Европейский суд защищает украинцев от психиатрии

Граждане Украины вынуждены искать защиту от психиатрического произвола в Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ). По каким-то причинам в Украине психиатры действуют противоправно и не несут за это ответственность. И только ЕСПЧ является инстанцией, где некоторым из пострадавших от действий психиатров удаётся добиться защиты своих прав.


Так было в 2013 году, когда ЕСПЧ вынес решения сразу по двум делам, направленным туда при содействии ГКПЧ. Так было в деле Анатолия Руденко – незаконность его госпитализации в психиатрическое заведение признал ЕСПЧ через много лет борьбы и лишений. В мае 2013 года ЕСПЧ удовлетворил справедливый иск на EUR 3.600 – моральный ущерб и EUR 1.038 – судебные издержки, поданный украинкой Н. Михайленко. Раз за разом Украина, благодаря отсутствию разумных правовых норм и какой бы то ни было научности в подходах психиатров, проигрывает суды, неся издержки и теряя доверие и авторитет у своих граждан.

Общественные организации, включая ГКПЧ, отдельные правозащитники, Хельсинская группа по правам человека и рядовые граждане выражают своё несогласие с произволом, который позволяет себе в отношении прав человека и законности врач-психиатр. Возможно, именно поэтому события, связанные с реформирование Днепровского психиатрического учреждения со строгим надзором вызывают такой резонанс. Деятельность судебно-психиатрических экспертиз сложно назвать объективной или обоснованной, а условия пребывания в этом учреждении остались на уровне карательного психиатрического прошлого времён СССР.

В октябре 2014 Геннадий Спивак, благодаря усилиям адвоката и личной смелости, впервые за всю историю «Днепровского строгача» сумел через суд добиться прекращения принудительных мер и освобождения из этого заведения. Ранее, по заключению комплексной психиатрической экспертизы он был направлен на принудительное лечение. В больнице ему был установлен психиатрический диагноз и назначено психиатрическое лечение. Но по свидетельствам самого Спивака это лечение не только не помогало, но и приносило физическое и психоэмоциональное страдание.

Кроме того Управлением Национальной полиции по Днепропетровской области было возбуждено уголовное производство о незаконном лишении свободы. Главный врач отказался выполнить решение суда о прекращении пребывания Геннадия Спивака в лечебном учреждении сразу, подавал апелляции и пытался получать разъяснения. Из-за этого Спивак находился в больнице после вступления решение в законную силу. Освободили Геннадия в 2015 году, и он провёл в больнице около двух лет.

Срок применения к лицу медицинских мер принудительного характера нигде в законодательство чётко не указан. Потому ни сам пациент, ни суд, ни врач не могут сказать, сколько именно времени будет находиться лицо в этом учреждении охраны здоровья. Такое положение дел было удобно для выполнения заведением функций карательной психиатрии и подавления гражданских свобод при СССР. И до сих пор объективная и беспристрастная система, которая могла бы выяснить, необходимо или нет государственное принуждение в отношении конкретного лица, в Украине не внедрена.

Как утверждает Сергей Шум ­– руководитель комиссии по реорганизации заведения – предоставление психологической помощи для реабилитации пациентом не менее важна, чем психиатрическое лечение.

Видео. Ульяна Супрун нанесла визит в Днепровскую психушку строго надзора в феврале 2017, положив начало реорганизации учреждения

Одним из элементарных факторов отсутствия достаточной психологической помощи являются тяжёлые условия пребывания пациентов в Днепровской психиатрической больнице строго надзора и злоупотребления при использовании препаратов. Нередки случаи применения сверхвысоких доз психиатрических препаратов и методов в карательных целях.

Об этом в интервью РАДИО НВ свидетельствует Г. Спивак:

«Даже если пациент или родственники начинают эту нелегкую борьбу с данной больницей, то это все отражается в первую очередь на самом пациенте и его пребывании там, на отношении персонала, даже в элементарном — будут ли выпускать в туалет там. Малейшая жалоба на какие-то бытовые вопросы или еще что-то, если ты начинаешь как бы более настойчиво добиваться своих требований, то врачи это сразу классифицируют как то, что болезнь начинает прогрессировать, и увеличивают дозировку препаратов»

  • Для ГКПЧ Геннадий дал краткое пояснение, с какими трудностями сталкиваются граждане в ходе реорганизации.

С пациентами, по мнению Шума, должна работать команда из психолога, социального работника и психиатра, что позволит личности реабилитироваться и вернуться к нормальной жизни. Сегодня же психиатр имеет доминирующее и часто небезопасное для здоровья пациента влияние, штат психологов из четырёх человек катастрофически мал.

Ульяна Супрун – исполняющая обязанности Министра здравоохранения Украины задала главному врачу Днепровской психиатрической больницы строгого режима Анатолию Кушниру резонный вопрос о том, почему он, как тот, кто отвечает за пациентов, не имеет собственного видения и инициатив, как улучшить их содержание.

По словам Кушнира в больнице происходили изменения, но каждый раз под давлением омбудсмена, министерства здравоохранения или отдельных граждан, как в нашем случае. Однако собственного намерения улучшить жизнь пациентов и повлиять на несовершенное законодательство, чтобы не оставалось места для нарушения прав человека, руководство больницы не проявляет. А судя по тому, как происходит процесс реорганизации учреждения, имеет место даже саботаж.

Это случай ещё раз показывает, как психиатрия своими методами из прошлого века создаёт ситуацию, при которой граждане страны вынуждены добиваться защиты от своей же страны в Европейском Суде по правам человека. Очевидно, что психиатрическая система нуждается в значительных реформах. Е

Понравилось? Поделись!

Кому выгоден статус-кво в психиатрии?

