Официальное открытие Международной выставки «Психиатрия: индустрия смерти» в Одессе

Извещая о том факте, что в психиатрических заведениях Украины умирают люди, и что система психиатрии требует полной реорганизации, Гражданская комиссия по правам человека Украины 4 сентября 2015 года в Арт-центре Коробчинского открыла Международную выставку «Психиатрия: индустрия смерти».

Psihaitriia_industriia_smerti_odessa

Выставка состоит из 14 секций протяженностью 56-метров и, основываясь на высказываниях профессиональных врачей, экспертов в области юриспруденции и прав человека, академиков, а также реальных историях жертв психиатрических жестокостей, показывает нарушения прав человека в психиатрии. Экспозиция представляет психиатрию, как индустрию, движимую исключительно стремлением к наживе. Выставка раскрывает влияние психиатрических препаратов на рост количества преступлений подростков с использованием оружия в настоящее время.

«Одесса – это второй город Украины, куда мы привезли выставку. Причина – большое количество сообщений о нарушениях прав человека в области психиатрии в Одессе и Одесской области. Прямо сейчас огромное количество людей продолжают быть заложниками психиатрической системы – более 70% граждан в настоящее время госпитализированы в психиатрические больницы Украины не добровольно», – сказала на открытии выставки Анастасия Вилинская, президент Гражданской комиссии по правам человека Украины.

Vilinskaia_anastasiia_prezident_gkpch

Юрист и международный правозащитник Николай Розовайкин заявил, что карательная психиатрия, жертвами которой стало большое число людей во времена СССР, продолжает существовать и по сей день, и что прямо сейчас граждане Одессы и области подвергаются мучительному воздействию психотропных препаратов и насилия. «Это должно быть остановлено», – заявил Розовайкин.

Татьяна Макарова – член рабочего конгресса Гражданского общества Украины и обладательница ордена княгини Ольги, выступившая после Розовайкина, озвучила страшные цифры: 134 смерти молодых людей за 10 лет только в одном Новосавицком интернате Одесской области. У каждого из них причиной смерти была указана «сердечная недостаточность». Действительная же причина – передозировка такими препаратами, как аминазин и галопередол. «Психинтернаты – это абсолютно отработанная государственная система», – заявила Макарова, – «Эти ребята приносят администрации психинтернатов огромный доход и при этом они – полная собственность интернатов, так как интернат и есть их опекун. Вырваться из лап опекуна практически невозможно».

Makarova_i_rozovai`kin

Татьяна Мальчикова, сотрудник Гражданской комиссии по правам человека, завершая официальную часть, попросила гостей разобраться с фактами, представленными на выставке, чтобы принять собственное решение. «Психиатрия может коснуться жизни любого, независимо от возраста, социального статуса и вероисповедания. Каждый должен быть вооружен данными о том, как их права могут быть нарушены в психиатрии, чтобы не стало слишком поздно», – сказала Татьяна Мальчикова.

Mal`chikova_tat`iana

Вот некоторые факт, представленные на стендах выставки «Психиатрия: индустрия смерти»:

  • 20 миллионов детей во всем мире принимают психиатрические препараты, которые могут вызывать враждебность, насилие, манию, паралич, сердечные приступы, диабет, смерть или приводить к самоубийству.
  • Более 100 000 пациентов умирают каждый год в психиатрических учреждениях мира.
  • В международном масштабе психиатры убивают до 10 000 людей каждый год при помощи электрошока. Напряжением до 460 вольт прижигают участки мозга. Три четверти жертв электрошока – женщины.
  • Зафиксировано около 250 000 случаев изнасилования. Исследования показывают, что от 10 до 25 процентов психиатров насилуют своих пациентов; вероятно, каждый двадцатый из этих пациентов – несовершеннолетний.

Гражданская комиссия по правам человека обращает внимание общественности на факты злоупотреблений в сфере душевного здоровья, которые намеренно замалчиваются. Граждане имеют право знать, какую опасность может таить в себе психиатрическое вмешательство в их жизнь. Именно на это нацелена открывшаяся в Одессе выставка.

Выставка «Психиатрия: индустрия смерти» расположена в Одессе, в Арт-Центре Коробчинского, ул. Пушкинская 32 и до 25 сентября открыта ежедневно с 11:00 до 20:00. Вход бесплатный.

Контакты: 067-465-33-05, e-mail: info@cchr.org.ua

Понравилось? Поделись!

