Недееспособных лиц защищает Конституционный суд Украины

11 октября 2018 года КСУ признал неконституционными положения закона «Об обращении граждан», согласно которым обращения недееспособных лиц в суд не рассматривались вообще, а обращения с жалобами рассматривались только от их законных представителей (опекунов).

Это создавало ситуацию, при которой недееспособное лицо становилось в прямом смысле собственностью опекуна и утрачивало шансы восстановить свои права, если того не пожелает опекун.

«Конституційний Суд України звертає увагу на те, що стаття 40 Конституції України не передбачає можливості обмеження права кожної людини на звернення до органів державної влади, органів місцевого самоврядування, їх посадових і службових осіб», – сообщается на официальном сайте КСУ.

Иными словами, признание лица недееспособным не может автоматически лишать его правоспособности. Такое несоответствие частного закона положению Конституции нередко использовалось в преступных целях. Родственники, конкуренты по бизнесу или даже соседи со злыми умыслами обманом или силой в сговоре с психиатрами помещали человека в психиатрическое заведение. За невысокую плату вскоре ему определяли инвалидность по психическому здоровью, и через время он становился недееспособным, утрачивая все свои права и становясь собственностью опекуна. Зачастую опекуном становится само психиатрическое заведение.

Только за первую половину 2018 года в ГКПЧ поступило четыре заявления от лиц, которые по такой схеме за короткий срок стали недееспособными, утратив все свои права.

«Моя мать без всякой причины внезапно вызвала психиатрическую скорую ко мне на квартиру и меня насильно отправили в психиатричку в мае 2014 на 4.5 месяца, а потом ещё 9 раз на такие же сроки. Затем сделала меня инвалидом без моего ведома, а в 2015 через полгода сказала, что я недееспособная, и она мой опекун. Если я отказываюсь от «лечения» в психиатричке, то она грозится отправить меня в ПНИ. Прошу ГКПЧ рассмотреть возможность расследовать мой случай и помочь защитить мои права, восстановить дееспособность, снять инвалидность и вернуться к полноценной жизни», –  пострадавшая С.О., 26.01.2018

Проблема осложняется тем, что большинство таких лиц лишены даже возможности связи с внешним миром, доведены до отчаяния и никуда не обращаются. Можно лишь предполагать реальные цифры пострадавших от подобного рода афер.

«Меня мой отец Т. И. и его любовница М. Д. [имена изменены, прим. ред.] насильно отправляли в психиатричку 14 раз, сделали недееспособной. Прошу ГКПЧ восстановить дееспособность, снять диагноз, защититься от психиатров и вернуть ребёнка», –  пострадавшая К.В., 01.06.18

Конституция страны – это главное соглашение между гражданами и государством, которое определяет права, свободы и взаимоотношения в стране. Но когда Конституция нарушается, то принципы правовой демократии теряют смысл и её место занимает диктатура или анархия. Конституционный суд – единственный орган, который контролирует и гарантирует верховенство Конституции Украины на всей её территории для любых категорий граждан.

«Меня насильно сделали недееспособным. Прошу ГКПЧ рассмотреть возможность расследовать мой случай и помочь защитить мои права, возобновив дееспособность», – пострадавший Р.А. 21.03.2018

Свои решением КСУ обязал Верховную Раду привести неконституционные положения Закона в соответствие с Конституцией Украины и настоящего Решения. Это решение окончательно, не подлежит обжалованию и неправовые положения утратили свою силу с момента принятия Судом решения. Вот как комментирует это решение президент ГКПЧ Украины Вилинская Анастасия:

«Конституционный Суд Украины, как мы видим, стоит на страже соблюдения прав граждан, не зависимо от их статуса. Это уже второе решение КСУ в защиту лишенных дееспособности граждан, которые до 2016 года вообще не существовали, как субъекты права. Благодаря психиатрии, эти люди являлись полной собственностью своих опекунов, которые попросту использовали своих подопечных в корыстных целях. Теперь, благодаря конституционному суду, недееспособные люди получили возможность обращаться в органы государственной и местной власти, если их права нарушаются. Это значительно расширяет спектр прав недееспособных»

Интересен тот факт, что параллельно с рассмотрением этой правовой коллизии, 28 сентября 2018 в Верховной Раде прошёл круглый стол на тему: «Обеспечение права на охрану здоровья недееспособных лиц. Актуальные проблемы и пути их решения». Среди выступавших был известный уже в Украине Исполнительный директор международной организации «Права человека в сфере психического здоровья — Федерация Глобальная инициатива в психиатрии» Роберт ван Уоррен. Он отметил, что:

«Один из худших остатков советской истории — система опеки… Конечно, должны быть ограничения права недееспособных, но нельзя лишать их прав совсем. Почти 50 000 человек в стране остаются изолированными от общества, и часть из них находится в жалких условиях».

Президент ГКПЧ А. Вилинская выразила надежду, что результатом этого круглого стола, как и других подобных мероприятий, станет ускорение процесса позитивного реформирования в сфере душевного здоровья. И что психиатры, которые раз за разом оказываются заинтересованной стороной в подобных нарушениях конституционных прав граждан, и которые составили подавляющее большинство на этой встрече, не станут препятствием в проведении программ, призванных обеспечить права граждан и устранить жестокость и преступность из психиатрии в Украине.

Если вы столкнулись с нарушением прав в психиатрии и вам или вашим близким нужна помощь, звоните +38 (067) 465-3305; +38 (066) 803-5583

Понравилось? Поделись!

