Спасён от принудительного лечения в психушке

При содействии Гражданской комиссии по правам человека (ГКПЧ) Марине П. удалось спасти супруга от принудительного лечения в психиатрической больницы, куда его упрятала собственная мать.

принудительное лечение фото

20 апреля в офис ГКПЧ Украины в Киеве поступило обращение от Марины. Она сообщала, что её супруга Николая (имена изменены) насильно забрали в психиатрическую больницу им. Павлова и не позволяют с ним увидеться. Ранее, в феврале у Николая случилась черепно-мозговую травма. В период операции и лечения он был под опекой матери, которая препятствовала его отношениям с Мариной и не давала им встречаться. Когда здоровье Николая улучшилось, и последствия травмы остались позади, мать не смогла более удерживать сына своими силами и прибегла к помощи санитаров психиатрической бригады. Николая без долгих разговоров увезли в закрытый стационар – сценарий использования психиатрии в карательных целях сработал безотказно. Однако никаких психических расстройств и жалоб никогда ранее Николай не имел и к психиатрам не обращался. По словам Марины, причиной его принудительной госпитализации и отказа в посещении, стало то, что «мама написала заявление, что бы никого к нему не пускали».

Есть несколько случаев принудительной (недобровольной) госпитализации в психиатрическую больницу. Если такое случилось, самостоятельно выбраться из психушки практически невозможно. Но родственник, друг или даже просто знакомый могут помочь, если сделают ряд простых действий. Вот типичные варианты принудительной психиатрической госпитализации:

  • Человек сам обратился к психиатру, но через время решил отказаться от лечения. Если его не выпускают из психиатрической больницы, то с этого самого момента его госпитализация рассматривается как принудительная.
  • Человека силой доставили в психиатрическую больницу, и под давлением психиатров он подписал согласие на госпитализацию и лечение. Хотя в действительности не хочет лечения в стационаре.
  • Человека насильно доставили в психиатрическую больницу и без подписанного согласия на госпитализацию его удерживают и лечат.

В нашем случае была принудительная госпитализация без подписанного согласия на лечение. В теории Николай должен написать об этом заявление главному врачу и вопрос будет решён. Но в этом и была проблема: Николая полностью изолировали от внешнего мира и соблюдать его законные права не спешили. Марина связалась с правозащитником из ГКПЧ Украины и получила исчерпывающую инструкцию о том, как можно действовать для достижения результата. Первое, что она сделала – написала от своего имени заявление главному врачу больницы о незаконной госпитализации и нарушении прав пациента, предусмотренных статьями 3, 4, 5, 25 и 26 Закона Украины о психиатрической помощи. Заявление она подала через канцелярию: один экземпляр оставила в больнице, а второй с датой принятия заявления и входящим номером оставила у себя и с ним 21 апреля отправилась к заведующей отделением.

Но заведующая отделением не пожелала её слушать и, сославшись на заявление матери «никого к нему не пускать», просто-напросто захлопнула перед Мариной дверь. Будучи в тесном взаимодействии с ГКПЧ Марина не отступила, а отправилась прямо к главному врачу. Сообщила ему, что ей запрещают навещать мужа и что его содержание здесь происходит с нарушением закона и прав человека. Главврач изучил заявление, вник в ситуацию и, узрев нарушения в действиях сотрудников Павловки, распорядился разрешить Марине посетить её гражданского мужа Николая.

Прямо в палате Николай с помощью Марины и в соответствие с рекомендациями сотрудника Гражданской комиссии по правам человека написал заявление о незаконности помещения его в психиатрический стационар. И уже через час они оба были дома. К счастью, эта история завершилась быстро и благополучно. А что могло случиться с человеком, не действуй Марина решительно и не требуя соблюдения прав и законов? Какая участь ожидала психически здорового человека, которому просто по желанию родственника могли назначить принудительное лечение опаснейшими психиатрическими препаратами? И каким образом продолжает существовать эта система пожизненного заключения в закрытых психиатрических заведениях? Вопросов много. Но какие выводы уже можно сделать из этой истории:

Главное: психиатрия по-прежнему остаётся карательным институтом под удар которого может попасть любой неугодный кому-то человек.

Второй важный момент: сотрудники психиатрических заведений понимают, что их действия далеко не всегда правомерны и одна лишь настойчивость Марины заставила главврача признать эти нарушение и исправить ситуацию.

И последнее: действуя решительно и по букве закона, можно добиться соблюдения ваших прав психиатрами, прекратить произвол и спасти близкого человека, если он вдруг стал жертвой злоупотреблений со стороны психиатрической системы.

*****************************************
Если вы сами или ваши близкие пострадали в результате психиатрического вмешательства или лечения, пожалуйста, сообщите об этом в Гражданскую комиссию по правам человека Украины:

  • +38 (067) 465-3305
  • +38 (066) 803-5583
    info@cchr.org.ua
Понравилось? Поделись!

Кто над кем начальник? Психиатр «консультирует» Минздрав

31 июля 2013 года в Гражданскую комиссию по правам человека поступило заявление от Генчевой Валентины Александровны с просьбой защитить её права и права её сына, которые были нарушены в области психиатрии.

История Валентины Александровны наглядно раскрывает хитро спланированную 1260850501_1182266392систему, в которой может оказаться обычный человек, и из которой выбраться самому практически невозможно. Рассмотрим факты этого случая без утаивания фамилий, дат, используя цитаты, и проследим по цепочке, кто создает этого зверя под названием «карательная психиатрия в Украине».

