Европейский суд защищает украинцев от психиатрии

Граждане Украины вынуждены искать защиту от психиатрического произвола в Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ). По каким-то причинам в Украине психиатры действуют противоправно и не несут за это ответственность. И только ЕСПЧ является инстанцией, где некоторым из пострадавших от действий психиатров удаётся добиться защиты своих прав.


Так было в 2013 году, когда ЕСПЧ вынес решения сразу по двум делам, направленным туда при содействии ГКПЧ. Так было в деле Анатолия Руденко – незаконность его госпитализации в психиатрическое заведение признал ЕСПЧ через много лет борьбы и лишений. В мае 2013 года ЕСПЧ удовлетворил справедливый иск на EUR 3.600 – моральный ущерб и EUR 1.038 – судебные издержки, поданный украинкой Н. Михайленко. Раз за разом Украина, благодаря отсутствию разумных правовых норм и какой бы то ни было научности в подходах психиатров, проигрывает суды, неся издержки и теряя доверие и авторитет у своих граждан.

Общественные организации, включая ГКПЧ, отдельные правозащитники, Хельсинская группа по правам человека и рядовые граждане выражают своё несогласие с произволом, который позволяет себе в отношении прав человека и законности врач-психиатр. Возможно, именно поэтому события, связанные с реформирование Днепровского психиатрического учреждения со строгим надзором вызывают такой резонанс. Деятельность судебно-психиатрических экспертиз сложно назвать объективной или обоснованной, а условия пребывания в этом учреждении остались на уровне карательного психиатрического прошлого времён СССР.

В октябре 2014 Геннадий Спивак, благодаря усилиям адвоката и личной смелости, впервые за всю историю «Днепровского строгача» сумел через суд добиться прекращения принудительных мер и освобождения из этого заведения. Ранее, по заключению комплексной психиатрической экспертизы он был направлен на принудительное лечение. В больнице ему был установлен психиатрический диагноз и назначено психиатрическое лечение. Но по свидетельствам самого Спивака это лечение не только не помогало, но и приносило физическое и психоэмоциональное страдание.

Кроме того Управлением Национальной полиции по Днепропетровской области было возбуждено уголовное производство о незаконном лишении свободы. Главный врач отказался выполнить решение суда о прекращении пребывания Геннадия Спивака в лечебном учреждении сразу, подавал апелляции и пытался получать разъяснения. Из-за этого Спивак находился в больнице после вступления решение в законную силу. Освободили Геннадия в 2015 году, и он провёл в больнице около двух лет.

Срок применения к лицу медицинских мер принудительного характера нигде в законодательство чётко не указан. Потому ни сам пациент, ни суд, ни врач не могут сказать, сколько именно времени будет находиться лицо в этом учреждении охраны здоровья. Такое положение дел было удобно для выполнения заведением функций карательной психиатрии и подавления гражданских свобод при СССР. И до сих пор объективная и беспристрастная система, которая могла бы выяснить, необходимо или нет государственное принуждение в отношении конкретного лица, в Украине не внедрена.

Как утверждает Сергей Шум ­– руководитель комиссии по реорганизации заведения – предоставление психологической помощи для реабилитации пациентом не менее важна, чем психиатрическое лечение.

Видео. Ульяна Супрун нанесла визит в Днепровскую психушку строго надзора в феврале 2017, положив начало реорганизации учреждения

Одним из элементарных факторов отсутствия достаточной психологической помощи являются тяжёлые условия пребывания пациентов в Днепровской психиатрической больнице строго надзора и злоупотребления при использовании препаратов. Нередки случаи применения сверхвысоких доз психиатрических препаратов и методов в карательных целях.

Об этом в интервью РАДИО НВ свидетельствует Г. Спивак:

«Даже если пациент или родственники начинают эту нелегкую борьбу с данной больницей, то это все отражается в первую очередь на самом пациенте и его пребывании там, на отношении персонала, даже в элементарном — будут ли выпускать в туалет там. Малейшая жалоба на какие-то бытовые вопросы или еще что-то, если ты начинаешь как бы более настойчиво добиваться своих требований, то врачи это сразу классифицируют как то, что болезнь начинает прогрессировать, и увеличивают дозировку препаратов»

  • Для ГКПЧ Геннадий дал краткое пояснение, с какими трудностями сталкиваются граждане в ходе реорганизации.

С пациентами, по мнению Шума, должна работать команда из психолога, социального работника и психиатра, что позволит личности реабилитироваться и вернуться к нормальной жизни. Сегодня же психиатр имеет доминирующее и часто небезопасное для здоровья пациента влияние, штат психологов из четырёх человек катастрофически мал.

Ульяна Супрун – исполняющая обязанности Министра здравоохранения Украины задала главному врачу Днепровской психиатрической больницы строгого режима Анатолию Кушниру резонный вопрос о том, почему он, как тот, кто отвечает за пациентов, не имеет собственного видения и инициатив, как улучшить их содержание.

По словам Кушнира в больнице происходили изменения, но каждый раз под давлением омбудсмена, министерства здравоохранения или отдельных граждан, как в нашем случае. Однако собственного намерения улучшить жизнь пациентов и повлиять на несовершенное законодательство, чтобы не оставалось места для нарушения прав человека, руководство больницы не проявляет. А судя по тому, как происходит процесс реорганизации учреждения, имеет место даже саботаж.