Без доступа к правосудию — недееспособные лица смогут защитить свои права

До сих пор Украина оставалась одной из немногих стран, в которой лишённые дееспособности лица не имели доступа к правосудию. Недавно принятый Верховной Радой законопроект об изменениях «Закона о Психиатрической помощи» внёс важные поправки в Уголовно-процессуальный кодекс и Гражданский процессуальный кодекс. Это значительно улучшает ситуацию по процедуре лишения дееспособности.

Віталія Лебідь: «За 2016 рік була розглянута 281 справа [о дееспособности] і лише в двох випадках була присутня особа, щодо якої вирішувалось це питання».

Об этом и других изменениях права в сфере душевного здоровья на «Громадськом радіо» рассказывает Виталия Лебедь – юрист Центра стратегических дел при Украинской Хельсинкской группе по правам человека (видео).

17 лет оставался без изменений «Закон Украины о Психиатрической помощи», несмотря на то, что содержал положения, противоречащие Конституции и служил интересам карательной психиатрии советского периода. Опекун недееспособного лица мог предъявить в суд бумагу с диагнозом, не приглашая само лицо, и судья на этом основании принимал решение, оставляя недееспособность. Это приговаривало недееспособное лицо к пожизненному заключению и лишало права на изменение своего статуса.

С 15 декабря 2017 год изменения Гражданского и Уголовного процессуальных кодексов относительно процедуры лишения и восстановления дееспособности вступили в силу. Теперь человек может сам обратиться в суд по вопросу своей дееспособности. Но остаётся открытым вопрос исполнения закона на практике. Были и остаются случаи, когда суды не принимают во внимание документы и доверенности от недееспособного лица в случае его обращения за защитой к третьему лицу или в правозащитную организацию. Это противоречит Международным нормам, которые имеют верховенство над государственными.

В отношении лиц, к которым применяют принудительные меры в психиатрических заведениях со строгим, особым или усиленным режимом, заявление о прекращении, или изменении таких мер принимал суд по обращению лечащего врача. Пересмотр необходимо было делать каждые полгода. Но если врач по каким-то причинам бездействует (занят, забыл, не желает и пр.) и не направляет такое заявление, то человек сам не мог обратиться в суд и изменить решение о мерах принудительного содержания. Теперь такое лицо может самостоятельно обратиться в суд с просьбой изменить, продолжить или отменить меры принудительного содержания и лечения и быть выписанным из психиатрической больницы. Законопроект №4449 вступит в законную силу с 10 июня 2018 года – через полгода после утверждения.

Такие перемены приближают Украину к Европейским стандартам в сфере душевного здоровья и лучше защищают права людей с психическими расстройствами. Нельзя не отметить эти положительные изменения. На тогда ещё большее удивление вызывают попытки Кабинета министров расширить программу «Доступнi лiкi» за счёт включения в неё антидепрессантов и добавления психиатрических препаратов в Национальный перечень основных лекарственных средств.

Понравилось? Поделись!

Чем на самом деле занята психиатрия в Украине

Среди многочисленных обращений в ГКПЧ Украины за помощью есть особая категория – квартирные аферы. Казалось бы, какая связь между общественной организацией, которая занимается защитой прав человека в области психиатрии, и недвижимым имуществом граждан страны? Но, к сожалению, связь прямая.

Сам по себе факт того, что в психиатрии, которая претендует на раздел медицины и заявляет себя экспертами в области душевного здоровья, приходится заниматься защитой прав человека, уже нонсенс! В полной мере эта тема раскрыта на экспозициях Международной передвижной выставки ПСИХИАТРИЯ: ИНДУСТРИЯ СМЕРТИ. Времена «святой инквизиции» и карательной психиатрии, казалось бы, ушли в прошлое. Однако за год с лета 2016 по сегодняшний день в Гражданскую комиссию по правам человека было аж 18 обращений в связи с попытками через психиатрию присвоить жильё пострадавших.pytky_y_smertʹ_prodayut·sya_kak_serdstvo_ystselenyya

Май 2016, Чупыря Виктор, чернобылец – мать в сговоре с дочерью устраивают травлю и пытаются положить его в Павловскую психиатрическую больницу, чтобы завладеть его жильём.

Май 2016, Николаенко Роман – мачеха взяла его  из роддома, чтобы получить квартиру. Сейчас лишила деепособности, желая навсегда упрятать в психдиспансер и завладеть его жильём. Роман с этой ситуацией участвовал в передачах по ТВ.

Июнь 2016, Григоренко Александр – чтобы забрать дом, жена отправила его в психушку в Глевахе, откуда он был перенаправлен в некий реабилитационный центр, где подвергался издевательствам, но ему удалось сбежать.

Август 2016, Шарафеева Светлана – дважды родная дочь вместе со своим сожителем пыталась отправить её в психиатрическую больницу. Ложное заявление, и попытка навсегда убрать мать из квартиры. После передачи на телевидении об этом случае ситуация разрешилась разменом жилья.

Сентябрь 2016, Емельянов Александр – его дочь Наталью регулярно отправляет в психушку бывший муж. Он обманным путём стал её опекуном, «отжав» себе вместе с любовницей совместный бизнес бывшей супруги. На суде об опекунстве представлялся мужем, что ложь. У Натальи серьёзные нарушения здоровья от передозировок психиатрическими препаратами.