В апреле 2012 года Валентина Александровна отправила письмо в Управление здравохранения Запорожской облгосадминистрации с просьбой помочь её сыну. Дело в том, что её сын неоднократно находился на лечении у психиатров. Ему ставили разные диагнозы и назначали всё новые и новые сильнодействующие психотропные препараты, но его состояние только ухудшалось. Чтобы найти ответ, что же с её сыном, Валентина обратилась к медицинским специалистам – не психиатрам, – и с их помощью удалось выяснить, что болезнь имеет не психиатрический характер. Проблема её сына кроется в теле, он болен токсоплазмозом (паразитарное заболевание), который необходимо лечить. Принимать в этом случае психотропы – всё равно что пить Боржоми от простуды, только Боржоми не вызывает сильнейших побочных эффектов и не разрушает организм и его функции.

После этого Валентина обратилась к психиатрам, чтобы они отменили лечение психотропными препаратами и назначили эффективное лечение заболевания тела – токсоплазмоза. 27.04.2012 на она получила ответ главного врача областной клинической психиатрической больницы г. Запорожья Ф.В. Паталах:

«… лікування здійснюється згідно протоколів надання психіатричної допомоги. Інші факти, які викладені Вами в зверненні до управління охорони здоров’я Запорізької облдержадміністрації носять хворобливий характер. Пропонуємо, за згодою, у зручний час, звернутися до обласної клінічної психіатричної лікарні, де Вам буде надана медична допомога у повному обсязі за бюджетні кошти»

Интересно то, что мистер Паталах оценил состояние здоровья самой Валентины, предложив психиатрическое лечение ей самой, лишь на основании письма, в котором она просит помощи для сына.

1373982902_zaporozhskuyu-aktivistku-sud-otpravil-na-prinuditelnoe-lechenie-v-psihbolnicu

Валентина Александровна направляет обращение на имя Президента Украины и в Управление здравоохранения Запорожской области с просьбой оказать ее сыну квалифицированную медицинскую помощь. А 17.05.2012 получает ответ от того же Ф. В. Паталах, в котором он снова предлагает психиатрическое лечение самой Валентине:

«… лікування здійснюється згідно протоколів надання психіатричної допомоги. Інші факти, які викладені Вами в зверненні до управління охорони здоров’я Запорізької облдержадміністрації носять хворобливий характер. Пропонуємо, за згодою, у зручний час, звернутися до обласної клінічної психіатричної лікарні, де Вам буде надана медична допомога у повному обсязі за бюджетні кошти»

Следующий факт продолжает эту цепочку, ведущую от главного врача психбольницы Ф. В. Паталах, к начальнику Управления здравоохранения Запорожской области А. Г. Запорожченко. В письме от 04.07.2012 господин Запорожченко пишет:

«Управління охорони здоров’я Запорізької облдержадміністрації уважно розглянуло Ваше звернення до Генеральної прокуратури…»,

заканчивая письмо знакомой уже фразой:

«Шановна Валентино Олександрівна! За висновками фахівців, Ваші вимоги щодо скасування призначеного лікарського засобу «зіпрекса», у зв’язку з тим, що вони шкодять здоров’ю та проведення плазмоферезу сину носять хворобливий характер. Пропонуємо, за згодою, у зручний час, звернутися до обласної клінічної психіатричної лікарні, де Вам буде надана медична допомога у повному обсязі за бюджетні кошти».

Не трудно заметить, чей ответ дублируется в письме Запорожченко. Валентина Генчева обратилась за помощью к начальнику Управления, как к высшему органу, но получила, по сути, ответ от того же В. Ф. Паталах, только с подписью господина Запорожченко.

Не думаю, что найдется хоть один человек в Украине, который согласится, чтобы ему поставили диагноз лишь по одному его письму. Но психиатры, как видите, делают это, используя данное им государством право выносить решения о других людях, которые доверяют им свои жизни.

Что ж, это не последнее письмо, и список лиц, имеющих к этому отношение, не заканчивается Паталахом и Запорожченко. К ним присоединяется господин В. Г. Казека, директор Департамента здравоохранения Запорожской областной госадминистрации. В своём письме к Валентине Александровне он пишет:

«…на думку фахівців чергові Ваші вимоги щодо направлення на лікування за кордон, скасування призначеного лікування нейролептиками, які приводять до невиліковної медикаментозної залежності, наявність у сина гепатиту носять хворобливий характер…»

Не сложно увидеть, у какого специалиста господин Казека запрашивал информацию. Понимаете, как получается? Вы, не находя справедливости, идете к высшим органам власти, а они, в свою очередь, ссылаются на мнение человека с которым вы не согласны, и из-за которого и обращаетесь к этим органам власти. Вы обращаетесь еще выше, но получаете опять то же самое мнение. Такая вот цепочка.

4Обратившись за помощью, в надежде помочь своему сыну, Валентина сама оказывается в опасном положении и рискует получить диагноз от лжеспециалистов, которые, судя по всему, долго обучались ставить их заочно. Не выходя из кабинетов, выражать своё, ничем не подкреплённое личное мнение о психическом здоровье человека, основываясь лишь на его письме. Таких специалистов защищают дипломы и лицензии, дающие им право решать кто здоров, а кто нет.

Совсем недавно СМИ горели историей Раисы Радченко, которая была подвергнута принудительному психиатрическому лечению за свои правозащитные позиции. Она, также как и Валентина, активно отстаивала свои права и права других людей. Только благодаря вмешательству Валерии Лутковской, уполномоченной Верховной Рады Украины по правам человека, Раису Радченко выпустили, отменив приказ о принудительной госпитализации.

Сейчас, Валентина Генчева, стараясь помочь своему сыну, оказывается в подобной ситуации. И характер ее действий называют «…хворобливим…». Неужели в нашей стране для того, чтобы тебе помогли, а твои права соблюдались и не были ущемлены, необходимо обязательное вмешательство уполномоченного по правам человека?

Понравилось? Поделись!