглый стол, на котором присутствовало более ста юристов, адвокатов и студентов юридических ВУЗов Украины.

Главной темой круглого стола стал вопрос заочного лишения граждан Украины дееспособности и отсутствие у таких лиц права восстановить её.

Krugliy stol

Круглый стол открыла президент Гражданской комиссии по правам человека Украины Анастасия Вилинская, которая рассказала о случаях обращения в Гражданскую комиссию, когда граждан заочно лишали дееспособности, и сейчас эти люди не имеют возможности подать заявление в суд о восстановлении своих прав.

Одним из вопиющих нарушений, по словам Анастасии Вилинской, является случай киевлянки Вероники Дудник. Молодая девушка была насильно помещена в психушку родным братом из-за того, что однажды затопила квартиру соседей. По заявлению брата она была сразу лишена дееспособности и отправлена в Святошинский психоневрологический интернат. Вероника не присутствовала на суде по лишению её дееспособности и не могла привести доказательства в свою защиту. Сейчас девушка лишена всех прав и не может выйти из интерната. Родители Вероники умерли, пока она находилась в психушке, а брат Алексей является её опекуном и главным наследником состоятельной семьи.

Г-жа Вилинская рассказала о другом типичном случае, произошедшем с Владимиром К., отец которого подал заявление в суд на лишение его дееспособности. Владимир также заочно был лишен дееспособности, после чего отец приобрел для него путевку на пожизненное помещение в психоневрологический интернат. Владимир ничего не может сделать, чтобы восстановить свои права – суд не принимает его заявлений. При этом он проживает отдельно от отца, самостоятельно ведет дела, и, по словам сожительницы, может заботиться о себе и окружающих.

Выступивший на круглом столе адвокат Олег Куприенко отметил, что в подавляющем большинстве случаев граждане, которых лишают дееспособности, не могут предоставить суду доказательства в свою защиту просто потому что их не уведомляют о судебном заседании по причине лишения их же дееспособности. Или такие лица предстают перед судом под воздействием психотропных препаратов, из-за чего суд не может вынести объективное решение.

Данный подход нарушает Конституцию Украины и нормы международного права, что подтверждает недавнее Решение Европейского суда по правам человека, вынесенное 30 мая 2013 года по делу Михайленко Натальи. В этом деле ЕСПЧ указал о нарушении Украиной доступа к правосудию лица, лишенного дееспособности и признал, что право на обращение в суд лица, лишенного дееспособности, должно существовать, поскольку такое право необходимо для защиты его самого, интересов других лиц и надлежащего осуществления правосудия.

Эксперт-криминолог и к.ю.н. Анна Маляр, взявшая слово после г-на Куприенко, сообщила, что в законодательство Украины должны быть внесены изменения, которые обяжут суды рассматривать дела о лишении граждан дееспособности только в присутствии самих граждан, в отношении которых подано заявление о лишении дееспособности. И также обязательным является внесение в действующее законодательство Украины поправок, которые будут давать возможность всем гражданам, лишенным дееспособности, подавать от своего лица заявление в суд о восстановлении дееспособности.

Результатом круглого стола стало принятие Резолюции, куда внесены предложения по изменению законодательства Украины. В ближайшее время документ будет направлен в Верховную Раду и Уполномоченному по правам человека Украины.

Выставка «ПСИХИАТРИЯ: ИНДУСТРИЯ СМЕРТИ», в рамках которой проходил круглый стол юристов, находится в Киевском Планетарии (рядом с м. «Олимпийская») и открыта ежедневно без выходных с 11:00 до 20:00 до 28 декабря. ВХОД СВОБОДНЫЙ.

Дополнительная информация по тел:
067-465-33-05
067-465-33-06
e-mail: info@cchr.org.ua

Понравилось? Поделись!

Нереальная реальность 2

Сегодня население можно условно поделить на две категории. Первая – те, кто свято верит, что психиатрия занимается лечением душевнобольных; таких меньшинство, и их число с каждым днём сокращается. Вторая – это те, кто понимают, что в психиатрии – закрытой от посторонних глаз области – обычные человеческие нормы и законы не работают; они стараются избегать этой сферы, надеясь, что их она никогда не коснётся.

