Кабмин планирует раздавать украинцам антидепрессанты

Кабинет Министров Украины в бюджет на 2018 год готовит изменения программы «Доступні ліки» и планирует дополнительно потратить порядка 300 миллионов гривен на лекарства для украинцев. В проект включены три новых аспекта здоровья граждан (нозологии): хронические расстройства желудочно-кишечного тракта, анемия при беременности и… депрессивные состояния! И если забота о беременных и помощь страдающим расстройствами ЖКТ понятны без разъяснений, то с депрессией населения дела обстоят совсем иначе.

Заместитель Министра охраны здоровья Роман Илык так комментирует постановление:

«Доступні ліки» – це початок кардинальних змін у забезпечені громадян вільним доступом до ефективних та безпечних життєвонеобхідних ліків. У перспективі, ми плануємо, щоб кожен пацієнт був на 100% забезпечений ліками від найпоширеніших захворювань.

«Свободный доступ к эффективным, безопасным и жизненно необходимым», имеет ли этот критерий отношение к антидепрессантам? Эффективность лечения вызывает большие сомнения, а опасность побочных эффектов широко известна. Мы подвержены давлению жизни и можем испытывать стресс, но психиатры называют человеческие эмоции и поведение болезнями, которые следует «лечить», чтобы продавать препараты. Это ловкая маркетинговая компания, но не наука! Психиатр или психолог, выписывающий рецепт на антидепрессант, отправляет человека в иллюзорный мир, возвращение из которого сопряжено с болезненными и опасными побочными явлениями.

«Мы не знаем причин (психических болезней). У нас ещё
нет методов «лечения» этих болезней», – доктор Рекс Каудри, психиатр и директор Национального института психиатрии, 1995 год

«Времена, когда психиатры полагали, что они могут исцелить душевнобольных, прошли. В будущем психически больным придётся научиться мириться со своими болезнями», – Норман Сарториус, президент Всемирной психиатрической ассоциации, 1994 год

«Что такое излечение?.. Это просто термин, который мы не используем в медицинской (психиатрической) профессии», – доктор Джозеф Джонсон, психиатр во время дачи показаний в суде Калифорнии, 2003 год

Что собирается предложить Кабмин украинцам? Флуоксетин (прозак) печально известен в США случаями суицида и опасных вспышек агрессии. 70 судебных исков было подано к фармакологической компании Eli Lilly and Company по случаям, связанным с препаратом прозак (действующее вещество флуоксетин). В 2000 году сумма выплаченных компенсаций по таким искам составила $50 млн. В каждом из них утверждалось, что до назначения флуоксетина склонности к самоубийству у жертв не было. По внутренним документам Eli Lilly выявилось, что компания скрывала информацию о суицидах при клинических испытаниях, списывая их на передозировку или результат депрессии.

Фармацевтические компании скрывают подлинные данные и результаты клинических исследований антидепрессантов, что обнаружили эксперты Управления по надзору за пищевыми продуктами и лекарственными препаратами (Food and Drug Administration, FDA, USFDA) и независимые исследователи. Как минимум три компании: GlaxoSmithKline, Eli Lilly and Company и Pfizer фальсифицировали результаты, добавляя случаи суицида в группы с плацебо; не регистрировали события суицидального характера, не фиксировали случаи вскоре после отмены антидепрессантов и попросту скрывали нежелательные результаты.

Амитриптилин – второй из препаратов, которые своим постановлением Кабмин собирается выпустить в массы. Он относится к той же группе, что и прозак. Кто и с какой целью проталкивает в широкие массы препараты, от которых отказывается Запад и ограничивает использование Европа? Чуть больше месяца назад Дональд Трамп объявил чрезвычайное положение в США в связи с катастрофической ситуацией массового распространения легальных опиатов. Почти три миллиона американцев подсажены на наркотики, которые продаются как средства от депрессии или болеутоляющее. И каждый случай, когда кто-то приходит в школу или иное массовое место и устраивает там бойню, связан с приёмом антидепрессантов или их отменой.

Надо ли украинцам повторять печальный опыт других стран? Оборот фармкомпаний на психиатрических препаратах и антидепрессантах составляет $80 миллиардов в год. Кто останется в выигрыше, подсаживая нацию на антидепрессанты за  деньги из бюджета страны? Разве не осталось у нас в Здравоохранении очевидных проблем, требующих финансирования?

Понравилось? Поделись!