Это случай ещё раз показывает, как психиатрия своими методами из прошлого века создаёт ситуацию, при которой граждане страны вынуждены добиваться защиты от своей же страны в Европейском Суде по правам человека. Очевидно, что психиатрическая система нуждается в значительных реформах. Е

Понравилось? Поделись!

Защищая права людей от психиатрического произвола

19.06.2019 пресс-центр ГКПЧ предоставил статистику нарушений и преступлений в психиатрии за последний отчётный период. Два человека ежедневно становятся жертвами произвола.

Главная задача Гражданской комиссии по правам человека – защита прав людей в сфере душевного здоровья. Ситуация такова, что психиатрам удалось путём манипуляций и хитрых рекламных кампаний убедить обществ, правительства и суды в том, что они являются экспертами душевной природы человека. Парадокс в том, что учение о лечении души, напрочь отрицает её существование.  

Так говорят догматы современной психиатрии, утверждая, что человек – это набор случайных биохимических реакций, возникший из грязи. А неудержимое желание истязать тело человека, в попытке изменит его поведение, тому яркое подтверждение.

В среднем около 300 звонков ежемесячно получает горячая линия ГКПЧ от тех, кому нужна помощь от психиатрии. Каждый месяц по несколько раз волонтёры ГКПЧ выезжают в психиатрические заведения Киева, чтобы вызволять незаконно помещаемых туда людей. Ежедневно добровольцы оказывают информационную поддержку и юридические консультации тем, кто столкнулся с психиатрией и пострадал от её действий.

Каждый месяц при содействии юридического отдела ГКПЧ возбуждаются уголовные дела по преступлениям, связанным с незаконным помещением в психиатрические больницы, с жестоким обращением с пациентами, с насильственным принуждением к приёму наркотических или психотропных препаратов. От пяти до десяти раз в месяц представители правозащитной организации присутствуют на судебных заседаниях, где рассматриваются дела о незаконном лишении дееспособности, судебные иски о тяжких последствиях психиатрического лечения и факты участия психиатров в преступных мошеннических схемах по отъёму имущества у граждан.

Есть и громкие расследования, связанные со смертельными случаями в «психушках» Украины. Усилиями волонтёров ГКПЧ разворачивается сама система, в которой полиция и суды, к сожалению, могут выступать слепым орудием в руках психиатра. Нарушение процедур, превышение полномочий работниками психиатрии и откровенно преступные схемы – таковы сегодня реалии психиатрической машины страны.

ГКПЧ при активной поддержке отдельных граждан, институтов власти и общественных организаций добивается реальных изменений в сфере душевного здоровья и защищает права человека.

Современный мир остро нуждается в гуманном отношении к людям, переживающим трудные моменты в жизни. Психиатрия не имеет для этого решения. Она предлагает жестокие насильственные способы в попытке влиять на поведение. Это лишь усугубляет ситуацию, о чём ярко свидетельствует неумолкающий телефон горячей линии ГКПЧ.

Если вы столкнулись с нарушением прав в психиатрии, и вам или вашим близким нужна помощь, звоните +38 (067) 465-3305; +38 (066) 803-5583 

Понравилось? Поделись!

Конституции Украины угрожает закон о психиатрии

Важным событием 2018 года стало повторное решение КСУ о неконституционности произвольного помещения людей в психиатрические больницы. Почему повторное?

1 июня 2016 года Конституционный суд Украины признал неконституционными положения закона Украины «О психиатрической помощи», по которым лишённое дееспособности лицо могло произвольно быть направлено в психиатрическую больницу. Работа началась в 2013 году, когда на круглом столе Первой Международной выставки «Психиатрия индустрия смерти» в Киеве Президентом Гражданской комиссии по правам человека Анастасией Вилинской и юристом-правозащитником Александром Михайлецом были представлены факты многочисленных нарушений прав людей в психоневрологических интернатах страны.

После четырёх лет активной работы правозащитников, офиса уполномоченного Верховной Рады по правам человека, юристов Центра стратегических дел при Украинской Хельсинкской группе, представителей ОБСЕ и рассмотрения около 300 случаев лишения дееспособности, в ноябре 2017 года Рада во втором чтении приняла два законопроекта, которые были призваны устранить несоответствие закона о психиатрии нормам Конституции. Теперь люди, чья дееспособность ограниченна, не лишались автоматически своих прав.

Однако, вводя эти поправки, Рада приняла их таким образом, что за лишённое дееспособности лицо вновь мог решать кто-то другой – необходимо ли ему психиатрическое лечение или нет. И это краеугольный камень вопроса.

Психиатрия единственная область, которая настаивает на своём исключительном праве решать ЗА пациента, надо ли его лечить. Учитывая то, что психиатр зачастую назначает сверхдозы психотропных препаратов там, где в этом нет никакой нужды, вместо лечебного воздействия мы имеем карательное.

Второй момент в том, что такое положение дел породило целую индустрию правонарушений по избавлению от ненужных или неудобных людей. Только в 2018 году ГКПЧ задокументировало 21 случай правонарушений в ПНИ на основании обращений граждан. Роковой замкнутый круг: обманом и махинациями человека закрывают в психиатрическое заведение, оформляют инвалидность по психическому заболеванию, затем лишают дееспособности и направляют на пожизненное «отбывание диагноза» в ПНИ. При этом ПНИ не только не реабилитирует человека и не возвращает его к нормальной жизни, а наоборот.
Психиатр или опекун вольны решать за лишённых дееспособности пациентов о назначении «лечения». По сути это принудительная мера.

