Нереальная реальность 2

Сегодня население можно условно поделить на две категории. Первая – те, кто свято верит, что психиатрия занимается лечением душевнобольных; таких меньшинство, и их число с каждым днём сокращается. Вторая – это те, кто понимают, что в психиатрии – закрытой от посторонних глаз области – обычные человеческие нормы и законы не работают; они стараются избегать этой сферы, надеясь, что их она никогда не коснётся.

0180e1c8d17e5fbc1148da48898ee901

Обе эти категории являются обычными гражданами и не имеют отношения к психиатрии. Но сегодня, в продолжение истории Валентины Ильиничны из «Глевахи», мы посмотрим на психиатрию с точки зрения профессионалов из других областей, которых она, так или иначе, касается. Традиционная цепочка, по которой прошёл уже не один человек, сам того не желая и не подозревая выглядит примерно так: по заявлению кого угодно, зачастую близких родственников, вас могут принудительно направить на лечение в психиатрическую больницу. Особых оснований для этого не требуется, ибо диагноз может быть поставлен заочно по одному лишь мнению психиатра. Главным «мерилом здоровья пациента» могут стать деньги. Существует утверждённая такса на то, чтобы любого человека довели до кондиции, признали недееспособным и навсегда похоронили в стенах психоневрологического интерната. При этом по закону решение о дееспособности принимает суд, но туда жертва может не попасть вообще или предстать перед судьёй после усиленного «лечения» сверхдозами психотропных препаратов, которыми и абсолютно здорового человека с крепкой психикой за считанные дни можно довести до ярко выраженных внешних признаков безумия.

В случае с Валентиной Ильиничной из Киево-Святошинского района самого ужасного ещё не случилось. И одна из главных причин – банальная нехватка денег у разгулявшейся на радостях сестрицы. Она не смогла более оплачивать недешёвые услуги сребролюбивой заведующей психиатрической больницы с. Глеваха, Титовой Э. А., и вынуждена была забрать нашу пострадавшую домой. Однако дом Валентины Ильиничны оказался занятым! С февраля по август 2012 года ей пришлось жить у знакомых, работать, обеспечивая свою жизнь, а большую часть денег у неё забирала сестра. Подорванное психиатрическим «лечением» здоровье и провоцируемые сестрой скандалы, довели Валентину Ильиничну до нервного срыва, и она была отправлена на лечение в широкопрофильный (НЕ психиатрический) госпиталь МВД. После выписки из этого госпиталя стало происходить самое интересное.

Когда Валентина Ильинична попала, наконец, домой, то застала квартиру разграбленной. Тогда она нанесла визит к нотариусу Стратилат П. И. и выяснила, что её сестра, по образованию медик (но явно не по совести или призванию), осенью 2009 года, сделав пострадавшей несколько уколов сильнодействующего препарата, заверила у нотариуса сделку. По этим документам половина квартиры была продана ей, Лукьянцевой Людмиле Ильиничне, за 42 000 гривен – небывало щедрая цена. В настоящий момент по факту возбуждено уголовное дело, материалы находятся в прокуратуре.

В 2011 году в России был уже скандал по схожим мотивам. Гильдия нотариусов возмутилась беспардонным вмешательством психиатров в их деятельность. Заверенные нотариусами завещания клиентов на движимое и недвижимое имущество признавались не имеющими силу. Психиатр заочно, умершему уже человеку (!) ставил диагноз, по которому он признавался невменяемым на момент подписания документов, и аннулировал завещание, получая щедрое вознаграждение от заинтересованной стороны. Такое поразительное по своей наглости мошенничество полностью уничтожало институт нотариального заверения. Праведный гнев профессионалов быстро расставил всё по местам и лавочку прикрыли. Но факт остаётся фактом: источником распространения заразы вновь выступили психиатры.

Итак, в феврале 2013 года наша героиня опять попадает в госпиталь МВД, в отделение гинекологии. Психиатрическое лечение имеет далеко идущие пагубные последствия для всего организма, что подтверждают эксперты. Сразу после операции к ней явился племянник Лукьянцев Александр Викторович, 1980 г.р. и, на основании направления от Филанцевой Л. П. – психиатра из г. Боярска, – попытался забрать свою тётю, чтобы переправить её в психоневрологический интернат. На защиту Валентины Ильиничны встал лечащий врач и зав. отделением, Курганский С. А. – честь и хвала ему! Дав горе-племяннику от ворот поворот, он продолжил выполнять свой врачебный долг, оказывая медицинскую помощь и моральную поддержку своей пациентке.

Но когда Валентина Ильинична вернулась домой, племянник Лукьянцев А. В. вместе с дочерьми Лукьянцевой Л. И.: Сокур Натальей Викторовной 1980 г.р. и Доля Татьяной Ивановной 1985 г.р. – обе работницы МВД – продолжили свои попытки выселить нашу пострадавшую из квартиры и закрыть в психоневрологическом интернате (ПНИ). Поскольку сама Валентина Ильинична в прошлом сотрудник МВД, то ни вызываемая регулярно скорая помощь, ни наряды милиции не рискнули силой выдворить её и закрыть в ПНИ. И то, что эта женщина до сих пор не сгинула в интернате, во многом заслуга неравнодушных людей, которым не чужды ещё общечеловеческие ценности и моральные принципы: её соседи, медперсонал госпиталя, честные сотрудники МВД, возбудившие уголовное дело по факту мошенничества нотариусом, и её квартирант Руслан, который не позволяет беспределу произойти.