Сентябрь 2016, Фёдорова Марина – была взята из роддома приёмной матерью (ныне Колесник В.И.). Постоянные унижения, роль прислуги и в 7 лет детская психиатричка. Месяц «лечения» аминазином – препарат, которым советская карательная психиатрия усмиряла диссидентов, – затем 2 группа инвалидности и лишение дееспособности. Колесник пытается поместить Марину на пожизненное проживание в ПНИ. Минздрав в Киеве и Харькове в помощи отказали…

Октябрь 2016, Л. А. – его знакомую, Ларису ещё в 2011 году под предлогом ремонта в квартире в психушку упрятала дочь. Пять лет навещала её, уверяя, что ремонт ещё идёт, и 29.09.16. лишила дееспособности. Теперь любые и все права на недвижимость и саму жизнь Л.А. принадлежат дочери.

Октябрь 2016, Жван-Жванская Людмила – во время лечения в кардиологии был поставлен дополнительный диагноз F22 (бредовое состояние), хотя ничего не обычного с ней не происходило. После постановки диагноза начались проблемы с её жилплощадью, которую хочет захватить родной брат. За почти 4 года в разные инстанции было направлено 12 жалоб, но ни одна рассмотрена не была. Милиция (тогда ещё) угрожала «отправить в дурку» и не ясно, как милиция узнала о её диагнозе.

Ноябрь 2016, Приходько Анна, 30 лет – за последние 8 лет мать семь раз отправляла её в психиатрическую больницу им. Павлова на «лечение». Причины: не так убралась, не то сказала, не вовремя легла спать или просто плохое настроение у самой матери. Жестокое отношение к внучке – дочери Анны. Под угрозами пожизненного заключения в психушке Анна подписывала согласие на госпитализацию.

Декабрь 2016, Довгая Марина – после смерти мужа в 2012 году к ней в Киев из Мелитополя переехала мать, якобы для заботы о внучке. Она узнала, что Марина собирает деньги на будущее дочери и … в 2016 мать и брат Марины под вымышленным предлогом направляют её в психиатрическую больницу «подлечить нервы». Месяц, потом ещё месяц, лечение антидепрессантами и по выходу из больницы Марина не обнаруживает 14 000 $ – сбережения для дочери. После чего её насильно закрывают в психушку с регулярными уколами галоперидола, от которого она имеет сильные побочные явления: тошнота, раздвоение в глазах, обильное выделение слюны, перекос лица, выпадение волос, набор веса, нарывы на ягодицах, прекращение менструального цикла.

Январь 2017, Сядро Ирина – муж, желая избавиться от неё и отобрать недвижимость, четыре раза, с грубым физическим насилием со стороны санитаров, упекал её в психушку Павлова. Принудительное лечение, включая галоперидол, с букетом жутких побочных эффектов.

Январь 2017, Михайлов Андрей – по заявлению сводного брата был принудительно закрыт в психиатрической больнице Павлова. Суть: брат пожелал завладеть недвижимостью и двумя машинами после того, как Андрей отказался прописать его в своей квартире. Благодаря действиям правозащитника был выпущен из больницы.

Январь 2017, Жукова Виктория – родственники выломали дверь в квартиру и увезли мужа в РОВД Московского района Харькова. Спровоцировав сканда, саму Викторию через санитаров насильно увезли в психиатрическую больницу Харькова. Насилие, издевательства, принуждение, сверх дозы опасных болезненных психотропных препаратов и ежедневные требования нотариально отказаться от своей доли недвижимой собственности в пользу этих родственников.

Февраль 2017, Сомкин Роман – инвалид по слуху. На этом основании его хотят положить в психиатрическую больницу, лишить дееспособности и права на 3-х комнатную квартиру.

Апрель 2017, Мельник Ольга – бизнесвумен, подала на развод из-за супружеской измены мужа, но тот упрятал её в психибольницу и в нарушение ст. 8 Закона о психиатрической помощи, забрал всё имущество и дочь. Трижды насильно помещал её в психушку. Сейчас женат на внучке психиатра.

Май 2017, Кабула Андрей – бизнесмен. Жена 14 раз упекала его в психиатричку, желая лишить дееспособности. Цель – завладеть его бизнесом и недвижимостью. Преследует постоянно.

Как можно видеть, модель преступлений с недвижимостью под прикрытием «экспертного мнения» психиатра проста до примитивности. Неугодного человека – будущую жертву аферы – устраняют по такой схеме.

  1. Отправляют в психиатрическую больницу по любой надуманной причине. Например, слишком громко мешает сахар в чашке чая (реальный случай).
  2. Через месяц или два «лечения», от которого самый здоровый человек может тронуться умом, ставят на учёт.
  3. После этого, идёт постоянное давление и вдалбливание ложного факта со стороны заинтересованных родственников, что человек болен.
  4. Следующее (второе или третье) «лечение» длится около 4-х месяцев. Его цель – прицепить жертве мошенничества ярлык инвалидности, если её не было, или переквалифицировать физический недуг (астма, диабет, глухота и всё, что угодно) в инвалидность психиатрическую.
  5. Это становится поводом для лишения дееспособности. В течение полугода через суд, пока человек снова находится в психиатричке, его квалифицируют (обычно даже без его личного присутствия) как недееспособного.
  6. С этого момента он становится «вещью» своего опекуна. Его ждёт отправка в психоневрологический интернат до конца дней. Недвижимость и любое другое имущество жертвы этой несложной махинации переходит в другие руки.

Тот факт, что психиатры, заявляя себя экспертами в области разума и душевного здоровья, не только не способны помогать человеку, но и регулярно и целенаправленно занимаются нанесением вреда, растлил и без того шаткую систему психиатрии от головы до самых низов. Наёмные бандиты не отделают неугодного человека так, как бригада санитаров из психиатрической больницы. Нарушение прав человека и законов страны уже стали нормой в психиатрии, и её криминальный бизнес процветает.