Вот как прокомментировал это повторное заключение Конституционного суда один из юристов в своём фейсбуке:

Це рішення про те, що Конституція дозволяє поміщення недієздатної особи в психіатричну лікарню тільки за усвідомленою згодою такої особи або за рішенням суду. У 2016 році Конституційний Суд вже визнавав норму цього закону, яка не передбачала судового контролю за таким поміщенням, неконституційною, але парламент після цього рішення вніс зміни, в яких вперто знову порушив Конституцію. Відповідно Конституційний Суд вдруге, для тих хто не вміє читати, вказав, що Конституція вимагає тільки судовий контроль у разі відсутності згоди, не контроль з боку інших органів влади, а тільки судовий. Тепер будемо чекати на реакцію парламету. А лікарі як працювали, так і будуть працювати для них в роботі нічого не має змінюватись. Їм головне пересвідчитись в наявності усвідомленої згоди пацієнта або за її відсутності — в наявності відповідного рішення суду. Ось і все.

Иными словами, если речь идёт об ограничении свободы, то Конституция говорит, что такое может происходить только по решению суда. Никакой другой орган или служба не могут ограничивать свободу человека. Или же должно быть добровольное согласие человека на пребывание где бы то ни было. В случае с психиатрией мы имеем ситуацию, когда третье лицо желает за личность принимать решения такого порядка. Это нарушает Основной закон Страны.

ГКПЧ надеется, что в этот раз Рада не станет менять законопроекты так, чтобы Конституции угрожали вольности в законах «О психиатрической помощи». И также надеется, что столь твёрдая позиция КСУ станет отличной отправной точкой для глобального реформирования системы психоневрологических интернатов в Украине. К сожалению, сегодня жизнь в большинстве из них невыносима и нет никакого механизма по реабилитации людей. А жестокость и бесчеловечные условия способны из большей части вполне нормальных людей, которые в них содержаться, сделать действительных инвалидов.

Если вы столкнулись с нарушением прав в психиатрии, и вам или вашим близким нужна помощь, звоните +38 (067) 465-3305; +38 (066) 803-5583

Понравилось? Поделись!

Какие методы диагностики использует психиатрия?

По каким признакам и какими методами ставят психиатрический диагноз? Особенно это касается детской психиатрии. Что является основанием для назначения ребёнку антипсихотического препарата?

Когда мать спрашивает психиатра, назначающего антипсихотики её ребёнку, что происходит, и ссылается на понятные ей диагностированные невралгию или сложные роды, происходит то, что противоречит любой этике. Психиатр поднимает глаза к небу и многозначительно говорит: «Я же врач – я знаю. Здесь будет шизофрения». Единственный метод психиатрической диагностики и, более того, важный признак психиатрической власти – постановка диагноза с первого взгляда.

А. Г. Данилин рассказывает о методах диагностирования в современной психиатрии как они изменились в советское время.

В действительности, и в это верится с трудом, никаких реальных методов диагностики в психиатрии не существует. Изначально немецким психиатром Карлом Ясперсом (1883–1969 г.) создавалась идея научить психиатра эмпатии – осознанному сопереживанию эмоциональному состоянию другого человека. Предполагалось делать мгновенное спонтанное описание того что психиатр наблюдал: «Нервно сжимает руки, противоестественно улыбается и молчит, явно желая что-то сказать. Напряжена, волнуется, достаточно нехорошо выглядит». Без каких-либо терминов, только художественное описание наблюдаемого.

Затем эти записи убирались и через два-три дня, имея опыт общения с пациентом, к ним возвращались, пытаясь понять, что же почувствовали с первого раза. На этом строился диагноз. Позже в советской психиатрии эта модель была упрощена П. Б. Ганнушкиным. И вместе с этим любые другие методы, включая электроэнцефалограммы, МРТ, биохимические анализы, которые в лучшем случае лишь подшивались к истории болезни, как доказательство заранее поставленного диагноза.

Такая модель диагностирования сохраняется по сегодняшний день и представляет собой субъективное мнение отдельно взятого психиатра. Которое, кстати, может отличаться от таких же мнений других психиатров. И здесь мы имеем две острых проблемы.

Первая из них – вопрос объективности и справедливости диагноза. ГКПЧ регулярно получает обращения от пострадавших, на которых психиатрический диагноз был повешен произвольно, ради личной выгоды родственников, других заинтересованных лиц или самих же психиатров. Решётки психиатрических заведений удерживают людей лучше любой тюрьмы, из которой хотя бы можно выйти по окончании срока наказания.

Вторая проблема – вопрос лечения и назначения препаратов. Любой антипсихотик, антидепрессант или иной психиатрический препарат является опасным для физического здоровья наркотическим или изменяющим сознание и биохимию тела посторонним веществом. Побочные эффекты таких «лекарств» разрушают как психику человека, так и работу всех систем тела. Возникает не простой вопрос: как таким разрушительным воздействием на человека можно «вылечить» мнение врача-психиатра об этом человеке?

Если вы пострадали от действий психиатрии, ваши права были нарушены психиатром, и вам или вашим близким нужна помощь, звоните
+38 (067) 465-3305; +38 (066) 803-5583

Понравилось? Поделись!

