Конец Днепровской «карательной психбольницы»

17 сентября 2018 года МОЗ официально сообщил о начале реорганизации Днепровской психиатрической больницы со строгим надзором.

Процесс реорганизации вскрыл шокирующие факты. В заведении содержится шестеро иностранцев, из которых лишь по одному было сделано сообщение консулу, как этого требует законодательство. Пятеро других содержатся в нарушение закона. Там же находятся четверо пациентов, по которым суд ещё в июне, июле и августе принял решение о переводе.

Жах совєцької каральної психіатрії, який досі живе у цьому закладі, переживають всі пацієнти, які там знаходяться. Умови, в яких живуть люди, принижують гідність і суперечать міжнародним нормативно-правовим актам про права людини. До вбиральні пацієнти ходять суворо за графіком, у двері туалетів вмонтоване вікно, а на ніч у палатах залишають увімкненим яскраве світло.

Так 31 июля написала в своём фейсбуке исполняющая обязанности министра охраны здоровья Украины Ульяна Супрун. Ранее, в июле 2018 года, в ходе рабочего визита в это учреждение она обнаружила архивные материалы, подтверждающие использование больницы в карательных целях. В период с 1968 по 1991 годы психиатрия использовалась здесь репрессивными органами для политических преследований и через это учреждение прошли известные диссиденты Анатолий Лупинос и Леонид Плющ.

Именно в «Днепровскую карательную» с диагнозом «вялотекущая шизофрения», которого не существовало более нигде в мире, попадали не угодные тогдашнему политическому режиму инакомыслящие из Молдовы, Беларуси, Украины и стран Балтии. К ним применяли психиатрическое насилие для подавления противной СССР философии свободы. Их тайно изолировали от общества, лишая надежды единомышленников и ломая противодействие системе. 19 августа омбудсмен Валерия Лутковская отправила Генпрокурору Украины Юрию Луценко обращение о необходимости расследовать карательную психиатрию в Днепре.

Реорганизация проводится в соответствии с обновлёнными требованиями Закона Украины «О психиатрической помощи». Её пациентов будут переводить в обычные стационары по месту жительства. Принудительные меры медицинского характера (не связанные с лишением свободы), должны совершаться в психиатрических заведениях в пределах административно-территориальной единицы жительства, по его желанию.

Значительную часть пациентов этого заведения со строгим надзором составляют те, кто был признан судом невменяемым на момент совершения преступления. Вместо лишения свободы в тюремных стенах, их содержат в психиатрическом заведении. И если преступник по окончании срока наказания выходит на свободу, то из этого заведения выйти было практически невозможно. Теперь пациенты имеют доступ к правосудию, и могут требовать пересмотра назначенных им принудительных мер.

Директор Украинского Хельсинского союза по правам человека Александр Павличенко так прокомментировал процесс реорганизации:

Анализ судебной практики 2017-2018 годов свидетельствует о достаточно активном применении судами нормы статьи 19 Закона в пользу лица, проходящего лечение, при принятии решений по заявлениям психиатрических больниц об изменении вида применения принудительных мер медицинского характера на оказание амбулаторной психиатрической помощи в принудительном порядке по месту проживания.

Мониторинговые визиты правозащитных организаций и Омбудсмена постоянно проявляли системные нарушения конституционных прав пациентов в психиатрических больницах со строгим наблюдением. Поэтому ликвидация таких учреждений как рудиментов советской карательной системы назрела давно.

Само по себе проникновение психиатрии в царство Фемиды произошло не так давно. В 1940 годах психиатры заявили о своём намерении внедриться в правосудие, чтобы внести «иную интерпретацию идеи правильного и неправильного и в конечном счёте вырвать эту идею с корнем». А в 1954 году Федеральный апелляционный суд Вашингтона принял постановление, по которому «умственно неполноценный человек не может нести уголовную ответственность за совершение противоправных действий». Это вызвало ликование в психиатрических кругах, о чём открыто заявлял психиатр Карл Меннингер. После этого решения и под влияние психиатрии система правосудия дала опасную трещину.

Демократию от тоталитарных режимов отличают принципы господства права. Граждане демократического государства рассчитывают на то, что система правосудия обеспечит их спокойствие и безопасность. Но справедливая система решения юридических вопросов была надломлена и количество свидетельств психиатров в судах выросло в разы, подрывая веру общества в быстрое и беспристрастное правосудие.

Только за последние четыре недели ГКПЧ было составлено и подано 360 заявлений и 92 жалобы о преступлениях психиатров и должностных лиц, включая судей и сотрудников следственных органов. Получено 61 законное судебное решение и принято участие в 71 судебном процессе. Подано 17 заявлений о преступлениях и предоставлено 13 юридических консультаций пострадавшим от действий психиатров.  Так сегодня происходит «реформа» Украинской психиатрии, и процесс приведения её к Европейским нормам гуманизма и обновленным положениям законодательства Украины.

Если вы или ваши близкие пострадали от действий психиатров, сообщайте в ГКПЧ Украины по тел. +38 (067) 465-3305; +38 (066) 803-5583 

Понравилось? Поделись!