Кабмин планирует раздавать украинцам антидепрессанты

Кабинет Министров Украины в бюджет на 2018 год готовит изменения программы «Доступні ліки» и планирует дополнительно потратить порядка 300 миллионов гривен на лекарства для украинцев. В проект включены три новых аспекта здоровья граждан (нозологии): хронические расстройства желудочно-кишечного тракта, анемия при беременности и… депрессивные состояния! И если забота о беременных и помощь страдающим расстройствами ЖКТ понятны без разъяснений, то с депрессией населения дела обстоят совсем иначе.

Заместитель Министра охраны здоровья Роман Илык так комментирует постановление:

«Доступні ліки» – це початок кардинальних змін у забезпечені громадян вільним доступом до ефективних та безпечних життєвонеобхідних ліків. У перспективі, ми плануємо, щоб кожен пацієнт був на 100% забезпечений ліками від найпоширеніших захворювань.

«Свободный доступ к эффективным, безопасным и жизненно необходимым», имеет ли этот критерий отношение к антидепрессантам? Эффективность лечения вызывает большие сомнения, а опасность побочных эффектов широко известна. Мы подвержены давлению жизни и можем испытывать стресс, но психиатры называют человеческие эмоции и поведение болезнями, которые следует «лечить», чтобы продавать препараты. Это ловкая маркетинговая компания, но не наука! Психиатр или психолог, выписывающий рецепт на антидепрессант, отправляет человека в иллюзорный мир, возвращение из которого сопряжено с болезненными и опасными побочными явлениями.

«Мы не знаем причин (психических болезней). У нас ещё
нет методов «лечения» этих болезней», – доктор Рекс Каудри, психиатр и директор Национального института психиатрии, 1995 год

«Времена, когда психиатры полагали, что они могут исцелить душевнобольных, прошли. В будущем психически больным придётся научиться мириться со своими болезнями», – Норман Сарториус, президент Всемирной психиатрической ассоциации, 1994 год

«Что такое излечение?.. Это просто термин, который мы не используем в медицинской (психиатрической) профессии», – доктор Джозеф Джонсон, психиатр во время дачи показаний в суде Калифорнии, 2003 год

Что собирается предложить Кабмин украинцам? Флуоксетин (прозак) печально известен в США случаями суицида и опасных вспышек агрессии. 70 судебных исков было подано к фармакологической компании Eli Lilly and Company по случаям, связанным с препаратом прозак (действующее вещество флуоксетин). В 2000 году сумма выплаченных компенсаций по таким искам составила $50 млн. В каждом из них утверждалось, что до назначения флуоксетина склонности к самоубийству у жертв не было. По внутренним документам Eli Lilly выявилось, что компания скрывала информацию о суицидах при клинических испытаниях, списывая их на передозировку или результат депрессии.

Фармацевтические компании скрывают подлинные данные и результаты клинических исследований антидепрессантов, что обнаружили эксперты Управления по надзору за пищевыми продуктами и лекарственными препаратами (Food and Drug Administration, FDA, USFDA) и независимые исследователи. Как минимум три компании: GlaxoSmithKline, Eli Lilly and Company и Pfizer фальсифицировали результаты, добавляя случаи суицида в группы с плацебо; не регистрировали события суицидального характера, не фиксировали случаи вскоре после отмены антидепрессантов и попросту скрывали нежелательные результаты.

Амитриптилин – второй из препаратов, которые своим постановлением Кабмин собирается выпустить в массы. Он относится к той же группе, что и прозак. Кто и с какой целью проталкивает в широкие массы препараты, от которых отказывается Запад и ограничивает использование Европа? Чуть больше месяца назад Дональд Трамп объявил чрезвычайное положение в США в связи с катастрофической ситуацией массового распространения легальных опиатов. Почти три миллиона американцев подсажены на наркотики, которые продаются как средства от депрессии или болеутоляющее. И каждый случай, когда кто-то приходит в школу или иное массовое место и устраивает там бойню, связан с приёмом антидепрессантов или их отменой.

Надо ли украинцам повторять печальный опыт других стран? Оборот фармкомпаний на психиатрических препаратах и антидепрессантах составляет $80 миллиардов в год. Кто останется в выигрыше, подсаживая нацию на антидепрессанты за  деньги из бюджета страны? Разве не осталось у нас в Здравоохранении очевидных проблем, требующих финансирования?

Понравилось? Поделись!