Ассоциация психиатров Украины против Совета безопасности ООН

Между Ассоциацией психиатров Украины и Советом ООН по правам человека возникло ключевое противоречие.

При общем ходе реформ и положительных изменений в Украине психиатрия остаётся областью, которая большую часть времени усиленно гребёт в другую сторону. Президент Ассоциации психиатров Семён Глузман, по сообщению Укринформ, заявил о необходимости узаконить принудительное лечение людей с алкогольной и наркотической зависимостью. В то время как подавляющее большинство докладчиков Совета безопасности ООН по правам человека в конце сентября 2018 высказались за обязательный пересмотр такого подхода в отношении людей с психосоциальными отклонениями.

«В законе о психиатрии говорится, что мы должны оказывать помощь на добровольных началах, за исключением тех случаев, когда человек опасен для себя и окружающих. Считаю, что это правило должно распространяться и на эту категорию украинских граждан», – говорит Семён Глузман

Одна из главных причин, по которой Совбез ООН требует устранения норм о принудительном или недобровольном лечении – это возникновение большого количества злоупотреблений и нарушений прав человека в рамках такой недобровольной «помощи». Кто и по каким критериям будет определять степень опасности и необходимости принудительных мер? Там, где свобода человека зависит от мнения врача-психиатра, мы имеем невероятно высокий процент злоупотреблений, нарушений прав и уголовные преступления.

Только по Киеву, в рамках расследований ГКПЧ, с начала года открыто 35 уголовных производств, в том числе и по делу об убийстве. Трагическая смерть пациента Павловской психиатрической больницы Марины Довгой стала возможна лишь по той причине, что к ней были применены те самые меры принудительного лечения. Каждый месяц в ГКПЧ обращаются десятки людей с просьбами защитить их права или помочь выпутаться из принудительных сетей «помощи», которой их желает напичкать психиатрия.

И, конечно же, возникает вопрос, почему нарко и алкозависимые стали интересны психиатрам? Что психиатрия может предложить в качестве реабилитации этой категории населения? Электрошок? Передозировку галоперидолом? Горсти антидепрессантов, которые сами по себе наркотики? Смесь алкоголя и психиатрических препаратов – настоящая гремучая смесь, унёсшая тысячи и тысячи жизней. Психиатрия предложила миру кокаин, ЛСД, героин и огромное количество психотропов, которые по-настоящему опасны и для человека, и для общества побочными эффектами.

Стрельба в школах и на площадях – один результатов психиатрического лечения. Погибшие мировые звёзды и люди искусства – ещё один побочный эффект. Разрушенная армия и рост самоубийств – находим след психиатра. Разваленная система правосудия и коррупция в судах – психиатрия и здесь стремится занять лидирующие позиции. Гражданская комиссия по правам человека Украины постоянно публикует факты таких злоупотреблений и преступлений, призывая к радикальным реформам психиатрической системы. Без фундаментального пересмотра всей психиатрической системы дать ей право решать судьбу ещё одного обширного слоя населения – просто опасно для нашего будущего.

И если Совбез ООН выступает за расширение прав людей с психосоциальными проблемами, то Ассоциация психиатров в лице своего президента стремится ограничить их права, забирая право голоса от личности себе. Мировое сообщество говорит о чрезмерном применении химических препаратов там, где требуется социальная адаптация и замене жестокости и пыток закрытых психиатрических учреждений на нормальные для человека условия. Психиатрия жаждет посадить людей за свои решётки и продолжить свои эксперименты с препаратами на живых людях, заручившись правом на принудительное лечение.

На что рассчитывает психиатрия, пытаясь уменьшить права и свободы граждан страны? Хотят ли украинцы утратить своё право на собственную жизнь и доверить её психиатрии?

Если вы столкнулись с нарушением прав в психиатрии, и вам или вашим близким нужна помощь, звоните +38 (067) 465-3305; +38 (066) 803-5583

Понравилось? Поделись!

Парламент Украины обезвредит карательное жало психиатрии

14 ноября 2017 Верховная Рада Украины приняла два законопроекта, в корне меняющих правовую ситуацию с психиатрическим лечением.

231 депутат Парламента Украины из 331 во втором чтении проголосовали за принятие законопроектов №4449 и №1242. Четыре года совместной работы правозащитников и законодательной власти внесли принципиальные поправки в Закон Украины «О психиатрической помощи» и смежные законодательные акты.

Начало было положено Гражданской комиссией по правам человека Украины (ГКПЧ) в декабре 2013 года на круглом столе Первой Международной выставки «Психиатрия: индустрия смерти» в Киеве. Юристы признали необходимость реформирования законодательства Украины в сфере психиатрии. Ряд правовых несоответствий позволял существовать недопустимым нарушениям и злоупотреблениям в области душевного здоровья.

  1. Вопрос применения, продолжения или отмены психиатрических мер принудительного характера решался в суде без участия субъекта таких мер по заявлению врача-психиатра и заключению комиссии этого же заведения. Судьба человека находилась полностью во власти группы психиатров, что приводило к злоупотреблениям и преступлениям против личности. Теперь лицо может самостоятельно или через своего представителя обратиться в суд и оспорить правомерность применения к нему принудительных психиатрических мер. Так исполняется решение ЕСПЧ по делу «Горшков против Украины» – принудительно удерживаемое в психиатрической больнице лицо имеет право на судебный пересмотр по своей инициативе.Bogomolets_komitet_VR

«Психиатрическую службу лишают карательной функции, которая была присуща Советскому Союзу», ­– Ольга Богомолец, депутат и председатель Комитета ВР по вопросам здравоохранения.