0180e1c8d17e5fbc1148da48898ee901

Обе эти категории являются обычными гражданами и не имеют отношения к психиатрии. Но сегодня, в продолжение истории Валентины Ильиничны из «Глевахи», мы посмотрим на психиатрию с точки зрения профессионалов из других областей, которых она, так или иначе, касается. Традиционная цепочка, по которой прошёл уже не один человек, сам того не желая и не подозревая выглядит примерно так: по заявлению кого угодно, зачастую близких родственников, вас могут принудительно направить на лечение в психиатрическую больницу. Особых оснований для этого не требуется, ибо диагноз может быть поставлен заочно по одному лишь мнению психиатра. Главным «мерилом здоровья пациента» могут стать деньги. Существует утверждённая такса на то, чтобы любого человека довели до кондиции, признали недееспособным и навсегда похоронили в стенах психоневрологического интерната. При этом по закону решение о дееспособности принимает суд, но туда жертва может не попасть вообще или предстать перед судьёй после усиленного «лечения» сверхдозами психотропных препаратов, которыми и абсолютно здорового человека с крепкой психикой за считанные дни можно довести до ярко выраженных внешних признаков безумия.

В случае с Валентиной Ильиничной из Киево-Святошинского района самого ужасного ещё не случилось. И одна из главных причин – банальная нехватка денег у разгулявшейся на радостях сестрицы. Она не смогла более оплачивать недешёвые услуги сребролюбивой заведующей психиатрической больницы с. Глеваха, Титовой Э. А., и вынуждена была забрать нашу пострадавшую домой. Однако дом Валентины Ильиничны оказался занятым! С февраля по август 2012 года ей пришлось жить у знакомых, работать, обеспечивая свою жизнь, а большую часть денег у неё забирала сестра. Подорванное психиатрическим «лечением» здоровье и провоцируемые сестрой скандалы, довели Валентину Ильиничну до нервного срыва, и она была отправлена на лечение в широкопрофильный (НЕ психиатрический) госпиталь МВД. После выписки из этого госпиталя стало происходить самое интересное.

Когда Валентина Ильинична попала, наконец, домой, то застала квартиру разграбленной. Тогда она нанесла визит к нотариусу Стратилат П. И. и выяснила, что её сестра, по образованию медик (но явно не по совести или призванию), осенью 2009 года, сделав пострадавшей несколько уколов сильнодействующего препарата, заверила у нотариуса сделку. По этим документам половина квартиры была продана ей, Лукьянцевой Людмиле Ильиничне, за 42 000 гривен – небывало щедрая цена. В настоящий момент по факту возбуждено уголовное дело, материалы находятся в прокуратуре.

В 2011 году в России был уже скандал по схожим мотивам. Гильдия нотариусов возмутилась беспардонным вмешательством психиатров в их деятельность. Заверенные нотариусами завещания клиентов на движимое и недвижимое имущество признавались не имеющими силу. Психиатр заочно, умершему уже человеку (!) ставил диагноз, по которому он признавался невменяемым на момент подписания документов, и аннулировал завещание, получая щедрое вознаграждение от заинтересованной стороны. Такое поразительное по своей наглости мошенничество полностью уничтожало институт нотариального заверения. Праведный гнев профессионалов быстро расставил всё по местам и лавочку прикрыли. Но факт остаётся фактом: источником распространения заразы вновь выступили психиатры.

Итак, в феврале 2013 года наша героиня опять попадает в госпиталь МВД, в отделение гинекологии. Психиатрическое лечение имеет далеко идущие пагубные последствия для всего организма, что подтверждают эксперты. Сразу после операции к ней явился племянник Лукьянцев Александр Викторович, 1980 г.р. и, на основании направления от Филанцевой Л. П. – психиатра из г. Боярска, – попытался забрать свою тётю, чтобы переправить её в психоневрологический интернат. На защиту Валентины Ильиничны встал лечащий врач и зав. отделением, Курганский С. А. – честь и хвала ему! Дав горе-племяннику от ворот поворот, он продолжил выполнять свой врачебный долг, оказывая медицинскую помощь и моральную поддержку своей пациентке.