Незаконная медицина — Украина в Европейском суде

В последнюю неделю ГКПЧ Украины получила ряд обращений от граждан с историями о том, как на их жизнях и жизнях их близких отразилась встреча с психиатрией. Несколько цитат:

«Впервые с психиатрической, так званой «помощью» столкнулся в начале июля далёкого 1970 года, будучи студентом 3-го курса Львовского политеха. После нескольких периодических «лечений», увяз на долгие годы в тяжелом омуте психотропной зависимости так званых «лекарств», которые на протяжении двух десятилетий назначали мне, так званые врачи – психиатры советской школы психиатрии! Не буду здесь описывать все кошмары, которые мне лично пришлось пережить за 20 лет лжемедицинского, псевдонаучного «лечения» насильственной системы по массовому уничтожению интеллекта людей варварами-оборотнями в белых медицинских халатах, играющих роль «добродетелей». Врачи-психиатры, которым государство платило из народного бюджета стабильную зарплату за каждого изувеченного, изуродованного препаратами пациента, превращали их в психотропозависимое ЗОМБИ, с тяжелыми, необратимыми процессами общего самочувствия, полным отчуждением от общества, среды обитания и близких родственников!». Виктор Васильевич, пенсионер.

психушка

«Мою свекровь старший сын насильно посадили в машину скорой помощи во дворе ее дома в присутствии жильцов и поместил в психиатрическую больницу без ведома других ее троих детей. Мы узнали об этой ситуации от постороннего человека, которому небезразлична судьба мамы. Свекровь в 1963 г. получила производственную травму, и по этому случаю ей пришлось обследоваться в ПНД для назначения группы по инвалидности. По истечении 42-х лет в 2005 году ее сыну пришла идея положить ее в психушку и признать недееспособной по его заявлению. Уже прошло 7 лет, а свекровь до сих пор со слезами вспоминает свое пребывание в ПНД, где ее привязывали к кровати без сетки вниз лицом и били… Она, при ее весе 60-65 кг, весила меньше 45 кг, когда ее забрали. У нее нет документов, подтверждающих ее инвалидность, нет пенсионного, нет документов на квартиру. Бывший опекун забрал все документы. Мы восстановили ей только паспорт. Помогите вернуть свекрови ее права и дееспособность!». Ирина.

психиатрия украины

«После того как мне поставили диагноз, я понял уже тогда, что мне капец. Я продержался только потому, что имел большое и доброе сердце, которое, как настаивали психиатры, надо было лечить сначала сульпиридом, а потом амитриптилином, да всякой еще другой херней аж до галоперидола, которого я смог перенести аж полную капельницу и кучу уколов. Я перенес 3 электрошока в Павловке. Ощущение, как будто ты умер, и тебя не существует. Потом включаешься, ни хрена не чувствуешь, но со временем связи в голове восстанавливаются и ты можешь думать дальше. Эти шоки я делал лишь для того, чтобы создать видимость лечения и чтобы мне не начали делать его насильственно. Павловка 1-ое, потом 16-ое отделение. Сейчас живу, вернее существую, в селе. Один в старой хате. Ощущение: температуры нет, но из легких воняет, холодные конечности, голова как будто накалена. Я думаю, психика и нервная система просто раскалились, чтобы поддержать организм.  Я ни разу не спал нормально и не чувствовал спокойствия после прихода Главного убийцы. У меня не было никаких галлюцинаций, никаких навязчивых состояний, я не считал себя не Наполеоном или Иисусом Христом. Я пытался помочь другому человеку, как мог, а сам оказался в роли пациента. Знайте, я хотел жить все это время, которое боролся, и сейчас очень хочу. Мое сердце разорвется от желания жить и от того понимания, что скоро я умру в мучениях. Что бы это не было полностью напрасным, я и пишу это последними силами. Но даже сейчас я мог бы выздороветь, если бы не было психиатрии, как таковой, и был бы рядом врач, хотя бы кардиолог. Я понимаю тех детей в Америке, которые дохнут от антидепрессантов. Особенно меня поразил рассказ о девочке, которая была так счастлива и не могла усидеть на одном месте — ведь я тоже таким же был. Ей на этой основе поставили диагноз, а вскоре она умерла. Сердце разорвалось просто в библиотеке…». Алексей Я., Киев, 28 лет.

психиатрия

О чем говорят эти истории? О том, что психиатрия не только не является наукой и медициной, способной решать какие бы то ни было проблемы душевного здоровья, но также была и остается областью, где человек лишен всяческих прав и где с ним могут делать все что угодно. По большей части она соткана из грубейших нарушений прав человека и преступлений против личности. Подтверждением тому является очередной проигранный Украиной суд.

30 мая 2013 года Европейский суд, рассмотрев заявление гражданки Украины Натальи Михайленко, признал нарушением отсутствие у лица, лишенного дееспособности, доступа к процедуре восстановления дееспособности и удовлетворил справедливый иск: EUR 3.600 –  моральный ущерб и EUR 1.038 – судебные издержки.

Практически каждое обращение граждан в суд по психиатрическому делу, решается в пользу потерпевшего, то есть пациента. И если суд раз за разом обнаруживает нарушение прав человека психиатрами, то не пора ли в корне изменить ситуацию? Не настало ли время ввести в рамки Закона психиатрию, как явление?

Понравилось? Поделись!