  1. Важным моментом является закрепление права на альтернативную психиатрическую экспертизу у любого выбранного независимого специалиста. Именно «формальные» экспертизы с вынесением психиатрических диагнозов являлись первым шагом, способным любого человека лишить всяких прав.
  2. Отныне присутствие лица, по которому рассматривается вопрос принудительных медицинских мер, является в суде обязательным. Ранее суд мог проходить без его присутствия, не имея объективных показаний для принятия решения и лишая человека права на защиту.Sudya_Shevchuk

«Це — перемога! Дякую усім, хто долучився до цієї справи! З залишками сталінської каральної психіатрії покінчено», – написал в своём фейсбуке Судья Конституционного суда Станислав Шевчук.

  1. Годом ранее господин Шевчук выносил решение о несоответствии ст. 13 Закона Украины «О психиатрической помощи» положениям Конституции Украины. Теперь это исправлено и лицо, лишённое дееспособности не может быть принудительно госпитализировано в психиатрическое заведение без своего личного осознанного согласия в письменной форме. На этом недостатке системы строились аферы незаконного завладения недвижимым имуществом таких людей.
  2. Важнейшим моментом является изменение положения, по которому человек, лишённый дееспособности мог быть стерилизован лишь по заявлению его опекуна. Теперь любые меры медицинского характера могут быть применены только по личному согласию недееспособного лица.

Начиная с 2013 года, по инициативе ГКПЧ были проведены десятки журналистских расследований. На каналах 1+1, НТН, ИНТЕР, Украина, СТБ и т.д. вышло 24 сюжета раскрывающих проблемы психиатрии и показывающих действительное положение дел. Жалобы о нарушениях и произволе от пострадавших в психиатрии лиц были разосланы в инстанции. Комитет по вопросам здравоохранения под руководством Ольги Богомолец начал активную разработку поправок и законопроектов. В состав рабочей группы входила президент ГКПЧ Украины Анастасия Вилинская (слева на видео).

В 2014 году ГКПЧ Украина подала в Верховную Раду законопроект, направленный на улучшение положения людей, пребывающих в психиатрических больницах и психоневрологических интернатах. Изменения касались ограничений прав недееспособных лиц. Правки приняты не были, хотя практика Европейского суда показывает, что такие ограничения являются нарушением прав человека и Украина проигрывает дела, выплачивая значительные компенсации пострадавшим.

В 2015 году ГКПЧ приняла участие в обсуждении поправок к закону «О психиатрической помощи» на Комитете Верховной Рады по здравоохранению. Предложения имели целью устранить нормы, с помощью которых можно было удерживать людей в психиатрических заведениях без решения суда, использовать принудительное медицинское лечение, подвергать стерилизации недееспособных и т.д. Тесное сотрудничество с главой парламентского Комитета по здравоохранению Ольгой Богомолец, привело к тому, что поправки, предложенные ГКПЧ, были полностью включены в законопроект №4449.

На конференции Организации безопасности и сотрудничества в Европе (ОБСЕ) ГКПЧ выступила с докладом о защите прав пациентов в психиатрии. Через несколько месяцев законопроект №4449 был принят Парламентом в первом чтении. За это время в Украине прошли четыре полномасштабные выставки «Психиатрия: индустрия смерти», привлекая внимание общественности и законодательных органов к проблемам прав людей в психиатрических заведениях страны.

Спустя полгода, сразу после направления ГКПЧ петиции на сайт Президента Украины с требованием принять законопроект № 4449, 14 ноября 2017 изменения к законодательству были приняты Парламентом во втором чтении и сейчас ожидают подписания Президентом Украины. Эта масштабная реформа в области душевного здоровья стала возможной, благодаря слаженной работе общественных структур, законодательных органов, независимых СМИ и отдельных граждан.

Понравилось? Поделись!

Военные психологи узнают о скрытых планах психиатрии

9 ноября 2017 года в Военном институте КНУ им. Т. Шевченко для студентов кафедры военной психологии прошёл специальный показ документального фильма «Незримый враг: скрытые планы психиатрии».

Будущим военным психологам показали тщательно скрываемые факты разрушительного влияния психиатрии на вооруженные силы разных стран. По данным Министерства обороны Украины за 2016 год в боях погибло 216 человек, а вне поля боя 256 человек, 63 из которых совершили самоубийство. С начала боевых действий в Украине суицид совершили 259 военных и эта цифра растёт.

Фильм «Незримый враг» показывает неоспоримые факты того, что истинная причина массовых самоубийств в вооруженных силах армий Мира имеет исключительно коммерческую природу. В 2013 году Минобороны США опубликовало официальную статистику. За 2012 год количество самоубийств военнослужащих значительно превысило цифру погибших в боевых операциях и приблизилось к одному в день. Через месяц Министерство по делам ветеранов США сообщило ещё одну печальную цифру: 22 случая самоубийств в день среди ветеранов. Это около 8000 в год…

nezrimyy_vrah_Filʹm

Есть мнение, что резкий рост актов саморазрушения – следствие потрясений, пережитых на войне. Однако факты в том, что 85% военных самоубийц не были в боях, и 52% из них не находились даже в районе боевых действий. Фильм «Незримый враг: скрытые планы психиатрии» показывает, что след ведёт к выписанным рецептам на психиатрические препараты, чьё число с 2003 года резко увеличилось. Повышенная агрессивность и суицидальные умонастроения являются известными побочными эффектами этих препаратов. Это подтверждают растущие цифры случаев саморазрушения, сексуальных преступлений, домашнего насилия и жестокого обращения с детьми в семьях бывших военных.