Но когда Валентина Ильинична вернулась домой, племянник Лукьянцев А. В. вместе с дочерьми Лукьянцевой Л. И.: Сокур Натальей Викторовной 1980 г.р. и Доля Татьяной Ивановной 1985 г.р. – обе работницы МВД – продолжили свои попытки выселить нашу пострадавшую из квартиры и закрыть в психоневрологическом интернате (ПНИ). Поскольку сама Валентина Ильинична в прошлом сотрудник МВД, то ни вызываемая регулярно скорая помощь, ни наряды милиции не рискнули силой выдворить её и закрыть в ПНИ. И то, что эта женщина до сих пор не сгинула в интернате, во многом заслуга неравнодушных людей, которым не чужды ещё общечеловеческие ценности и моральные принципы: её соседи, медперсонал госпиталя, честные сотрудники МВД, возбудившие уголовное дело по факту мошенничества нотариусом, и её квартирант Руслан, который не позволяет беспределу произойти.

Подведём итоги. Жизнь не всегда простая штука. Трудности экономического плана, сложности взаимоотношений имеют место быть. Однако многочисленные истории пострадавших и изучение психиатрии изнутри говорят о том, что это та область, которая по большей части хронически находится вне рамок закона и общечеловеческих моральных принципов. Лженаучная практика и неправомерная деятельность психиатров заражает всё вокруг, втягивая простых людей и профессионалов из других областей в беззаконие и моральную деградацию. По заявлениям отдельных психиатров, им больно порой осознавать, что эта история и ей подобные, являются правдой, а Святошинский интернат даже в их среде вызывает недоумение своим особо бесчеловечным обращением с людьми. Их боль и сожаление можно понять. Вероятно, они шли в психиатрию, желая помогать людям, но система оказалась настолько прогнившей, что исправлению практически не подлежит. Очень сложно выбрать ложку мёда из огромной бочки дёгтя.

Однако зло боится огласки, и боится прямого отпора. Делая широко известными такие случаи, помогая составлять жалобы в соответствующие инстанции и занимаясь просвещением в области права, ГКПЧ с вашей помощью и в содействии с другими правозащитными организациями и отдельными гражданами может остановить это безумие. Гражданская комиссия была создана заслуженным профессором психиатрии Томасом Сасом в 1969 году. На сегодняшний день её деятельность исчисляется тысячами и тысячами спасённых людей, сотнями сотен вызволенных несчастных душ, по каким-то причинам оказавшихся в этой бесчеловечной мясорубке человеческих жизней, имя которой психиатрия.

Выставка «ПСИХИАТРИЯ: ИНДУСТРИЯ СМЕРТИ» проходит в Киевском Планетарии (рядом с м. «Олимпийская») и открыта ежедневно без выходных с 11:00 до 20:00 до 28 декабря. ВХОД СВОБОДНЫЙ.
Контакты: 067-465-33-05, 067-465-33-06, e-mail: info@cchr.org.ua

Понравилось? Поделись!

Нереальная реальность

Однажды, придя в супермаркет за продуктами, Вы попадаете на принудительную дегустацию сильнодействующего яда. За отказ вкушать его, Вас отправляют в закрытый исправительный лагерь без права на реабилитацию, а всё Ваше движимое и недвижимое имущество отходит третьим лицам.

Звучит бредово, но не настолько неправдоподобно, как может на первый взгляд показаться здравомыслящему человеку. Очередная история пострадавшей, пришедшая в Гражданскую комиссию по правам человека (ГКПЧ), является тому прямым и печальным подтверждением. Преисполненный боли и отчаяния рассказ Гуцалюк Валентины Ильиничны, 1949 года рождения, ещё раз показывает огромную брешь в нравственно-правовом поле, которую провоцирует и взращивает эта странная и загадочная область – государственный институт психиатрии.