Реорганизация Днепровской психиатрической больницы началась в сентябре 2018 года. И. о. министра здравоохранения У. Супрун ещё в феврале 2017 обнаружила в одном из отделений учреждения архивные документы, подтверждающие преступления карательной психиатрии Советского периода. Однако процесс реорганизации вязнет в хитросплетениях судебной и исполнительной власти.

Около 650 человек находятся сейчас на принудительном лечении в Днепровской психиатрической больнице со строгим наблюдением. Суд признал их неподсудными из-за наличия у них психических расстройств, и направил на лечение. Однако далеко за пределами Украины это учреждение печально известно своим жестоким отношением к пациентам и их полным бесправием.

Это тот самый карательный придаток советской системы. Возможно, там до сих работают те же самые люди, которые в период 70-80-х годов пытали диссидентов Анатолия Лупинос и Леонида Плюща сверхдозами психиатрических препаратов, пытаясь заставить их отказаться от «антисоветских настроений».

По свидетельствам тех, кто находится или находился в этом учреждении, условия содержания там жуткие, а законы и права не соблюдаются. Это своего рода концентрационный лагерь, незаметно мутировавший в лечебное заведение. Такого рода учреждений в цивилизованном мире не существует! Но у нас процесс реорганизации этого советского психиатрического пережитка застрял по непонятным причинам.

Это тёмное пятно прошлого. Без осознания её ужасной роли в притеснениях и убийствах свободомыслящих людей, без коренной реорганизации самого подхода, сложно ожидать положительных изменений в и без того слишком неоднозначной области судебно-психиатрической экспертизы.

По действующему закону «О психиатрической помощи» принудительное лечение должно проводиться по месту регистрации. Однако более 300 заявлений пациентов о переводе в регионы проживания остаются без ответа. Как свидетельствуют очевидцы, суд не пересматривает дела, а каждые полгода автоматом продлевает содержание. Судья не глядя может подписать пачку из 50-60 дел, которые ему «привезли для продления».

Ещё в 2011 году происходящее в этом учреждении Председатель правления Экспертного центра по правам человека Юрий Белоусов оценивал, как несоответствующее назначению учреждения. Через полгода-год у человека может наблюдаться положительная динамика, и он может быть переведён на более мягкие условия содержания по месту жительства. Но здесь человека удерживают так, как если бы он отбывал наказание в тюрьме: 8-10 и более лет. Или он может оставаться здесь столько, сколько решит психиатр.

Но ведь это не тюрьма – это лечебное заведение! И критерием должна быть динамика улучшений у человека, а не приговор. Хотя и внешне и внутри оно больше похоже на замок инквизиции. Низкие потолки, узкие коридоры, решётки, и тюремный режим. Кроме того внутри заведения действуют карательные меры. Малейший «залёт», как например больше, чем положено сигарет, и 10 уколов препарата, от которого тебе плохо, крутит руки, не можешь усидеть на месте, тело ломит, неконтролируемые движения и тяжёлые последствия для здоровья в целом, обеспечены.

Так в Днепровском «строгаче» находится глубоко пожилая женщина, которой около 85 лет. Она не может сама передвигаться. По мнению врачей и суда, эта бабушка опасна для окружающих. Иначе, почему её продолжают удерживать на строгом режиме с принудительным лечением? Или история Геннадия Спивака – пока единственный случай, когда удалось прекратить принудительное лечение через суд. Важную роль в этом сыграл адвокат. Но даже при вступившем в силу решении суда о прекращении лечения, Спивака продолжали удерживать более двух недель. И только вмешательство прокуратуры и уполномоченного по правам человека при Верховной Раде позволило ему покинуть заведение.

Реорганизация этого учреждения, как мрачнейшего наследия прошлого, необходима. По словам Роберта Ван Ворена – Генерального секретаря международной организации «Глобальная инициатива в психиатрии», в Литве всю систему судебно-психиатрической помощи реорганизовали за пять лет. Была создана больниц в Рокишкис, заново обучен персонал, введены программы реабилитации и ресоциализации. Пациентов готовят к возвращению в общество и дают профессию.

Руководитель комиссии по реорганизации Украинской психиатрической больницы строгого надзора в Днепре Сергей Шум говорит о том, что 12 больниц уже определены и в них будут все три режима содержания. И что готовность этих больниц принимать пациентов полностью зависит от руководителей больниц. Но процесс саботируется на местах.

Гражданская комиссия по правам человека просит власть обратить самое пристальное внимание на то, что на самом деле происходит в Днепре. В том самом месте, которое называют не иначе, как «Ад на земле». Степень цивилизованности общества можно определить по его отношению к социально незащищённому населению. Недееспособные и душевно больные представляют особую категорию. В ней люди часто оказываются с нарушением их прав, в результате мошенничества заинтересованных лиц или даже уголовного преступления против них. Психиатрические заведения страны требуют самых решительных реформ. И отдельное место в этом занимает Днепровская психиатрическая больница строгого надзора.

Понравилось? Поделись!

ГКПЧ отмечает 50-летие искоренения психиатрического насилия

19 апреля 2019 CCHR International – Наблюдатель за индустрией психического здоровья. В свою 50-ю годовщину Гражданская комиссия по правам человека награждает за выдающиеся достижения.

Правозащитники, законодатели, врачи, адвокаты и общественные деятели со всего мира собрались 13 апреля в отеле Langham в Пасадене на празднование 50-й годовщины Гражданской комиссии по правам человека (ГКПЧ) и вручения наград в области прав человека. Десятки воззваний, благодарностей и поздравительных писем со стороны правительственных и общественных групп, подтверждают эту веху и свидетельствуют о больших достижениях ГКПЧ в области прав человека.