Что можно сделать, если вдруг в вашу жизнь каким-то образом пришла подобная ситуация?

Для предотвращения махинаций с недвижимостью при участии психиатров, необходимо.

  1. Не поддаваться на провокационные действия члена семьи или другого человека, который пытается вывести вас из равновесия.
  2. Если такое случилось, и он пугает вас психиатрией, срочно звоните в ГКПЧ по тел. +38 (067) 465-3305 +38; (066) 803-5583.
  3. Если вас всё же спровоцировали, вызвали психиатрическую бригаду и забрали телефон, то по прибытии в приёмное отделение психиатрички вызывайте полицию – вы имеете право на звонок. Предупредите врача приёмного покоя, что о вашем принудительном заключении в психушку кроме полиции будут знать: Департамент охраны здоровья, Комитет по правам человека при Верховной Раде Украины и Гражданская комиссия по правам человека Украины.
  4. Если вы, несмотря на это из приемного отделения попали в психиатричку, ни в коем случае не подписывайте согласие на лечение! Вас могут запугивать. Будьте к этому готовы. Выучите наизусть наш телефон 066 803 5583 и найдите возможность позвонить нам и в полицию. Без лишних эмоций изложите полиции суть вашего звонка, и дело до суда на принудительное лечение не дойдет.
  5. Если под давлением вас заставили подписать согласие на лечение, то и в этом случае, мы можем вас вытащить из психиатрической больнички. Всё зависит от того, когда вы сообщите об этом нам.
  6. И последнее. Если вам не удалось связаться с нами из психбольницы, и суд на принудительное лечение состоялся (по инициативе психиатров это происходит в течение 72 часов), то и здесь можно помочь. Такой суд обычно проходит с большими нарушениями, которые четко видно и в решении суда, и в протоколе заседания.

Даже в этой весьма запущенной и мрачной области – психиатрии – совместными усилиями можно навести порядок. Вы можете противостоять беззаконию и защитить свои права!

У нас уже есть достаточный опыт в таких делах, и есть успешные действия по освобождению людей из психиатрического плена. Помогая себе, вы создаёте лучшее безопасное будущее для нашей страны с соблюдением прав человека и без психиатрической угрозы.

Если вам известны случаи психиатрического мошенничества, злоупотреблений или был нанесён вред психиатрами, сообщайте в Гражданскую комиссию по правам человека по тел.: +38 (067) 465-3305; +38 (066) 803-5583

Посетить выставку можно в Киеве до 20 июня, ежедневно с 10 утра до 21:00.
Ул. Б. Васильковская, 10. ВХОД СВОБОДНЫЙ!

Понравилось? Поделись!

Как из здоровых людей делают психически больных

18 августа 2016 года на телеканале 2+2 вышел разоблачающий фильм-расследование «Как из здоровых людей делают психически больных».

Сюжет начинается с шокирующей истории о маленькой девочке Кате, над которой поиздевались в психоневрологическом лагере под Киевом. Ее привязали к стулу, облили холодной водой с ног до головы и когда отец обнаружил ребенка в таком состоянии она была вся в синяках и царапинах.

В фильме также раскрыты истории людей, которые из-за психиатрического произвола и недобросовестных родственников, при наличии жилья и нормальных условий жизни, вынуждены существовать в застенках психоневрологических интернатов.

Каждая история показывает одну и ту же правду – в психиатрии напрочь отсутствует помощь людям, которые попали в сложную ситуацию. Эта псевдо медицинская структура, на сегодняшний день, породила огромное количество искалеченных судеб. Разрушенное здоровье, распавшиеся семьи, отсутствие возможности свободно существовать в обществе, вот что действительно является результатом деятельности психиатрической системы в Украине.

Вред психиатрии

Ключевой правовой вопрос, который поднят в фильме – это заочное лишение дееспособности. По словам Президента Гражданской комиссии по правам человека Украины (ГКПЧ), Анастасии Вилинской: «Основная проблема в Украине с лишением дееспособности, это то, что в суде человек, которого лишают дееспособности, может даже не присутствовать».

Получается, что суд выносит вердикт, забрать абсолютно все права, превратить человека в собственность своего опекуна, при этом, даже не видя этого человека и не выслушивая его аргументы в свою защиту.

Юрист-криминалист Анна Маляр, подчеркнула следующее: «Щоб убезпечити людей від прожерливих родичів і був створений законопроект, який, нажаль, Верховна Рада ще не прийняла, про те що особа повинна бути, у будь-якому стані, присутня у судовому засіданні, для того щоб суддя бачив кого він позбавляє дієздатності».

На сегодня, с подачи главы Комитета Верховной Рады по вопросам здравоохранения, разработаны поправки к закону о психиатрической помощи, что дает надежду тысячам искалеченных судеб, о том, что положение дел с существованием недееспособных в Украине улучшится.

*****************************************
Если вы сами или ваши близкие пострадали в результате психиатрического вмешательства или лечения, пожалуйста, сообщите об этом в
Гражданскую комиссию по правам человека Украины:
+38 (067) 465-33-05
cchr@cchr.org.ua

Понравилось? Поделись!