SJ__ed_American_McGee__s_Alice_by_ARNie00

Так уж сложилось, что человек способен не только покорять вселенную, создавать великолепные произведения искусства и двигать прогресс своим чрезвычайно живым интеллектом, но и склонен иногда испытывать трудности душевного плана. Он подвержен стрессам, ударам судьбы и, как принято считать, не является безошибочным и абсолютно правильным в своих переживаниях. Порой ему нужна помощь. Возможно, кто-то считает, а кто-то рьяно убеждает, что именно этим и призвана заниматься психиатрия – помощью человеку в чрезвычайных стрессовых ситуациях, но будем смотреть прямо. То, чем является психиатрия сегодня, берёт своё начало из давних времён, когда случаи сумасшествия приводили человека в состояние неспособности мыслить, общаться, ухаживать за собой или работать. Таких были единицы, и несчастных помещали в специальные дома для умалишённых. Там им обеспечивали заботу, уход и безопасность для них самих и окружающих. Некоторым со временем становилось лучше.

Первые претензии таких домов на научность и причастность к медицине появились в конце ХIХ века. Странное и дикое предположение о человеке, как животном, повлекло за собой жестокие эксперименты и бесчеловечные опыты в попытке доказать, что отрезав часть тела, можно излечить или взять под контроль разум. Парадокс, не правда ли? С греческого «психо» [psychē]  означает «душа», «дух», но первые психиатры даже не пытались смотреть на человека, как на душу, и активно издевались над ним физически, пытаясь его дрессировать и принуждать. Не получив никаких положительных результатов, и одобрения своей деятельности от научной общественности, «первопроходцы» ушли в тень.

Укрепление института государственности и не всегда чистые помыслы тех, кто стоял у власти, порождали новый спрос. Становясь всё более тоталитарными, правительства искали методы жёсткого контроля населения, которые не бросались бы так сильно в глаза, как массовые расстрелы или повальные высылки неугодных в места отдалённые. Для лжеучённых появился новый шанс занять своё место в обществе. Борьбу с диссидентами было предложено вести методами хирургического удаления частей головного мозга. В этом периоде печальную и роковую роль сыграла встреча молодого ефрейтора Адольфа Гитлера с психиатром Эдмундом Фостером. Проводя свои эксперименты в попытке излечить постравматическую слепоту молодого Адольфа, Фостер разбудил чудовище. Позже Гер Гитлер займёт трон власти, одобрит на государственном уровне идеи расовой гигиены и жизни не достойной жизни, преподнесённые ему психиатрами Германии, и развяжет на этой почве Вторую мировую войну.

Ещё одним инструментом псевдо целителей душ, наряду со скальпелем и электрошоком, становятся химические препараты. Развитие фармацевтической индустрии открывает для них новые горизонты в антигуманных методиках контроля и подавления всякого мышления, не вписывающегося в рамки тоталитарного режима власти. Не будем углубляться в причины того, в каких именно умах и по каким причинам рождаются идеи уничтожения и порабощения ближних под видом помощи или блага, но проведём параллель с тогдашним советским строем. Вслед за октябрьским вооруженным переворотом, повлёкшим массовое уничтожение образованной интеллигенции, наступает период жесточайших репрессий. Один лишний вздох мог уничтожить не только вздохнувшего, но и весь его род. 30-е годы ХХ века это тот момент истории, когда психиатрия, не сумев занять своё место в научной медицине, становится самым настоящим карательным придатком тоталитарных государственных режимов.

Первые концентрационные лагеря, в которых психиатры применяют массовое уничтожение людей угарным газом, повсеместное распространение кокаина, как способа избавления от опиумной зависимости, и разработки новых психоактивных веществ, подавляющих жизнедеятельность человека или стимулирующих его до неадекватности. НО самое страшное в этом то, что психиатрия получала теперь государственное финансирование и население начинают уничтожать за его же деньги. Напяленные высокопарно белые халаты, отныне несут в общество развращающую практику, нарушающую основополагающий принцип медицины и каждого врача «Не навреди!». Вероятно теперь, заявленная вначале небылица про принудительную дегустацию ядов в продуктовом супермаркете уже не кажется столь бредовой…