Дальнейшее расследование обнаруживает, что определение «психического заболевания», особенно, если речь про посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) у ветеранов и солдат, постоянно «расширяется» психиатрами. Ещё один факт в том, что за каждой диагностикой любого психического расстройства вроде ПТСР, расстройства личности или так называемого социально-тревожного расстройства, в психиатрии неизбежно следует выписка хотя бы одного психиатрического препарата, как единственный способ лечения.

Сами психиатры признают, что эти препараты ничего не лечат, а лишь подавляют и маскируют симптомы. И также хорошо известно о множестве опасных побочных эффектов, включая вероятность привыкания, от приёма психотропных препаратов. По заявлениям психиатрии польза такого лечения перевешивает опасность побочных эффектов, но пока решением подлинных проблем военнослужащих и ветеранов никто не занимается, их здоровье и способность жить в обществе разрушаются.

Мрачная статистика самоубийств среди военных странным образом не оказывает влияния на количество ассигнований и финансовые вливания в психиатрию лишь растут вместе с количеством загубленных жизней. Так Пентагон сегодня расходует на «психическое здоровье» армии 2 миллиарда долларов ежегодно. Траты на психическое здоровье Администрации по делам ветеранов разбухли от менее чем 3-х миллиардов в 2007 году, до почти 7 миллиардов в 2014.

Фильм «Незримый враг» разоблачает тайную операцию, стоящую за таким положением дел в армии и призывает солдат и ветеранов пользоваться своим правом на информированное согласие, получать исчерпывающую информацию об опасности психиатрического вмешательства и возможных последствиях приёма психиатрических препаратов и пользоваться правом отказа от любого лечения. Защитники Страны должны знать, что есть эффективные и безопасные способы избавления от боевого стресса. Нет необходимости в опасных психиатрических процедурах и приёме токсичных веществ, от которых здоровье может значительно пострадать.

Фильм вызвал огромный интерес у студентов кафедры военной психологии. После показа они задавали много вопросов и делились впечатлениями, оставляя отзывы:

Фильм очень полезный к просмотру, ведь сейчас очень многие пользуются антидепрессантами, которые, как оказалось, вообще стоит запретить. И ещё самое обидное то, что все эти препараты испытывают на военных, которым и так приходится несладко. Хотелось бы ещё посмотреть фильм о психиатрических диагнозах.

Фільм був дуже цікавий, вважаю його обов’язковим для перегляду. Я дуже афігел що таке взагалі трапляється, ніколи навіть не задумувався над тим як діють такі препарати. Зараз досі в шоці що від цього помирали люди. З радістю подивився б ще щось схоже, дякую за таку можливість дізнатися щось нове!

Фильм понравился, довольно познавательный. Теперь в случае участия в военных действиях обещаю не принимать никаких медикаментов тем более психотропных. Информацию, которую узнал из фильма, буду распространять по возможности. Подчинённым не буду рекомендовать психотропные препараты для лечения каких-то либо психических расстройств.

Багато реальних історій які гарно запам’ятовуються. Дуже гарно висвітлена інформація про військових психологів США та як створювалась військова психологія. Гарно показана дія наркотиків на мозок і яка ще недосконала військова психологія.

film_nezrimyy_vrah_otzyv_1 filʹm_nezrimyy_vrah_otzyv_2 filʹm_nezrimyy_vrah_otzyv_1

Студенты просили чаще показывать им подобные фильмы, так как для них крайне важна подобная информация в будущей практике. Осведомлён – значит, вооружён. И ГКПЧ помогает в этом будущим специалистам-практикам из Военного Института Киевского Национального Университета им Тараса Шевченко.

Понравилось? Поделись!

Психиатрия и добровольно-принудительное лечение

У каждого человека есть право на получение медицинской помощи, что предполагает также право на отказ от получения медицинской помощи. Вы имеете право, почувствовав недомогание, обратиться к врачу, и не делать этого, если не хотите. Вы имеете право самостоятельно решать когда получать лечение и получать ли его вообще.

А что если этого права у  вас не  будет? Что если кто-то в праве сам решать когда вам нужно лечиться, какие препараты принимать и кто-то другой, а не Вы, решает:  стало  Вам лучше или нет.

73167

Вам покажется это абсурдом. Как кто-то может заставить меня лечиться, если я этого не желаю?

К сожалению, в наши дни это обычное дело в сфере психиатрического “обслуживания”.  Добровольная госпитализация — часто остается такой лишь на бумагах, которые подписываются не так добровольно, как об этом заявляют врачи.

“Ко мне ворвались санитары, я сидела в комнате.с ребенком. Они насильно забрали  ребенка и связали мне руки жгутом. Потом угрожали, закрывали рот, издевались словесно и водили за собой как скотину. После єтого привезли меня в приемную и кричали на меня, чтобы я насильно подписала документ о лечении. Это было 6 раз”

П.А.