Великорыбальский интернат: изнанка психиатрии (видео 18+)

7 августа 2014 в Одесской области была проведена проверка психоневрологического интерната. В состав комиссии входил представитель Гражданской комиссии по правам человека Украины. По результатам проверки была составлена резолюция, которую направили заместителю губернатора Одесской области. Год спустя мы сообщаем об изменениях в Великорыбальском интернате, ужасы которого стали известны далеко за пределами области.

Грязь, грибок на потолках и стенах, инфекционные заболевания, отсутствие  воды и канализации – это лишь вершина айсберга. Сами обитатели интерната представляли собой ужасное, жалкое зрелище. От нечеловеческих условий содержания, отвратительной пищи и издевательств со стороны персонала люди были сплошь в ранах и язвах. Самое печальное, что каждого из них вместо нормальной пищи закармливали сверхдозами психотропных препаратов. Это забирало  остатки здоровья и последнюю надежду. Государственные деньги, выделяемые на учреждение, растворялись вместе с пенсиями обитателей интерната.

После проверки заведения с участием представителя Гражданской комиссии по правам человека Украины в интернате сменилось руководство, после чего и произошли значительные перемены. Самым важным стало то, что пациентам перестали давать разрушающие человека психотропные препараты в качестве профилактического средства. Большая заслуга в этом известного в Одесской области правозащитника, Макаровой Татьяны Владимировны. Подробности в сюжете.

Если вам известны случаи злоупотреблений в психиатрии, вы или ваши знакомые пострадали от действий психиатров, то вы можете связаться с нами:

Украина, г. Киев, телефон:

  • +38 (067) 465-33-05,
  • +38 (067) 465-33-06

е-mail: info@cchr.org.ua

Понравилось? Поделись!

Систему психоневрологических интернатов Украины необходимо срочно реформировать. Новости Одессы

22 августа в пресс-центр Гражданской комиссии по правам человека Украины поступила информация о результатах работы специальной комиссии в Великобрыльском ПНИ Одесской области. Результаты проверки поразили бывалых экспертов, вскрыв вопиющие нарушения.

GKPCh

7 августа 2014 по инициативе Одесской областной государственной администрации была инициирована проверка в Великобрыльском психоневрологическом интернате. В состав группы вошли государственные служащие, представители ГО «Гражданская комиссия по правам человека» (ГО ГКПЧ) в Одесской области и известная правозащитница Татьяна Владимировна Макарова. По итогам проверки ГО ГКПЧ предоставила в обладминистрацию Одесской области резолюцию с рекомендациями для устранения многочисленных нарушений.

Особое внимание было направлено на то, что подопечные интерната не получают надлежащего медицинского лечения. Практически у всех отсутствуют зубы, люди жалуются на проблемы с желудком, мочеполовой системой и многие другие физические недуги. Отсутствие нормального ухода делает внешний вид этих людей устрашающим настолько, что они действительно похожи на умственно отсталых. Но общение с подопечными интерната даёт понять, что большая часть – вполне нормальные люди, способные четко излагать свои мысли и давать адекватные ответы на вопросы.

Комиссии обнаружила в интернате помещение типа «карцер», что свидетельствует о применении в интернате карательных мер, а такое недопустимо в цивилизованном мире. Из наблюдений уполномоченного ГКПЧ:

Мне запомнилась женщина, которая находилась в карцере. В её деле есть множество просьб о том, чтобы она могла выйти и несколько раз сама убегала из интерната.

Изучение дел подопечных интерната обнаружило факт, что многие удерживаются в нём насильно, против собственной воли.  И, поскольку большинство из них лишены дееспособности, а механизм восстановления дееспособности отсутствует, эти люди стали заложниками интерната. У них нет никакой возможности повернуть этот механизма вспять и вернуться в общество. Сама идея, что человек может выздороветь и восстановить свои права отсутствует и перечёркивается напрочь.

Одним из вопиющих нарушений является применение к подопечным Великобрыльского психоневрологического интерната сильнодействующих психотропных препаратов. Их назначает психиатра в самом интернате, но данное заведение не является медицинским учреждением и его прямая функция – реабилитировать своих подопечных. Такое недопустимо, и является карательной мерой – препараты, вызывая сильнейшие побочные эффекты, приносят человеку жуткие мучения.

Проверка личных дел подопечных обнаружила, что большинство решений суда о лишении дееспособности составлены с нарушениями закона. А именно: согласно ч.3  ст. 237 ГПК заявление о признании физической особы недееспособной может быть подано членами семьи, близкими родственниками (независимо от их совместного проживания) органом опеки и попечительства или психиатрическим заведением. В изученных решениях суда заявителями о лишении дееспособности часто выступают либо психоневрологический интернат, либо детский интернат в котором подопечные пребывали ранее. Но данные учреждения, как следует из приведённой статьи закона, не могут быть заявителями – это грубое нарушение законодательства.

Исследуя статистику реабилитации подопечных интерната, было обнаружено, что она нулевая! То есть НИ одного реабилитированного. Прямое назначение интерната – реабилитировать своих подопечных, но именно этот реальный результат, требуемый от таких заведений, отсутствует абсолютно.

По словам самих подопечных, их используют в качестве бесплатной рабочей силы. Люди работают по 9-12 часов в сутки, а при отказе их наказывают физически или закалывают психотропными препаратами, от которых люди испытывают сильнейшие муки. Такая эксплуатация подается под видом «трудотерапии», однако руководство интерната использует такой труд в целях личной наживы.