«Работа ГКПЧ необходима, если мы хотим противостоять бесконечной пропаганде антигуманной психиатрии и идее о том, что несчастные или проблемные молодые люди должны быть лишены своих прав человека и принуждены подчиняться», – Найл МакЛарен, психиатр, Австралия.

«ГКПЧ имеет давнюю историю смело и беспощадно бороться за права человека. Она был причиной многих великих реформ, которые теперь защищают пациентов от жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения, как это записано в ст. 5 Всеобщей декларации прав человека», – Олег Килкевич, преподаватель сестринского дела, колледж США

«Если вы скажете, что я чего-то добился для детей, которых неправильно диагностировали и неправильно лечили, то я добавлю, что это было возможно, благодаря хорошей информация и документам, которые я получал от ГКПЧ », – Профессор Лотар Краппманн, бывший член Комитета ООН по Правам ребенка.

Каждый год ГКПЧ награждает лиц, проявивших образцовое мужество в борьбе за восстановление основных прав человека в области психического здоровья.

В этом году лауреатами премии CCHR в области прав человека были:

  • Адвокат Энди Викери, лауреат премии CCHR по правам человека 2019 года

Более 30 лет техасский адвокат Энди Викери судился с фармацевтическими компаниями по психотропным препаратам, вызывающим насилие и самоубийства. Его удовлетворённый иск в размере 6,4 млн. долларов США для семьи человека, который убил трёх родственников и себя самого после приема антидепрессанта Паксил, пробило защитную броню отрасли.

Принимая награду, Викери сказала: «В этом году ГКПЧ празднует 50-ю годовщину Великой Правды. И я имею в виду непопулярную, но важную для людей правду, когда те, кто находятся у власти, могут не захотеть её слышать. Я воздаю вам должное за самоотверженность и упорство, и аплодирую усилиям постоянной поддержке от ГКПЧ».

  • Режиссер Кевин П. Миллер, лауреат Премии CCHR за права человека 2019 года

Сценарист, продюсер и режиссер Кевин Миллер представил исследования глубоких и мучительных разрушений психотропными наркотиками в своих неповторимых документальных фильмах «Поколение Rx» и «Письма из поколения Rx». Миллионы назначенных антидепрессантов и психотропных препаратов вскрыли их большую опасность. Фильмы рассказывают истории тысяч людей, которые испытали этот вред на себе.

«Мы должны погрузиться в жизни других людей, которые стали жертвами или понесли невероятную утрату», – сказал Миллер. «Мужество – это то, что мы все чтим этим вечером, чествуя ГКПЧ и всё, за что они выступают и поддерживают, в эту 50-ю годовщину защиты прав человека».

  • Детройтский адвокат по гражданским правам, Эллисон Фолмар

Адвокат Эллисон Фольмар выступила на торжестве со специальным обращением: «Как юрист по гражданским правам, который работал с ГКПЧ в течение многих лет, для меня большая честь быть на праздновании 50 лет борьбы ГКПЧ за справедливость и свободы в системе психического здоровья». Госпожа Фольмар сказала, что ей выпала честь стать членом консультативного совета CCHR International: «Присоединение к этой престижной группе советников вдохновило меня на создание ещё большей армии адвокатов, которые будут сражаться вместе с ГКПЧ. Слишком много родителей, слишком много семей пострадало от психиатрической деятельности, было введено в заблуждение, им угрожали, принуждали и принуждают».

В 1969 году Гражданская комиссия по правам человека была учреждена Церковью Саентологии и профессором психиатрии доктором Томасом Сасом. Первый случай злоупотребления касался тяжелого положения венгерского беженца Виктора Дьёри, который принудительно содержался в больнице Хаверфорд в Пенсильвании. Психиатры диагностировали ему «шизофрению» за то, что он «мямлил невнятно». Дьёри был насильно подвергнут электрошоку. ГКПЧ подала судебный иск, и д-р Сас показал, что «мямлющий» Дьёри просто говорил по-венгерски. ГКПЧ добилась его освобождения из больницы.

Как соучредитель ГКПЧ, покойный Томас Сас заявлял: «Задача, которую мы ставим перед собой, – борьба с психиатрическим принуждением, – очень важна. Это благородная задача, которую мы должны достигать, независимо от препятствий. Наша совесть, не меньше, требует этого от нас».

Коротко о некоторых достижениях за 50 лет:

В начале 1970-х годов в Южной Африке при апартеиде ГКПЧ обнаружила, что психиатры заключили в тюрьму 10 000 чернокожих и использовали их в качестве рабского труда. ГКПЧ задокументировала преступления, включая электрошоковых пациентов без анестезии, которым позволили умереть от простых, поддающихся лечению заболеваний. Группа сообщила о них Всемирной организации здравоохранения, которая исследовала лагеря и выпустила отчет в 1983 году, в котором говорится, что «ни в одной другой медицинской сфере … такое презрение к человеку, культивируемое расизмом, не находит более точно отображения, чем в психиатрии».

После падения апартеида, ГКПЧ начало национальное правительственное расследование психического расизма в учреждениях. В 2001 году министр правительства Южной Африки отметил ГКПЧ за его смелость, сострадание и образцовую борьбу с психиатрией апартеида, которая «явно дискриминировала чернокожих».

В 1976 году CCHR способствовал принятию калифорнийского закона, запрещающего использование электрошока (ЭСТ) и психохирургии для детей и подростков.

В течение десяти лет CCHR исследовал и подвергал лечению глубокий сон в частной психиатрической больнице Челмсфорда в Сиднее, Австралия. Пациенты теряли сознание от наркотиков и ежедневно подвергались электрошоку – 48 умерли. В результате был принят Закон об охране психического здоровья 1983 года, согласно которому психиатры признали уголовным преступлением использование глубоко сна.

После того, как ГКПЧ обнажила бесчеловечные условия в итальянских приютах, 97 приютов были закрыты, и пациенты были спасены и впервые научились заботиться о себе.