История Валентины Ильиничны из г. Боярка Киевской области рассказывает о том, как она, стала неугодной для собственной сестры. Причина неожиданной нелюбви со стороны потерявшей человеческое лицо родственницы – несколько квадратных метров жилья, собственницей которых является пострадавшая. Как вы догадались, история попала к нам потому, что в попытке завладеть жилплощадью Валентины Ильиничны, сестрица обратилась к психиатрам. К чести Боярской поликлиники стоит заметить, что первичный осмотр был произведён участковым психиатром Дроновым Р. Р. и врач сообщил, что видит перед собой абсолютно здорового человека. Судя по пришедшему в ГКПЧ письму, оно написано нормальным человеком, умеющим ясно и последовательно выражать свою мысль, понимающим связь вещей, то есть – душевно здоровым. Но, к сожалению, субъективное мнение врача или кого угодно другого, до сих пор является в психиатрии единственным критерием здравости человека, и не опирается ни на какие другие, признанные в иных отраслях медицины, анализы или лабораторные исследования. И потому для пострадавшей на этом всё только началось…

При помощи нотариуса Стратилат Прасковьи Илларионовны и нескольких уколов неизвестного препарата, нашу пострадавшую, впадающую в глубокий сон, родная сестра госпитализировала в 7-ое отделение психиатрической больницы с. Глеваха. Там её приняли «заботливые руки» заведующей отделением Титовой Эллады Алексеевны, врача Василия Петровича и старшей м/с Валентины Григорьевны. Далее последовал обычный сценарий: в принудительном порядке ставились капельницы, скармливались горсти психотропных препаратов, от чего последовало резкое ухудшение физического состояния; ей было отказано в элементарных человеческих нуждах, таких как помыться или попить воды, и она подвергалась всяческим издевательствам. «Врач» Василий Петрович насмехался, говоря нашей пострадавшей о необходимости вернуть несуществующий кредит в банк, а заведующая Эллада Алексеевна объясняла столь долгое содержание здесь с лишением прогулок или работ на свежем воздухе тем, что пострадавшая – безнадёжно больная закоренелая преступница. Её последнее принудительное заключение в стенах «Глевахи» длилось полгода, и было ужасным…

psih2

К счастью, лишение элементарных человеческих прав, постоянные унижения и издевательства со стороны старшего персонала; сознательное уничтожение её как личности и банальное воровство не смогли сломить Валентину Ильиничну. Алчные родственники перессорились между собой, украденные у пострадавшей деньги были спущены, и за «любезные услуги» психиатров платить стало нечем. Потому сестре, крайне недовольной дороговизной «услуг» в психиатрической больнице Глевахи, пришлось забрать Валентину Ильиничну домой. Но она не оставила своей затеи упрятать её в психоневрологический диспансер до конца дней.

Продолжение следует…

Понравилось? Поделись!

Адреналин и психотропные препараты: человек-вещь.

12 июня в программе Савика Шустера «Адреналин Life» состоялась жаркая дискуссия о судьбе Вероники Дудник. 23-х летняя девушка за один день потеряла все. У нее отобрали свободу и права, закрыв в психиатрической больнице. Через год она была отправлена в Святошинский психоневрологический интернат, лишена дееспособности и стала «вещью», принадлежащей своему брату – ее опекуну.

Звучит жутко, но это так. Любой может оказаться в такой ситуации, и его жизнь станет кошмаром. Пожизненное заключение в стенах  «психушки» со всеми прелестями: скудное питание, жестокое обращение, большие дозы психотропных препаратов и полная изоляция от общества. Закон Украины не позволяет лишенному дееспособности человеку обратиться в суд для пересмотра такого решения.

«Человек лишен гражданских прав по причине «медицинского диагноза». Я утверждаю, что сейчас здесь происходит средневековое судилище, которое рядится в халат психиатров. Это к медицине не имеет вообще ни малейшего отношения. Если человек нарушает закон, пусть он отвечает по закону. Если у человека диагноз, я требую предъявления объективных доказательств».

Софья Доринская, Президент Международного Бюро по правам человека в сфере душевного здоровья, врач-психиатр по образованию.

Софья Доринская ГКПЧПосмотрим на обе стороны этой медали. Если человек болен и действительно нуждается в лечении, то его надо лечить. Каким аспектом психиатрического лечения является лишение дееспособности? Если у вас грипп, то никому и в голову не придет одним из методов лечения избрать признание вас человеком, неспособным отвечать за свои поступки и обслуживать себя самого. Хотя сильная лихорадка может полностью вывести из строя на несколько дней или даже больше. Зачем молодую девушку, которой хотели помочь и вылечить, признали недееспособной, и кто был инициатором этого? Именно такой вопрос задал участник эфира, адвокат Олег Куприенко.