Существует простая схема помещения человека в психиатрическую больницу: принудить добровольно подписать согласие на госпитализацию. Чаще всего в психиатрических стационарах Украины “добровольную” госпитализацию получают путем запугивания человека или обманом: “мы тебя пару дней обследуем и ты выйдешь”, “если не подпишешь, будешь тут полгода лежать”, “сейчас сделаем пару уколов и ты у нас все подпишешь” или же банальным насильным методом с применением физической силы. После получения такого “согласия” психиатр получает полное право  “лечить” и решать за вас. Вам ставят диагноз который Вам не сообщается, Вас лечат изменяющими сознание препаратами, название которых Вам также никто не говорит, любой отказ или несогласие — тут же воспринимается как “буйство” или “обострение болезни” и Вас еще интенсивнее закалывают сильнейшими препаратами. Практически каждое обращение к Гражданской комиссии по правам человека имеет сходное описание помещения человека в психиатрической учреждения против его воли.

“Младшая дочь сидела у меня на коленях, когда в квартиру вошли санитары. У меня вырвали ребенка на глазах у мужа и милиции, стали тащить за руки. Когда я оказала сопротивление, меня стали бить в живот и три санитара запихивали меня в лифт, а потом в скорую психиатрическую машину. В машине мне связали руки за спиной…В больнице мне насильно вкололи неочищенный галоперидол, после которого я чуть не умерла”.

С.И.

Это лишь одна из сторон психиатрии, в которой выявлены правонарушения на каждом этапе помещения человека на “лечение”.  Как противостоять этому бесчеловечному обращению когда человек оказывается один на один с “экспертами” в области душевного здоровья? И что происходит с его душевным здоровьем, если  с ним обращаются как с животным, принуждают, насилуют и залечивают до полусмерти? Очевидно это тайна “медицины”, которую нам — простым людям — не понять, ведь, как утверждают психиатры — мы не эксперты.

Если Ваши права были нарушены, если Вас заставили, принудили подписать добровольное согласие на лечение, или Вы стали свидетелем того, как это происходило с кем-то, Вы можете обратиться в Гражданскую комиссию по правам человека в Украине. Психиатрия не должна оставаться вне закона.

Понравилось? Поделись!

Спасён от принудительного лечения в психушке

При содействии Гражданской комиссии по правам человека (ГКПЧ) Марине П. удалось спасти супруга от принудительного лечения в психиатрической больницы, куда его упрятала собственная мать.

принудительное лечение фото

20 апреля в офис ГКПЧ Украины в Киеве поступило обращение от Марины. Она сообщала, что её супруга Николая (имена изменены) насильно забрали в психиатрическую больницу им. Павлова и не позволяют с ним увидеться. Ранее, в феврале у Николая случилась черепно-мозговую травма. В период операции и лечения он был под опекой матери, которая препятствовала его отношениям с Мариной и не давала им встречаться. Когда здоровье Николая улучшилось, и последствия травмы остались позади, мать не смогла более удерживать сына своими силами и прибегла к помощи санитаров психиатрической бригады. Николая без долгих разговоров увезли в закрытый стационар – сценарий использования психиатрии в карательных целях сработал безотказно. Однако никаких психических расстройств и жалоб никогда ранее Николай не имел и к психиатрам не обращался. По словам Марины, причиной его принудительной госпитализации и отказа в посещении, стало то, что «мама написала заявление, что бы никого к нему не пускали».

Есть несколько случаев принудительной (недобровольной) госпитализации в психиатрическую больницу. Если такое случилось, самостоятельно выбраться из психушки практически невозможно. Но родственник, друг или даже просто знакомый могут помочь, если сделают ряд простых действий. Вот типичные варианты принудительной психиатрической госпитализации:

  • Человек сам обратился к психиатру, но через время решил отказаться от лечения. Если его не выпускают из психиатрической больницы, то с этого самого момента его госпитализация рассматривается как принудительная.
  • Человека силой доставили в психиатрическую больницу, и под давлением психиатров он подписал согласие на госпитализацию и лечение. Хотя в действительности не хочет лечения в стационаре.
  • Человека насильно доставили в психиатрическую больницу и без подписанного согласия на госпитализацию его удерживают и лечат.

В нашем случае была принудительная госпитализация без подписанного согласия на лечение. В теории Николай должен написать об этом заявление главному врачу и вопрос будет решён. Но в этом и была проблема: Николая полностью изолировали от внешнего мира и соблюдать его законные права не спешили. Марина связалась с правозащитником из ГКПЧ Украины и получила исчерпывающую инструкцию о том, как можно действовать для достижения результата. Первое, что она сделала – написала от своего имени заявление главному врачу больницы о незаконной госпитализации и нарушении прав пациента, предусмотренных статьями 3, 4, 5, 25 и 26 Закона Украины о психиатрической помощи. Заявление она подала через канцелярию: один экземпляр оставила в больнице, а второй с датой принятия заявления и входящим номером оставила у себя и с ним 21 апреля отправилась к заведующей отделением.

Но заведующая отделением не пожелала её слушать и, сославшись на заявление матери «никого к нему не пускать», просто-напросто захлопнула перед Мариной дверь. Будучи в тесном взаимодействии с ГКПЧ Марина не отступила, а отправилась прямо к главному врачу. Сообщила ему, что ей запрещают навещать мужа и что его содержание здесь происходит с нарушением закона и прав человека. Главврач изучил заявление, вник в ситуацию и, узрев нарушения в действиях сотрудников Павловки, распорядился разрешить Марине посетить её гражданского мужа Николая.