В Германии ГКПЧ исследовала роль немецких психиатров и роль Института психиатрии им. Макса Планка в Холокосте, в том числе помогая узаконить стерилизацию и убийство так называемых «негодных».

Исследование завершилось публикацией в 1995 году книги «Психиатры: люди за спиной Гитлера». В 2010 году д-р Франк Шнайдер, президент Немецкой ассоциации психиатрии, психотерапии и психосоматики (DGPPN), написал извинение и признался, что немецкие психиатры «лгали и обманывали пациентов, находящихся под их опекой и их семьи. Они заставляли их стерилизоваться, устраивали их смерти и даже сами совершали убийства. Они убивали детей с физическими и умственными недостатками более чем в 30 психиатрических и детских больницах». В DGPPN заявили, что психиатры «заложили научные основы программы эвтаназии».

В 1991 году ГКПЧ помогла провести слушания FDA по антидепрессантам и их участию в суицидальных и убийственных реакциях у пользователей. 13 лет упорной работы вместе с родителями, медицинскими экспертами и юристами, заставили FDA выдавать строгое предупреждение, что антидепрессанты могут вызвать суицидальные мысли и действия.

В 2004 году ГКПЧ была среди тех, кто создавал закон США о запрете лекарственных средств, который запрещал заставлять школьников принимать рецептурные психотропные препараты как обязательное условие для их обучения в школе.

В течение почти 30 лет ГКПЧ расследовала психиатрическое мошенничество психиатров, которые выставляли свои сексуальные надругательства над пациентами как «терапию» и выставляли счета за лечение, которое никогда не предоставлялось, включая умерших пациентов. Это привело выплате более 2 миллиардов долларов гражданских и уголовных штрафов. ГКПЧ помогла обеспечить принятие 28 законов по всему миру, которые в настоящее время превращают сексуальное насилие в отношении практикующих психиатров в уголовное преступление, наказуемое тюремным заключением. В среднем 170 психиатров и психологов в настоящее время привлекаются к дисциплинарной ответственности за преступления, связанные с сексуальным надругательством и мошенничеством.

В 2010 и 2012 годах ГКПЧ Новой Зеландии представила доклады Комитету ООН против пыток с подробным описанием нарушений прав человека в больнице озера Алиса в Новой Зеландии, где для наказания детей использовались ЭСТ и другие принудительные психиатрические методы. В ответ ООН поручила правительству Новой Зеландии внедрить системы, предотвращающие психиатрические злоупотребления в будущем.

Десятилетиями ГКПЧ рассматривала психиатрическое лечение как пытки, что было подтверждено отчетом Докладчика ООН по пыткам в 2013 году. Доклад осудил принудительное шоковое лечение и призвал государства «наложить абсолютный запрет на все принудительные и несогласованные медицинские вмешательства в отношении людей с ограниченными возможностями, включая недобровольное применение психохирургии, электрошока и лекарств».

Около 200 законов и бесчисленных нормативных актов, защищающих права человека в области психического здоровья, свидетельствуют о преданности делу и настойчивости членов, партнёров и сторонников Гражданской комиссии по правам человека.

По материалам cchrint.org

Понравилось? Поделись!

Над 25-летней жительницей Крыма больше месяца издеваются в психбольнице

24 февраля 2019 года мать Леры вместе с участковым полицейским заставили девушку пойти на приём к психиатру. Тот сразу выписал Лере направление на госпитализацию в психиатрическую больницу №5 (Строгановка) недалеко от Симферополя. Всё произошло в один день – в выходной, когда отца Леры не было в городе, а её жених уехал по делам в Москву. С тех пор девушку насильно удерживают в психбольнице, издеваются и закалывают психотропными препаратами.

ЧТО участковому психиатру сказала мать, после чего тот моментально согласился госпитализировать девушку, пока загадка. Однако сам психиатр сообщил Лере, что ей надо полежать в психбольнице, так как «она не работает и сидит на шее у родителей».

В психбольнице Леру под давлением заставили подписать согласие на лечение, а если не подпишет, угрожали закрыть на полгода через решение суда. Пять дней молодую девушку, которая не представляла опасности ни для себя, ни для окружающих, держали в палате строгого режима, пока она не подписала согласие на «добровольное лечение».

Очевидно, администрация психбольницы № 5 намеренно вводила в заблуждение и запугивала пациентку, так как законом о психиатрической помощи не предусмотрено полугодовое лечение. В законе указано, что санкцию суда на недобровольное лечение через полгода необходимо продлевать в судебном порядке. А выписка пациента из психиатрического стационара происходит по решению врачебной комиссии, а не по решению суда.

Это не первая попытка матери поместить Леру в психбольницу. Мать не скрывает, что хочет, чтобы дочери дали инвалидность по психическому расстройству – так она сможет получать дополнительную пенсию на неё. По свидетельству знакомых и других близких родственников, Лера – девушка общительная, контактная, не конфликтная, желающая работать и умеющая находить общий язык с людьми. Педагог по образованию и по призванию – преподаватель ИЗО для детей.

Узнав о госпитализации в психбольницу, её жених вернулся в Крым и связался с Гражданской комиссией по правам человека, чтобы помочь Лере выйти из стационара. Лера написала отказ от госпитализации, после чего психбольница мгновенно инициировала судебное заседание, в результате которого суд вынес решение о недобровольном психиатрическом лечении Леры.

Девушку по решению суда продолжили удерживать в психиатрической больнице. При этом судебное решение было построено целиком на показаниях матери, которая попросту оговорила свою дочь, приписав ей суицидальные наклонности. Кроме того, суд незаконно допустил мать в судебный процесс, назвав её законным представителем Леры. Но у дееспособного совершеннолетнего лица, которым Лера и является, не может быть никакого законного представителя.