Если мы говорим о медицине, то вы обращаетесь к врачу, который на основании осмотра и анализов, устанавливает диагноз. Затем назначает лечение, вы его применяете или нет, но в любой момент можете вновь обратиться к доктору, и он определит ваше нынешнее состояние. Здоровы ли вы, как изменились лабораторные показатели, стоит ли продолжить лечение – решение складывается из объективных данных, вашего личного самочувствия и рекомендаций врача. В психиатрии дела обстоят иначе. Нет никаких анализов, которые могли бы подтвердить или опровергнуть поставленный психиатром диагноз, а лечение зачастую является принудительным. Но самое главное, вы оказываетесь изолированным от общества, ограничиваетесь в своих правах, и теперь ваша судьба зависит от мнения двух-трех врачей психиатров.

«Лишает дееспособности человека суд, дальше начинается точка не возврата . Проблема в том, что в Украине человек, который болен, не может обращаться, чтобы отменили решение о недееспособности. Он действительно становится вещью».

Анна Маляр, юрист-криминолог

Анна МалярЕсли психиатрия способна вылечить душевный недуг, то почему к человеку применяется такая мера, как лишение дееспособности? Ведь теперь он не может сам распоряжаться своей жизнью и полностью находится во власти опекуна. Такой механизм позволяет любого неугодного навсегда закрыть в стенах психиатрической больницы. После такого акта сам человек едва ли сможет что-то изменить. Веронике чудом удалось сообщить о том, что с ней происходит. Благодаря помощи бывшего работника Святошинского психоневрологического интерната Оксаны Кравченко ее история стала известной. При поддержке Гражданской комиссии по правам человека Украины, возможно, для Вероники скоро закончится пожизненное заключение. Но сколько еще таких историй остаются скрытыми от глаз общественности в этой непостижимой области «психиатрия», которая не является медициной?

«Таких случаев много, Так случилось, что этот стал явным. Я хочу поблагодарить студию за то, что вы тут. С такой дискуссии в 1974 году в Германии началась антипсихиатрическая революция и реформа психиатрии. Какой бы сложной не была эта дискуссия, но она первая такого типа в нашей Стране. И с нее может начаться очень серьезная дискуссия, очень многоплановая».

Александр Фильц, президент украинского общества психотерапевтов

Александр ФильцПолная программа «Попасть в психушку и выжить» Адреналин Life эфир 12.06.13 (81 минута).

Понравилось? Поделись!

Продолжение журналистского расследования Агентов влияния НТН

Агент влияния Юлия Панкова продолжила свое журналистское расследование о карательной психиатрии в Украине. На этот раз были обнаружены целые отделения, созданные специально для того, чтобы лишать пациентов их имущества. Об этом в сюжете.

Понравилось? Поделись!

Телеканал «Украина» получил шокирующие кадры из интерната для душевнобольных

Сбежать из психушки ­­– возможно ли это?

Алексей Суханов в своей программе «Говорит Украина» выясняет этот вопрос. Главное действующее лицо – 22 летняя Вероника Дудник, которая тайно записала свое видеообращение из стен Святошинского психоневрологического диспансера.

Уже второй год она находится в интернате для душевно больных и утверждает – медперсонал пытается превратить ее в овощ: мучает электрошоком, привязывает ее к кровати и по двое суток держат в смирительной рубашке. Вероника уверенна, что брат упрятал ее психушку из-за наследства.

Если Вы или ваши знакомые сталкивались со случаями нарушения Ваших прав в психиатрии, обращайтесь в Гражданскую комиссию по правам человека:
Украина, г. Киев, телефон: +38 (066) 806-33-60
E-mail: info@cchr.org.ua

Понравилось? Поделись!

Почему психиатрия — индустрия смерти.

Как связана защита ПРАВ ЧЕЛОВЕКА и Психиатрия ?  посмотрите, об этом фильм, всего лишь один фильм и вам станет понятно, каких прав лишают человека психиатры и  как….

Понравилось? Поделись!