С некоторыми из подопечных удалось пообщаться и вот что говорит уполномоченный ГКПЧ:

На территории 7 корпуса, где расположен карцер, стоял специфический запах настолько сильный, что более 10 минут мы не смогли там находится. Я встретил женщину Л. И, общаясь с ней, не заметил серьезных отклонений в психике. Она не казалась больной и неадекватной. Она говорила все, что написано у неё в деле, что её сюда запер брат и что она не может отсюда выйти. Её речь не содержала  угроз или комментариев касательно персонала и данного учреждения.
Так же была еще одна подопечная С., которая совершенно не показывала никаких психических отклонений. Она говорит как нормальный человек и намерения и желания этого человека вполне адекватны. В её речи и действиях прослеживается рациональность и социальные принципы. Она не боялась говорить правду – одна из немногих
.

Материалы об обнаруженных нарушениях были тщательно изучены Одесской областной администрацией и Гражданская комиссия по правам человека Украины выражает искреннюю надежду, что в скором будущем можно будет наблюдать кардинальные изменения в устаревшей карательной системе психоневрологических интернатов Украины, оставшейся с советских времён.

Вилинская Анастасия
Президент ГО «Гражданская комиссия по правам человека»

За дополнительной информацией обращайтесь в ГКПЧ Украины
+38 (067) 465-33-05
+38 (067) 465-33-06
е-mail: info@cchr.org.ua

Понравилось? Поделись!

Долгий путь к спасению

На прошлой неделе в Киеве состоялось судебное заседание по нашумевшему делу Вероники Дудник. Решением суда ей был назначен второй опекун, что позволяет говорить о том, что у девушки впервые появился шанс на спасение.

Чем история Вероники привлекла столько внимания общественности? В прошлом году в Гражданскую комиссию по правам человека Украины поступили сведения о том, что 23-х летняя Вероника Дудник была принудительно помещена в психиатрическую лечебницу, лишена дееспособности и переведена на пожизненное содержание в ПНИ. В один день девушка лишилась всего и стала полностью принадлежать своему брату-опекуну, целиком завися от его решений и идей относительно своей личности. Обычная история, которых сотни, казалось бы… Однако именно её история стала темой передачи «Адреналин Life» Савика Шустера «Попасть в психушку и выжить».

Shuster

Более часа в студии шли жаркие дебаты, на которых присутствовали опекун Вероники – её родной брат, который и есть инициатор закрытия девушки в психушку, врачи-психиатры, правозащитники, юристы и Президент ГКПЧ Украины. Интересы самой Вероники, которая по известным одному лишь лечащему врачу причинам, не присутствовала в студии, представляла бывшая сотрудница Святошинского психоневрологического интерната (ПНИ) Оксана Кравченко. Это она помогла Веронике из полной изоляции в ПНИ связаться с внешним миром, что дало ход делу. Передача стоит того, чтобы посмотреть её полностью.

Сейчас по решению суда Веронике назначен второй опекун – её родной дядя – что позволяет предполагать, что у девушки впервые появился шанс на возврат себе своих законных прав. Чтобы этого добиться, ушёл ГОД работы юристов, вышло четыре сюжета на центральных телеканалах, полноценная передача уважаемого Савика Шустера и была проделана ещё масса работы. И как так получается, что в один момент молодая нормальная девушка незаконно была лишена всех своих прав (что и подтверждает косвенно решение суда), превратившись в вещь, принадлежащую своему единственному опекуну. Но чтобы это хоть как-то исправить ушёл год работы целой армии профессионалов? Что это за жуткий такой лабиринт – психиатрия, выбраться из которого практически невозможно?

Случайно оказавшись в кабинете психиатра, попав туда против своей воли по клеветническому заявлению от «сердобольных» родственников или соседей, любой из граждан рискует получить короткий росчерк пера от врача-психиатра, который в один момент сделает из человека вещь, принадлежащую кому-то.

Не пора ли вновь создаваемым государственным институтам обратить внимание и на эту область? Выяснить, по каким причинам происходят такие жуткие злоупотребления, нарушающие основные права и свободы граждан, и разработать программу, которая впредь не позволит этому маховику подминать под себя людские жизни. 

За дополнительной информацией обращайтесь:
Украина, г. Киев, телефон:
+38 (067) 465-33-05,
+38 (067) 465-33-06
е-mail: info@cchr.org.ua

Понравилось? Поделись!

Минздрав оказался крайним

Ситуация в деле о лишении трудоспособности Дмитрия Михайловича Дудыка дошла до абсурда. Департамент охраны здоровья Киева вынужден опираться на заключение врача-психиатра, который в этом деле не является нейтральной объективной стороной.

psih_4После выхода на Канале 1+1 сюжета о незаконном лишении дееспособности гражданина Дудыка Д. М., Ольге Дмитриевне Нетяга, благодаря которой этот случай нарушения прав стал известен, запретили его навещать. Директор психоневрологического интерната, где содержат Дмитрия Дудыка, распорядился никого к нему не пускать, кроме опекуна. Но опекун как раз и есть главная заинтересованная сторона, чтобы Дудык Д. М. больше никогда не вышел из стен интерната. Это главная идея сюжета, разоблачающего, что действительный диагноз пострадавшего звучит так: «квартира»!

Это ещё одни случай, ярко показывающий, как брешь в законе может сделать из человека вещь, принадлежащую его опекуну. Звучит ужасно, но это так! Существующая ныне форма опеки и несложная махинация врача-психиатра могут «устранить» из жизни любого человека. В нашем случае причиной «заболевания» Дмитрия Михайловича стала его квартира – обычная, не в центре столицы, но всё же недвижимость.