Сейчас по решению психиатров девушке полностью запретили с кем-либо видеться. Какое-то время Лера сообщала о себе через окно, но когда об этом узнали, её перевели в другую палату, лишив всех средств связи. Лере удалось передать записку, где она сообщает, что с ней грубо обращаются, орут на неё, доводят до слёз, а потом колют успокоительные препараты.

Из разговоров жениха Леры с врачами, стало известно, что девушку выписывают. Однако эти обещания продолжаются две недели! Само по себе «обещание выписать» свидетельствует о том, что оснований для «лечения» у психиатров нет. Но Леру продолжают удерживать в психушке, грубо с ней обращаться и закалывать психотропными препаратами.

Жених Леры подал заявления в Прокуратуру и Минздрав.

Эта история пришла от наших коллег из московского офиса ГКПЧ. Безусловно, Крым сейчас находится вне правового поля по многим аспектам. Однако психиатрия является для любого места Земли особой территорией без прав, без помощи и гуманного отношения к людям. В настоящий момент против преступной группы психиатров, действующей в Киеве, и чиновников, покрывающих их преступления, при содействии ГКПЧ Украины возбуждено более 150 уголовных дел.

Если вы или ваши близкие пострадали от действий психиатров, сообщайте в ГКПЧ Украины по тел. +38 (067) 465-33-05; +38 (066) 803-55-83

Понравилось? Поделись!

Неугодная дочь становится жертвой карательной психиатрии

19.02.19 представители ГКПЧ прибыли в «ТМО ПСИХИАТРИЯ» по заявлению насильно удерживаемой там пострадавшей К. Руководство учреждения оказало противодействие законным требованиям правозащитников.

Горячая линия Гражданской комиссии по правам человека (ГКПЧ) ежедневно принимает звонки от пострадавших в психиатрии граждан. К сожалению, помочь людям, попавшим в психиатрическую ловушку, удаётся не всегда. Яркий и печальный пример тому – история Марины Довгой, которая погибла в психиатрической больнице им. Павлова – ведётся уголовное производство по этому происшествию. Сегодняшняя история показывает ещё одну сторону проблемы психиатрии, и как она влияет на жизни простых людей.

18 февраля 2019 в ГКПЧ обратилась пострадавшая К. – её против воли пыталась «закрыть на лечение» родная мать. Осенью 2018 года К. уже обращалась в ГКПЧ, когда психиатрическая бригада насильно госпитализировала её в «психушку». Там она подверглась принудительному лечению, включая высокие дозы галоперидола, от которого были судороги, синели пальцы рук, выкручивало суставы. Действительная причина лишения свободы несовершеннолетней, на тот момент, К. и нахождения её на принудительном лечении – банальный семейный конфликт. Неугодная для матери дочь становится жертвой карательной психиатрии.

Через полгода К. снова звонит на горячую линию помощи пострадавшим от психиатрии из приёмного покоя Павловской больницы, куда её второй раз насильно отправляет мать. К. сообщает, что если не позвонит на следующий день утром, значит, её закрыли в Павловке, и просит освободить её. Это само по себе парадоксально – человека насильно доставили в психиатрическое учреждение, и как только он пересёк порог «психушки», то утратил все свои права, словно уже осуждённый преступник!

Когда волонтёры ГКПЧ 19.02.19 прибыли в ТМО ПСИХИАТРИЯ за пострадавшей, то получили отказ в своих законных полномочиях. Согласно ст.30 Закона Украины «О психиатрической помощи», может быть осуществлён общественный контроль соблюдения прав и свобод человека, во время предоставления ему психиатрической помощи. Через канцелярию было подано уведомление со ссылками на нормы права, по которым действую правозащитники и предупреждение об уголовной ответственности в случае препятствий в осуществлении уставных полномочий ОО ГКПЧ. И были предоставлены документы об открытии уголовных дел в отношении главного врача Павловской психиатрической больницы №1 Мишиева В.Д., его заместителей Лебедева Д.С. и Игнатова И.Ю., по делу об убийстве Довгой Марины. Незаконное помещение последней в психиатрическое заведение и принудительное введения ей психотропных препаратов привело к тяжким последствиям и смерти.

Повторный вызов наряда полиции позволил правозащитникам осуществить законные требования. Сотрудник полиции подтвердил, что пострадавшая К. отказалась от лечения и её выписывают. Но прибывшая мать пострадавшей в агрессивной манере стала оказывать давление на дочь, угрожая выставить её из дома, если та не останется в больнице. Со слов бабушки пострадавшей такое поведение матери стало причиной ухода из семьи отца, который тоже чуть не оказался в «психушке». Пострадавшая К., раздавленная агрессией своей матери, отказалась отстаивать свою свободу. Слабый беззащитный человек, лишённый прав, остался в психиатрической больнице, а её социально опасная мать спокойно оправилась домой.

Всего за 2018 год усилиями волонтёров ГКПЧ из психиатрических заведений было освобождено 18 человек, удерживаемых там без оснований и/или незаконно.

То, что психиатрия в качестве карательного органа покрывает вопиющую социальную трагедию – лишь одна сторона вопроса. Руководство ТМО ПСИХИАТРИЯ, находясь под уголовным расследованием, препятствует законным требованиям представителей правозащитной организации, чем ещё раз подтверждают своё отношение к Закону. Но особое внимание хотелось бы обратить на осведомлённость и действия полицейских. Случай ещё раз показал, что представителям порядка неведомо, что на самом деле происходит в психиатрических заведениях, и какую роль они могут сыграть в судьбе человека, не подозревая о преступных намерениях отдельных граждан. И всё это покрывают психиатры.