Подведём итоги. Жизнь не всегда простая штука. Трудности экономического плана, сложности взаимоотношений имеют место быть. Однако многочисленные истории пострадавших и изучение психиатрии изнутри говорят о том, что это та область, которая по большей части хронически находится вне рамок закона и общечеловеческих моральных принципов. Лженаучная практика и неправомерная деятельность психиатров заражает всё вокруг, втягивая простых людей и профессионалов из других областей в беззаконие и моральную деградацию. По заявлениям отдельных психиатров, им больно порой осознавать, что эта история и ей подобные, являются правдой, а Святошинский интернат даже в их среде вызывает недоумение своим особо бесчеловечным обращением с людьми. Их боль и сожаление можно понять. Вероятно, они шли в психиатрию, желая помогать людям, но система оказалась настолько прогнившей, что исправлению практически не подлежит. Очень сложно выбрать ложку мёда из огромной бочки дёгтя.

Однако зло боится огласки, и боится прямого отпора. Делая широко известными такие случаи, помогая составлять жалобы в соответствующие инстанции и занимаясь просвещением в области права, ГКПЧ с вашей помощью и в содействии с другими правозащитными организациями и отдельными гражданами может остановить это безумие. Гражданская комиссия была создана заслуженным профессором психиатрии Томасом Сасом в 1969 году. На сегодняшний день её деятельность исчисляется тысячами и тысячами спасённых людей, сотнями сотен вызволенных несчастных душ, по каким-то причинам оказавшихся в этой бесчеловечной мясорубке человеческих жизней, имя которой психиатрия.

Выставка «ПСИХИАТРИЯ: ИНДУСТРИЯ СМЕРТИ» проходит в Киевском Планетарии (рядом с м. «Олимпийская») и открыта ежедневно без выходных с 11:00 до 20:00 до 28 декабря. ВХОД СВОБОДНЫЙ.
Контакты: 067-465-33-05, 067-465-33-06, e-mail: info@cchr.org.ua

Понравилось? Поделись!

Психиатры на Украине сколотили себе колоссальные состояния

15 апреля в киноклубе «НаУКМА» состоялся показ фильма «DSM – Руководство по диагностике и статистике психических расстройств», который дает правдивые данные о многомиллиардной психиатрической индустрии.

DSM - руководство по диагностике и стаистике

«Не верю! Неужели все это правда!?» – именно таким был первый комментарий после показа. Вопрос задала девушка – социальный работник. Среди гостей были эксперты в этой области, и ответом стало откровение врача-психиатра, который 20 лет жизни посвятил этой системе. Он сказал, что ему больно смотреть на реалии, затрагивающие личное, но это так. Еще студентами они смеялись над DSM, но практика показало иное, и последний год он занимается правозащитной деятельностью в сфере психиатрии и преподает будущим юристам основы судебно-психиатрической медицины.

Главная мысль, озвученная им, едва ли кого-то оставит равнодушным. По его оценке DSM – или его отечественный аналог «Международный классификатор болезней» – существует, как руководство. И как любое руководство, его следует воспринимать через призму разумности – понимать, что можно использовать, что можно обойти, какие моменты не являются основными в конкретном случае и прочее, что целиком становится вопросом компетентности и этичности отдельно взятого врача. Если его цели не являются гуманными, правомерными и направленными на помощь человеку, то он может использовать это руководство так, что жутко даже представить. Вопрос правды и этики был и остается краеугольным камнем психиатрии.

А ведь судебно-психиатрическая медицина – это тот институт, который определяет вменяемость субъекта и дает заключение о признании недееспособности. По сути, решает судьбу человека! Так как же это происходит?

По нынешнему Закону присутствие самого человека не является обязательным в суде, но отказаться от такой экспертизы, если она ему назначена, он не может. Группа людей делает заключение о душевном состоянии человека и передает его судье. От публики поступил совершенно логичный вопрос: «Каким образом судья выносит решение? Он основывается только на этом заключении?». Эксперт пояснил, что судья в своем решении пользуется этим заключением, но не основывается на нем. И тут мы имеем новую проблему – теперь судьба человека зависит от уровня образованности этого конкретного судьи. Чтобы уметь читать заключение экспертизы, ему не надо быть психиатром, ему надо быть грамотным юристом. Но система настолько запущена в отношении общей безграмотности и низкой квалификации персонала судебной системы, что можно сделать неугодным практически любого.

Его старший коллега с более чем 30-тилетним стажем работы в психиатрии не был столь дипломатичен и выразился прямо: «Психиатры на Украине сколотили себе колоссальные состояния. Те, кто этого не сделал, считается белой вороной». Невероятно, но факт!

DSM

И, конечно же, прозвучал вопрос к организаторам показа – Гражданской комиссии по правам человека (ГКПЧ): «Что вы предлагаете?».

ГКПЧ была основана в 1969 году Церковью Саентологии и всемирно известным писателем, доктором Томасом Саcом, заслуженным профессором психиатрии в отставке Университета штата Нью-Йорк в г. Сиракузы. В то время жертвы злоупотреблений психиатрии были забытой группой людей и томились в ужасных условиях психлечебниц по всему миру. И первое, что было сделано – это сформулирована Декларация прав человека в области душевного здоровья, которая служит руководством для проведения реформ в области душевного здоровья.

За это время Гражданская комиссия помогла миллионам людей избежать смерти и бессмысленных страданий. Добилась того, чтобы принцип информированного согласия на психиатрическое лечение, право на юридическое представительство, право обращения в суд и помощь адвоката стали законодательно закреплены во многих странах. Для тех же, кто оказался в руках психиатров, добилась права на компенсацию. Важным результатом деятельности ГКПЧ стало то, что электрошок и использование других жестоких методов психохирургии на детях запрещены.

На Украине проблема, очевидно, существует. И существуют доступные для каждого способы, которые могут не только сделать явной эту проблему для общества и государственного аппарата, но и по-настоящему привести эту область в порядок.

Обратная связь

Понравилось? Поделись!