Абсурдность ситуации в том, что заместитель директора Департамента охраны здоровья Курмишов О. В. в ответе от 12.12.2013 № 061-10391/02.01 по заявлению Ольги Дмитриевны Нетяга опирается на то самое решение врача-психиатра, которое и стало причиной незаконного, но пожизненного закрытия гр. Дудыка в интернате. Однако за этим диагнозом нет ничего, кроме личного мнения «дипломированного специалиста»! Дмитрий Михайлович был забран насильно из собственной квартиры и помещён в психиатрическую больницу им. Павлова в Киеве, где его долгое время просто держали взаперти безо всякого лечения, затем заочно лишили дееспособности и перевели в интернат. Как он сам говорит в сюжете: «За всё время никакого лечения. А от чего меня лечить?».

Совершенно верно. В психиатрии НЕ существует никаких объективных медицинских показателей, и ни доказать, ни опровергнуть поставленный психиатром диагноз невозможно. В организме человека нет никаких биологических маркеров, которые указывали бы на наличие или отсутствие психического расстройства. Но наличие диплома врача-психиатра позволяет «вершить судьбы» на своё усмотрение. И Минздрав в этой ситуации оказывается крайним, опираясь на «логичные» обоснования психиатра, и объяснение, что теперь больной получает плановое лечение! Таким ловким ходом со стороны психиатрического заведения занавешивается первопричина, по которой здоровый человек не только стал «больным», но и был лишён своих гражданских прав, перейдя в собственность своего «опекуна».

Сюжет Канала 1+1 можно посмотреть по ссылке http://www.1plus1.ua/video/zdorovu-lyudinu-kinuli-u-psihlikarnyu-schob-zabrati-yiyi-kvartiru.html

За дополнительной информацией обращайтесь:
067-465-33-05, 067-465-33-06
e-mail: info@cchr.org.ua

Понравилось? Поделись!

Юристы признали необходимость реформирования законодательства Украины в сфере психиатрии

12 декабря в Киеве в рамках «Недели права» прошел круглый стол, на котором присутствовало более ста юристов, адвокатов и студентов юридических ВУЗов Украины.

Главной темой круглого стола стал вопрос заочного лишения граждан Украины дееспособности и отсутствие у таких лиц права восстановить её.

Krugliy stol

Круглый стол открыла президент Гражданской комиссии по правам человека Украины Анастасия Вилинская, которая рассказала о случаях обращения в Гражданскую комиссию, когда граждан заочно лишали дееспособности, и сейчас эти люди не имеют возможности подать заявление в суд о восстановлении своих прав.

Одним из вопиющих нарушений, по словам Анастасии Вилинской, является случай киевлянки Вероники Дудник. Молодая девушка была насильно помещена в психушку родным братом из-за того, что однажды затопила квартиру соседей. По заявлению брата она была сразу лишена дееспособности и отправлена в Святошинский психоневрологический интернат. Вероника не присутствовала на суде по лишению её дееспособности и не могла привести доказательства в свою защиту. Сейчас девушка лишена всех прав и не может выйти из интерната. Родители Вероники умерли, пока она находилась в психушке, а брат Алексей является её опекуном и главным наследником состоятельной семьи.

Г-жа Вилинская рассказала о другом типичном случае, произошедшем с Владимиром К., отец которого подал заявление в суд на лишение его дееспособности. Владимир также заочно был лишен дееспособности, после чего отец приобрел для него путевку на пожизненное помещение в психоневрологический интернат. Владимир ничего не может сделать, чтобы восстановить свои права – суд не принимает его заявлений. При этом он проживает отдельно от отца, самостоятельно ведет дела, и, по словам сожительницы, может заботиться о себе и окружающих.

Выступивший на круглом столе адвокат Олег Куприенко отметил, что в подавляющем большинстве случаев граждане, которых лишают дееспособности, не могут предоставить суду доказательства в свою защиту просто потому что их не уведомляют о судебном заседании по причине лишения их же дееспособности. Или такие лица предстают перед судом под воздействием психотропных препаратов, из-за чего суд не может вынести объективное решение.

Данный подход нарушает Конституцию Украины и нормы международного права, что подтверждает недавнее Решение Европейского суда по правам человека, вынесенное 30 мая 2013 года по делу Михайленко Натальи. В этом деле ЕСПЧ указал о нарушении Украиной доступа к правосудию лица, лишенного дееспособности и признал, что право на обращение в суд лица, лишенного дееспособности, должно существовать, поскольку такое право необходимо для защиты его самого, интересов других лиц и надлежащего осуществления правосудия.

Эксперт-криминолог и к.ю.н. Анна Маляр, взявшая слово после г-на Куприенко, сообщила, что в законодательство Украины должны быть внесены изменения, которые обяжут суды рассматривать дела о лишении граждан дееспособности только в присутствии самих граждан, в отношении которых подано заявление о лишении дееспособности. И также обязательным является внесение в действующее законодательство Украины поправок, которые будут давать возможность всем гражданам, лишенным дееспособности, подавать от своего лица заявление в суд о восстановлении дееспособности.

Результатом круглого стола стало принятие Резолюции, куда внесены предложения по изменению законодательства Украины. В ближайшее время документ будет направлен в Верховную Раду и Уполномоченному по правам человека Украины.

Выставка «ПСИХИАТРИЯ: ИНДУСТРИЯ СМЕРТИ», в рамках которой проходил круглый стол юристов, находится в Киевском Планетарии (рядом с м. «Олимпийская») и открыта ежедневно без выходных с 11:00 до 20:00 до 28 декабря. ВХОД СВОБОДНЫЙ.