Гражданская комиссия по правам человека в Украине приглашает к сотрудничеству департаменты полиции Киева и Украины для проведения просветительских брифингов о тонкостях права в сфере душевного здоровья. От вашей осведомлённости о правах людей в психиатрии зависит их жизнь и будущая безопасность граждан Украины.

Если вы или ваши близкие пострадали от действий психиатров, сообщайте в ГКПЧ Украины по тел. +38 (067) 465-33-05; +38 (066) 803-55-83 

Понравилось? Поделись!

Почему возможно принудительное лечение в психиатрии

Принудительное лечение психических расстройств существует во всем мире. Но в Украине это стало способом «законного» избавления от неугодных лиц. Причины, по которым человек может оказаться на принудительном лечении бывают очень разными. Сведение счётов, раздел имущества в семье, спор, месть после конфликта, захват бизнеса, уничтожение конкурента, сокрытие уголовного преступления, манипуляции родственников, выселение неугодного собственника завидных квадратных метров. Иногда это дорого для заинтересованного лица, но вполне возможно при участии психиатра.

Согласно статье 29 Конституции Украины только суд принимает решение об аресте или содержании под стражей. К этой же категории относится принудительная психиатрическая госпитализация. Только суд может принудительно отправить  в психиатрический стационар. Однако психиатрические диагнозы субъективны, не имеют объективной доказательной базы и строятся исключительно на мнениях и оценках психиатра. Это и создаёт обширное поле для нарушений прав людей и коррупции.

За последние годы реформ Конституционный суд Украины трижды принимал решения о не конституционности положений о принудительной госпитализации и лечении. И приведение законодательства к нормам Конституции продолжается. Сегодня, даже если вы добровольно пришли в психиатрическую больницу, вы не сможете также добровольно её покинуть. Вы даже не сможете сменить врача или больницу… Любое психиатрическое заведение – это решётки на окнах и замки на дверях, которые всегда закрыты.

Порядка 4000 обращений в год поступает в ГКПЧ о злоупотреблениях в психиатрии. Расхождение устоявшегося «порядка» действий психиатров с Конституцией и законами страны – есть большая проблема. Например, известная ситуация, когда «сумасшедшего» скручивают санитары в белых халатах, является противоправной. Санитар психиатрической больницы не является субъектом властных полномочий, и не может применять силу в отношении другого человека – это расценивается как нападение на личность. Но такая широко распространённая практика – пережиток деятельности карательной психиатрии, направленной в советское время на обезвреживание инакомыслящих граждан. О проблемах и причинах противоправной ситуации в психиатрии и психоневрологических интернатах в эфире Школы права «Телеканала Київ» рассказывает президент ГКПЧ Украины Анастасия Вилинская.

Если вы столкнулись с нарушением прав в психиатрии и вам или вашим близким нужна помощь, звоните +38 (067) 465-3305; +38 (066) 803-5583

Понравилось? Поделись!

Преступная психиатрия

Реформы в Украине открывают всё новые области, требующие срочных решительных действий. Но психиатрия стабильно лидирует вопиющими нарушениями.

Телефон горячей линии ГКПЧ еженедельно принимает жалобы и заявления от граждан, которым необходима помощь от психиатрии. Типичными обращениями являются случаи, когда с помощью психиатров покрываются обычные уголовные преступления. 26 января 2019 в Гражданскую комиссию по правам человека обратился Леонид Ш. с просьбой защитить его права и возбудить уголовное дело против психиатров, с чьей помощью у пострадавшего отнимают личное имущество.

История началась в 1998 году, когда у Леонида Ш. пытались отнять бизнес (АЗС). Используя подложные документы и фальсификации, преступники (включая городских чиновников высокого ранга) пытались доказать, что собственность Леонида является безхозной. Собственник, доказывая обратное, добивался открытия уголовных дел на этих лиц, и тогда в дело вступила психиатрия. По сфальсифицированному уголовному делу Леонида принудительно отправили на экспертизу в психиатрическое учреждение в Глевахе, Киевской области. Там его продержали месяц, заставляя против воли принимать психиатрические препараты. В 2005 году липовое уголовное дело было закрыто.

Но в конце 2018 года Леонида по решению суда вновь закрывают на принудительное лечение в Областную психоневрологическую больницу №1 в Глевахе. О судебном решении на принудительную госпитализацию Леонид Ш. узнал уже в зале суда, адвоката ему не предоставили, а свидетелями выступили лица, в отношении которых пострадавший и возбудил 7 уголовных дел по фактам криминального отъёма его собственности. В этот раз его продержали два с половиной месяца. В настоящий момент ГКПЧ помогает Леониду Ш. возбудить уголовные дела с привлечением к ответственности чиновников и психиатров.

Ещё одним типичным случаем является попытка получить помощь в психиатрии, не подозревая о последствиях. 29 января в ГКПЧ обратилась мать ребёнка. Накануне у её сына от напряжённой работы случился срыв, и парня отвезли … в психиатрическую больницу «для помощи». Через три дня, когда его попытались забрать домой, в этом было отказано, и психиатр сообщил, что лечение будет продолжено по решению суда о принудительной госпитализации.Благодаря консультации специалиста ГКПЧ мать смогла забрать сына.

ГКПЧ с 2013 года работает в Украине совместно с общественностью, законодателями, правозащитными и общественными организациями, проводя реформы в психиатрической системе. Приведение психиатрии к законности, принципам гуманизма и устранение любых предпосылок для массовых нарушении прав людей и преступлениям в психиатрии – главная задача ГКПЧ в Украине.

Если вы столкнулись с нарушением прав в психиатрии, и вам или вашим близким нужна помощь, звоните +38 (067) 465-3305; +38 (066) 803-5583

Понравилось? Поделись!