Прямо в палате Николай с помощью Марины и в соответствие с рекомендациями сотрудника Гражданской комиссии по правам человека написал заявление о незаконности помещения его в психиатрический стационар. И уже через час они оба были дома. К счастью, эта история завершилась быстро и благополучно. А что могло случиться с человеком, не действуй Марина решительно и не требуя соблюдения прав и законов? Какая участь ожидала психически здорового человека, которому просто по желанию родственника могли назначить принудительное лечение опаснейшими психиатрическими препаратами? И каким образом продолжает существовать эта система пожизненного заключения в закрытых психиатрических заведениях? Вопросов много. Но какие выводы уже можно сделать из этой истории:

Главное: психиатрия по-прежнему остаётся карательным институтом под удар которого может попасть любой неугодный кому-то человек.

Второй важный момент: сотрудники психиатрических заведений понимают, что их действия далеко не всегда правомерны и одна лишь настойчивость Марины заставила главврача признать эти нарушение и исправить ситуацию.

И последнее: действуя решительно и по букве закона, можно добиться соблюдения ваших прав психиатрами, прекратить произвол и спасти близкого человека, если он вдруг стал жертвой злоупотреблений со стороны психиатрической системы.

*****************************************
Если вы сами или ваши близкие пострадали в результате психиатрического вмешательства или лечения, пожалуйста, сообщите об этом в Гражданскую комиссию по правам человека Украины:

  • +38 (067) 465-3305
  • +38 (066) 803-5583
    info@cchr.org.ua
Понравилось? Поделись!

Лучше держаться от них подальше

Так на вопрос волонтера Гражданской комиссии по правам человека «Известны ли Вам случаи успешного психиатрического лечения?» ответил врач. Опрос был проведён среди представителей общих врачебных специальностей. Из опрошенных 58% сообщили, что не знают случаев, когда психиатры кого-то вылечили и большинство считает, что психиатрические препараты ухудшают состояние человека и его физическое здоровье.

Анализируя ответы специалистов традиционной медицины (которая базируется на объективных показателях, таких как анализы и лабораторные исследования), можно сделать вывод, что в целом врачи имеют представление о вреде и опасности, которые несёт в себе псевдонаучность психиатрии. Кроме того вновь стала очевидна печальная картина: пережиток темного прошлого, высокомерно напялив на себя статус эксперта человеческих душ, паразитирует на системе здравоохранения и пожирает деньги налогоплательщиков. Перемены в государственном укладе Украины многое сделали известным, включая тот факт, что психиатры являлись инициаторами и карательным органом тоталитарных режимов. Однако до сих пор психиатрия, как часть государственной системы, остаётся одной из самых закрытых областей.

Doclady` GKPCh

Такая изоляция от общественных институтов является причиной и способствует постоянным нарушениям прав человека, физических увечий вследствие жестокого обращения и непоправимого вреда душевному здоровью людей. Если с помощью анализов нельзя обнаружить биохимические нарушения или отклонения в организме, то ЧТО психиатры лечат химическими препаратами? Об их способности помогать человеку в решении душевных проблем красноречиво говорит тот факт, что психиатры имеют высочайший процент самоубийств среди представителей других профессий. И крайне высоки показатели суицидов среди тех, кто так или иначе столкнулся с психиатрическим лечением. Громадное влияние на эти цифры оказывают психиатрические препараты, длительный приём которых может нормального человека довести до действительного помешательства, а являясь наркотическими веществами, вызывать настолько сильную психологическую и физическую зависимость, что значительная часть самоубийств происходит в период отвыкания от них.

Есть ли решение этой проблеме? Безусловно. Психиатрия продолжает существовать лишь до тех пор, пока она остаётся закрытой от глаз общества, пока её никто не контролирует и не проверяет деятельность этой системы. Как только общественность и ведомственные структуры узнают, ЧЕМ на самом деле является психиатрия и что она несёт в общество, начинают происходить перемены. Яркий тому пример – закрытие психиатрического отделения в Верхнеднепровске (Украина, Днепропетровская область). Причиной исчезновения в этом городе отделения психиатрической больницы, стало просвещение.

Несколько лет назад группа активистов стала распространять в городе правду о психиатрии. Просветительские буклеты с докладами Гражданской комиссии по правам человека, плакаты и журналы, которые без прикрас давали факты о психиатрии. Разрушение общества, насилие над престарелыми, уничтожение талантов, растление молодёжи, сексуально насилие, разжигание расизма и терроризм – это лишь малая часть зла, которое проникает в общество через психиатров. Когда эта информация стала известна учителям, госслужащим, врачам и простым местным жителям, то через какое-то время прекратилось финансирование психиатрического отделения и его двери закрылись навсегда. Сейчас в помещении бывшей психиатрической больницы Верхнеднепровска находится православный храм. К великой радости священники, в отличие от психиатров, знают о том, что душа существует, и она может быть спасена.

Psihiatriia_Verkhnedneprovsk

За дополнительной информацией обращайтесь в Гражданскую Комиссию по Правам Человека в Украине, г. Киев, телефон:
+38 (067) 465-33-05
е-mail: info@cchr.org.ua

Понравилось? Поделись!