Дополнительная информация по тел:
067-465-33-05
067-465-33-06
e-mail: info@cchr.org.ua

Понравилось? Поделись!

Незаконная медицина — Украина в Европейском суде

В последнюю неделю ГКПЧ Украины получила ряд обращений от граждан с историями о том, как на их жизнях и жизнях их близких отразилась встреча с психиатрией. Несколько цитат:

«Впервые с психиатрической, так званой «помощью» столкнулся в начале июля далёкого 1970 года, будучи студентом 3-го курса Львовского политеха. После нескольких периодических «лечений», увяз на долгие годы в тяжелом омуте психотропной зависимости так званых «лекарств», которые на протяжении двух десятилетий назначали мне, так званые врачи – психиатры советской школы психиатрии! Не буду здесь описывать все кошмары, которые мне лично пришлось пережить за 20 лет лжемедицинского, псевдонаучного «лечения» насильственной системы по массовому уничтожению интеллекта людей варварами-оборотнями в белых медицинских халатах, играющих роль «добродетелей». Врачи-психиатры, которым государство платило из народного бюджета стабильную зарплату за каждого изувеченного, изуродованного препаратами пациента, превращали их в психотропозависимое ЗОМБИ, с тяжелыми, необратимыми процессами общего самочувствия, полным отчуждением от общества, среды обитания и близких родственников!». Виктор Васильевич, пенсионер.

психушка

«Мою свекровь старший сын насильно посадили в машину скорой помощи во дворе ее дома в присутствии жильцов и поместил в психиатрическую больницу без ведома других ее троих детей. Мы узнали об этой ситуации от постороннего человека, которому небезразлична судьба мамы. Свекровь в 1963 г. получила производственную травму, и по этому случаю ей пришлось обследоваться в ПНД для назначения группы по инвалидности. По истечении 42-х лет в 2005 году ее сыну пришла идея положить ее в психушку и признать недееспособной по его заявлению. Уже прошло 7 лет, а свекровь до сих пор со слезами вспоминает свое пребывание в ПНД, где ее привязывали к кровати без сетки вниз лицом и били… Она, при ее весе 60-65 кг, весила меньше 45 кг, когда ее забрали. У нее нет документов, подтверждающих ее инвалидность, нет пенсионного, нет документов на квартиру. Бывший опекун забрал все документы. Мы восстановили ей только паспорт. Помогите вернуть свекрови ее права и дееспособность!». Ирина.

психиатрия украины

«После того как мне поставили диагноз, я понял уже тогда, что мне капец. Я продержался только потому, что имел большое и доброе сердце, которое, как настаивали психиатры, надо было лечить сначала сульпиридом, а потом амитриптилином, да всякой еще другой херней аж до галоперидола, которого я смог перенести аж полную капельницу и кучу уколов. Я перенес 3 электрошока в Павловке. Ощущение, как будто ты умер, и тебя не существует. Потом включаешься, ни хрена не чувствуешь, но со временем связи в голове восстанавливаются и ты можешь думать дальше. Эти шоки я делал лишь для того, чтобы создать видимость лечения и чтобы мне не начали делать его насильственно. Павловка 1-ое, потом 16-ое отделение. Сейчас живу, вернее существую, в селе. Один в старой хате. Ощущение: температуры нет, но из легких воняет, холодные конечности, голова как будто накалена. Я думаю, психика и нервная система просто раскалились, чтобы поддержать организм.  Я ни разу не спал нормально и не чувствовал спокойствия после прихода Главного убийцы. У меня не было никаких галлюцинаций, никаких навязчивых состояний, я не считал себя не Наполеоном или Иисусом Христом. Я пытался помочь другому человеку, как мог, а сам оказался в роли пациента. Знайте, я хотел жить все это время, которое боролся, и сейчас очень хочу. Мое сердце разорвется от желания жить и от того понимания, что скоро я умру в мучениях. Что бы это не было полностью напрасным, я и пишу это последними силами. Но даже сейчас я мог бы выздороветь, если бы не было психиатрии, как таковой, и был бы рядом врач, хотя бы кардиолог. Я понимаю тех детей в Америке, которые дохнут от антидепрессантов. Особенно меня поразил рассказ о девочке, которая была так счастлива и не могла усидеть на одном месте — ведь я тоже таким же был. Ей на этой основе поставили диагноз, а вскоре она умерла. Сердце разорвалось просто в библиотеке…». Алексей Я., Киев, 28 лет.

психиатрия

О чем говорят эти истории? О том, что психиатрия не только не является наукой и медициной, способной решать какие бы то ни было проблемы душевного здоровья, но также была и остается областью, где человек лишен всяческих прав и где с ним могут делать все что угодно. По большей части она соткана из грубейших нарушений прав человека и преступлений против личности. Подтверждением тому является очередной проигранный Украиной суд.

30 мая 2013 года Европейский суд, рассмотрев заявление гражданки Украины Натальи Михайленко, признал нарушением отсутствие у лица, лишенного дееспособности, доступа к процедуре восстановления дееспособности и удовлетворил справедливый иск: EUR 3.600 –  моральный ущерб и EUR 1.038 – судебные издержки.

Практически каждое обращение граждан в суд по психиатрическому делу, решается в пользу потерпевшего, то есть пациента. И если суд раз за разом обнаруживает нарушение прав человека психиатрами, то не пора ли в корне изменить ситуацию? Не настало ли время ввести в рамки Закона психиатрию, как явление?

Понравилось? Поделись!