Конституции Украины угрожает закон о психиатрии

Важным событием 2018 года стало повторное решение КСУ о неконституционности произвольного помещения людей в психиатрические больницы. Почему повторное?

1 июня 2016 года Конституционный суд Украины признал неконституционными положения закона Украины «О психиатрической помощи», по которым лишённое дееспособности лицо могло произвольно быть направлено в психиатрическую больницу. Работа началась в 2013 году, когда на круглом столе Первой Международной выставки «Психиатрия индустрия смерти» в Киеве Президентом Гражданской комиссии по правам человека Анастасией Вилинской и юристом-правозащитником Александром Михайлецом были представлены факты многочисленных нарушений прав людей в психоневрологических интернатах страны.

После четырёх лет активной работы правозащитников, офиса уполномоченного Верховной Рады по правам человека, юристов Центра стратегических дел при Украинской Хельсинкской группе, представителей ОБСЕ и рассмотрения около 300 случаев лишения дееспособности, в ноябре 2017 года Рада во втором чтении приняла два законопроекта, которые были призваны устранить несоответствие закона о психиатрии нормам Конституции. Теперь люди, чья дееспособность ограниченна, не лишались автоматически своих прав.

Однако, вводя эти поправки, Рада приняла их таким образом, что за лишённое дееспособности лицо вновь мог решать кто-то другой – необходимо ли ему психиатрическое лечение или нет. И это краеугольный камень вопроса.

Психиатрия единственная область, которая настаивает на своём исключительном праве решать ЗА пациента, надо ли его лечить. Учитывая то, что психиатр зачастую назначает сверхдозы психотропных препаратов там, где в этом нет никакой нужды, вместо лечебного воздействия мы имеем карательное.

Второй момент в том, что такое положение дел породило целую индустрию правонарушений по избавлению от ненужных или неудобных людей. Только в 2018 году ГКПЧ задокументировало 21 случай правонарушений в ПНИ на основании обращений граждан. Роковой замкнутый круг: обманом и махинациями человека закрывают в психиатрическое заведение, оформляют инвалидность по психическому заболеванию, затем лишают дееспособности и направляют на пожизненное «отбывание диагноза» в ПНИ. При этом ПНИ не только не реабилитирует человека и не возвращает его к нормальной жизни, а наоборот.
Психиатр или опекун вольны решать за лишённых дееспособности пациентов о назначении «лечения». По сути это принудительная мера.

Вот как прокомментировал это повторное заключение Конституционного суда один из юристов в своём фейсбуке:

Це рішення про те, що Конституція дозволяє поміщення недієздатної особи в психіатричну лікарню тільки за усвідомленою згодою такої особи або за рішенням суду. У 2016 році Конституційний Суд вже визнавав норму цього закону, яка не передбачала судового контролю за таким поміщенням, неконституційною, але парламент після цього рішення вніс зміни, в яких вперто знову порушив Конституцію. Відповідно Конституційний Суд вдруге, для тих хто не вміє читати, вказав, що Конституція вимагає тільки судовий контроль у разі відсутності згоди, не контроль з боку інших органів влади, а тільки судовий. Тепер будемо чекати на реакцію парламету. А лікарі як працювали, так і будуть працювати для них в роботі нічого не має змінюватись. Їм головне пересвідчитись в наявності усвідомленої згоди пацієнта або за її відсутності — в наявності відповідного рішення суду. Ось і все.

Иными словами, если речь идёт об ограничении свободы, то Конституция говорит, что такое может происходить только по решению суда. Никакой другой орган или служба не могут ограничивать свободу человека. Или же должно быть добровольное согласие человека на пребывание где бы то ни было. В случае с психиатрией мы имеем ситуацию, когда третье лицо желает за личность принимать решения такого порядка. Это нарушает Основной закон Страны.

ГКПЧ надеется, что в этот раз Рада не станет менять законопроекты так, чтобы Конституции угрожали вольности в законах «О психиатрической помощи». И также надеется, что столь твёрдая позиция КСУ станет отличной отправной точкой для глобального реформирования системы психоневрологических интернатов в Украине. К сожалению, сегодня жизнь в большинстве из них невыносима и нет никакого механизма по реабилитации людей. А жестокость и бесчеловечные условия способны из большей части вполне нормальных людей, которые в них содержаться, сделать действительных инвалидов.

Если вы столкнулись с нарушением прав в психиатрии, и вам или вашим близким нужна помощь, звоните +38 (067) 465-3305; +38 (066) 803-5583

Понравилось? Поделись!

Ассоциация психиатров Украины против Совета безопасности ООН

Между Ассоциацией психиатров Украины и Советом ООН по правам человека возникло ключевое противоречие.

При общем ходе реформ и положительных изменений в Украине психиатрия остаётся областью, которая большую часть времени усиленно гребёт в другую сторону. Президент Ассоциации психиатров Семён Глузман, по сообщению Укринформ, заявил о необходимости узаконить принудительное лечение людей с алкогольной и наркотической зависимостью. В то время как подавляющее большинство докладчиков Совета безопасности ООН по правам человека в конце сентября 2018 высказались за обязательный пересмотр такого подхода в отношении людей с психосоциальными отклонениями.

«В законе о психиатрии говорится, что мы должны оказывать помощь на добровольных началах, за исключением тех случаев, когда человек опасен для себя и окружающих. Считаю, что это правило должно распространяться и на эту категорию украинских граждан», – говорит Семён Глузман

Одна из главных причин, по которой Совбез ООН требует устранения норм о принудительном или недобровольном лечении – это возникновение большого количества злоупотреблений и нарушений прав человека в рамках такой недобровольной «помощи». Кто и по каким критериям будет определять степень опасности и необходимости принудительных мер? Там, где свобода человека зависит от мнения врача-психиатра, мы имеем невероятно высокий процент злоупотреблений, нарушений прав и уголовные преступления.

