Особенности детской психиатрии

Сегодня всё больше людей боятся обращаться в психиатрию. Пугает знаменитый психиатрический учёт, который может лишить права выезжать за границу, водить машину или ограничить ряд профессий для человека. Численность обращений людей, особенно в психбольницы, падает. И поэтому возраст людей, которые подлежат первичному психиатрическому обследованию, катастрофически снижается.

Психиатры могут обследовать детей, начиная с двух лет! Мыслящие люди (психиатры) смеются над этим. Невозможно обследовать ребёнка в таком возрасте. Психиатрия – вербальная специальность. Маленький человечек должен что-то рассказать о своих переживаниях, чтобы ему можно было поставить диагноз. Но есть и другие. Так одна дама, по сути – садистка, развивает идеи невербальной психиатрии. Вас можно не слушать, а наблюдать признаки поведения – движения, манеру ходить, держать голову – и на этой основе ставить вам диагноз «шизофрения». Это смешно и не выдерживает никакой критики.

Специально для ГКПЧ Украины А.Г. Данилин даёт интервью об особенностях детской психиатрии.

Но, поскольку это медицина, и правящие мира сего лазить в неё не хотят, в этом большом «шизофреническом поле» можно творить всё, что угодно. Почему? Потому что какого «призрака» себе сформирует психиатр, тот и будет. К детям прилеплять такого невербального призрака особенно удобно. Они же ничего возразить не могут и от лечения не откажутся.

Это самый распространённый приём. «Почему, доктор, вы назначаете такие серьёзные таблетки?». «Не спрашивайте! Я точно знаю – здесь БУДЕТ шизофрения. Я это чувствую!»…

Если родители начнут давать препараты (нейролептики), то возникает замкнутый круг. Препараты будут нарушать развитие ребёнка. Каждый из препаратов имеет свой тематический спектр действия. Вы будете приходить к врачу, и он будет злорадно усмехаться: « Ну, я же вам говорил, что здесь будет шизофрения? Вот вам и шизофрения». Но эффект от самих препаратов останется за кадром.

Самое страшное – внутренняя позиция родителя. Мы сами не очень готовы, чтобы дети были детьми. Не все это говорят, но сейчам бытует мннеие, что ребёнок должен быть «удобным». Должен быть тихим, послушным и выполнять то, что от него требуют родители. Однако ребёнок любого возраста – это свободное существо, который ничего никому не должен. Но родители часто с этим не согласны. И они надеются на то, что всё произойдёт само собой: «Мы же приличные люди, и он таким вырастет». А если он не так себя ведёт, то его можно наказать, ограничить и т.д..

Если ребёнок упорно ведёт себя не так, то взволнованные мамы и папы бегут к психиатрам и там ставят в лучшем случае аутизм, в худшем – сразу шизофрению. Обычно «добрый доктор Ай-Болит» прямо так откровенно маме и сообщает: «Здесь будет шизофрения!». Узнав о таком страшном диагнозе, мама пугается и начинает принимать САМЫЕ ОБЫЧНЫЕ проявления человеческого сознания за психическую болезнь.

У любого ребёнка буйно развито воображение и то, что в нём происходит после просмотра мультфильмов или детских соцсетей, он будет выдавать за реальность. Самый известный пример – выдуманный друг. Об этом написано масса книг и рекомендаций, что ни в коем случае не следует разубеждать ребёнка в существовании этого друга. Во всём мире это считается НОРМАЛЬНЫМ феноменом, очень хорошо описано и никто не собирается его лечить. Но у нас это считается признаком шизофрении. А поскольку родитель не врач и будет изо всех сил пытаться «не думать о белой обезьяне», то у нас начинается то, что по любому поводу родитель бежит к доктору.

  • «Она у меня шейку чешет. Это не шизофрения?»
  • «Она сегодня плохо спала и во сне с кем-то разговаривала. Это не шизофрения?»

Потому что есть люди в белых халатах, профессора и академики, которые качают головами, ничего не объясняют – что очень страшно – и говорят: «Ну, пейте таблетки». А когда такие препараты пытаются отменять за ненадобностью, то человек пытается находить в себе или своём ребёнке признаки шизофрении. Таково свойство нашего противоречивого мышления под воздействием «белой обезьяны» – диагноза психиатра. Он скашивает глаза и говорит: «Это шизофрения. Но вы не волнуйтесь! Вам надо срочно лечь в больницу».

Разница между взрослыми и детьми в том, что отделение своей личности от происходящего с ним, как механизм психологической защиты, взрослый делает сам. А за ребёнка это делают родители. Они за ним следят и ищут признаки шизофрении. Психиатру даже ничего придумывать не надо, родители сами всё расскажут.

Психиатрический диагноз ребёнку – призрак, который простейшими способами подсаживается в человеческое восприятие. Вот и всё.

Если вы столкнулись с нарушением прав в психиатрии, и вам или вашим близким нужна помощь, звоните +38 (067) 465-3305; +38 (066) 803-5583

Понравилось? Поделись!