Только по Киеву, в рамках расследований ГКПЧ, с начала года открыто 35 уголовных производств, в том числе и по делу об убийстве. Трагическая смерть пациента Павловской психиатрической больницы Марины Довгой стала возможна лишь по той причине, что к ней были применены те самые меры принудительного лечения. Каждый месяц в ГКПЧ обращаются десятки людей с просьбами защитить их права или помочь выпутаться из принудительных сетей «помощи», которой их желает напичкать психиатрия.

И, конечно же, возникает вопрос, почему нарко и алкозависимые стали интересны психиатрам? Что психиатрия может предложить в качестве реабилитации этой категории населения? Электрошок? Передозировку галоперидолом? Горсти антидепрессантов, которые сами по себе наркотики? Смесь алкоголя и психиатрических препаратов – настоящая гремучая смесь, унёсшая тысячи и тысячи жизней. Психиатрия предложила миру кокаин, ЛСД, героин и огромное количество психотропов, которые по-настоящему опасны и для человека, и для общества побочными эффектами.

Стрельба в школах и на площадях – один результатов психиатрического лечения. Погибшие мировые звёзды и люди искусства – ещё один побочный эффект. Разрушенная армия и рост самоубийств – находим след психиатра. Разваленная система правосудия и коррупция в судах – психиатрия и здесь стремится занять лидирующие позиции. Гражданская комиссия по правам человека Украины постоянно публикует факты таких злоупотреблений и преступлений, призывая к радикальным реформам психиатрической системы. Без фундаментального пересмотра всей психиатрической системы дать ей право решать судьбу ещё одного обширного слоя населения – просто опасно для нашего будущего.

И если Совбез ООН выступает за расширение прав людей с психосоциальными проблемами, то Ассоциация психиатров в лице своего президента стремится ограничить их права, забирая право голоса от личности себе. Мировое сообщество говорит о чрезмерном применении химических препаратов там, где требуется социальная адаптация и замене жестокости и пыток закрытых психиатрических учреждений на нормальные для человека условия. Психиатрия жаждет посадить людей за свои решётки и продолжить свои эксперименты с препаратами на живых людях, заручившись правом на принудительное лечение.

На что рассчитывает психиатрия, пытаясь уменьшить права и свободы граждан страны? Хотят ли украинцы утратить своё право на собственную жизнь и доверить её психиатрии?

Если вы столкнулись с нарушением прав в психиатрии, и вам или вашим близким нужна помощь, звоните +38 (067) 465-3305; +38 (066) 803-5583

Понравилось? Поделись!

Психиатрическая жесткость в Украине и заключение ООН

5 ноября 2018 на горячую линия ГКПЧ обратилась пострадавшая, которую отправили в «психушку» за религиозные взгляды.

Месяц провела в психиатрической больнице Павлова пострадавшая М.О. после того, как дверь её квартиры 4 октября выбили сотрудники МЧС Киева. Полицию и психиатрическую бригаду к М.О. вызвали мать с братом из-за того, что та хотела принять ислам, как религию. Два здоровых санитара насильно вывели пострадавшую из квартиры, оставив там напуганную 3-х летнюю дочь.

В Павловской «психушке» М.О. против её воли и без решения суда удерживали месяц, подвергая насильственному «лечению» с передозировками препаратами: сибазон, аминазин, клопиксол. Аминазин известен своим болезненным воздействием на тело человека, и его применяли в советской карательной психиатрии, чтобы сломить волю инакомыслящим. Клопиксол так и не был одобрен для использования на рынке США, куда его в 1962 году пыталась выпустить фармкомпания Lundbeck.

М.О. смогла восстановить свои права и покинуть психиатрическое заведение, где её удерживали незаконно, благодаря консультации и содействию юридического отдела ГКПЧ Украины. Подано заявление на возбуждение уголовного дела против психиатров. Ранее она никогда не обращалась к психиатру и не имела проблем с психическим здоровьем.

Этот случай, к сожалению, не является из ряда вон выходящим. Положение бесправия, отсечения от общества и чрезмерного использования препаратов на тех, кого психиатр посчитал душевно не здоровым, свойственно не только для Украины. Таково общее состояние психиатрии. Об этом на 39 сессии ООН «Психическое здоровье и права человека» в сентябре 2018 говорили представители сферы душевного здоровья со всего мира. Специальный докладчик по вопросу о пытках и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видах обращения и наказания Нильс Мельцер осудил незаконное принудительное помещение в психиатрические учреждения и отметил, что это может приравниваться к пыткам и жестокому обращению.

Представитель ЮНИСЕФ Нина Ференчич напомнила, что психические заболевания часто являются прямым следствием насилия, бесчувственного отношения и жестокого обращения. И что именно такое обращение распространено в специализированных учреждениях. Она выразила озабоченность в связи с криминализацией, контролем и полицейским наблюдением в рамках обеспечения психического здоровья, что не имеет каких-либо аналогов в других областях здравоохранения.

Действительно, трудно себе представить, что дверь вашей квартиры вышибает спецотряд МЧС для того, чтобы пригласить вас к стоматологу или на ежегодный медицинский осмотр. Противоправный и карательный аспекты существуют только в психиатрии, которая заявила себя экспертом в душевном здоровье. Но её жестокость, бездоказательность и обилие преступлений против личности не решают, а только усугубляют проблемы психического здоровья людей.

ГКПЧ Украины призывает общественность и законодательные органы страны к процессу активного реформирования этой сферы для создания безопасного демократического государства, в котором ценят права и свободы граждан.

Если вы или ваши близкие пострадали от действий психиатров, сообщайте в ГКПЧ Украины по тел. +38 (067) 465-3305; +38 (066) 803-5583 

Понравилось? Поделись!