ПНИ – узаконенное рабство в Украине

В Украине 55 детских интернатов психиатрического профиля. В них проживает семь тысяч детей. Таким образом, каждый 12-й сирота – психически болен. Как отмечают сами психиатры, ужас состоит не в том, что дети сироты массово свихнулись, а в том, что большинство из них здоровы. Гражданская комиссия по правам человека в Украине разбиралась, кому выгодна такая массовая постановка сиротам психиатрических диагнозов и, главное, чем это оборачивается для них в будущем.novosavickiy_pni

Денис Холостенко – сирота с детства. Имеет диагноз ДЦП. Воспитывался в детском интернате в  г. Одесса для детей с ДЦП. «В интернате было хорошо, мы учились, летом на каникулах бывали в санаториях и лагерях». Но по окончанию интерната Денису сообщили, что он отправляется в дом инвалидов. Так парень оказался в Балтском психоневрологическим интернате, где пробыл с 2001 по 2007 год. «До интерната я ни разу не был в психиатрической больнице, но почему-то оказался в интернате психиатрического профиля». В 2004 году Дениса лишили дееспособности.

В интернате такие как мы ребята нужны для тяжелой физической работы. Работали мы с 9 утра до 9 вечера. Чаще всего за нами приезжал человек, который договаривался с директором интерната и мы ехали работать к нему на дачу или к нему в дом.  Я часто отказывался работать и поэтому меня избивали, кололи уколы, закрывали в отдельной комнате типа карцера. Я был им не интересен, потому что не хотел работать, а другие ребята соглашались работать, что бы их не били и не закалывали.

Еще с советских времен в психиатрии существует термин – трудотерапия и прикрываясь такими способами сотрудники интерната используют физическую силу своих подопечных. Так как эти ребята сироты, то, лишив их дееспособности, руководство интернат становится опекуном недееспособного «психа», а в реалии получает физически здорового работника, способного работать «на благо интерната» по 12 часов в сутки.

Сегодня закон Украины гласит, что человек лишенный дееспособности не может самостоятельно восстановить свои права. Этот механизм попросту отсутствует и недееспособный может предпринимать действия только с одобрения своего опекуна. Но в нашем случае опекун заинтересован лишь в том, чтобы человек никогда не реабилитировался (хотя, именно в этом функция интерната) и никогда не восстановил дееспособность. В этом есть прямая выгода руководству таких заведений и системе существования интернатов, которые финансируются за счет пенсий недееспособных подопечных.

Гражданская комиссия по правам человека встретилась с Дмитрием Губичем, который, как и Денис, был заложником психоневрологического рабства. Он также как и Денис – сирота и воспитывался в Килийском вспомогательном интернате, который расположен в Одесской обл.  Дмитрий рассказал, как за капризы и за раздражительность его отправляли в психиатрическую больницу. Никакие медицинские показатели не учитывались. Это была карательная мера, которую применяли к большинству воспитанников. В 2004 году Дмитрия перевели в Белгород-Днестровский детский дом-интернат, и в 2005году по заявлению этого интерната лишили дееспособности. Сам Дмитрий при этом даже в суде не присутствовал. С 2008 года он живет в Новосавицком психоневрологическом интернате для умственно отсталых.

Мы работали по 12-15 часов в сутки. Если я отказывался работать меня били и закалывали лекарствами, от которых очень болела голова и не мог ходить, ноги выкручивало восьмеркой.

И таких историй множество. Правозащитник Татьяна Макарова уже более 10 лет занимается судьбами таких вот сирот, которых государство списало в психоневрологическое рабство.

Это система, – утверждает Татьяна Владимировна, – это не единичный случай, это абсолютно отработанная государственная система, в которой узаконена интернат зависимость. Эти ребята приносят владельцам интерната огромный доход и при этом они полная собственность интерната, так как интернат и есть их опекун. Вырваться из лап опекуна практически невозможно.

Но многие годы труда и неимоверного упорства дали свои плоды. С помощью Татьяны Макаровой более чем 20-ти ребятам удалось вырваться из плена интернатов Одесской области и вернуть себе дееспособность.

Денис Холостенко ныне работает в службе охраны – он обеспечивает себя сам, снимает жилье и живет полноценной жизнью. Дмитрий Губич тоже работает, снимает квартиру, часто проведывает Татьяну Владимировну и не перестает благодарить её за помощь. Многие, из тех, кому ещё смогла помочь Татьяна Макарова, создали семьи, работают и живут полноценной жизнью, свободной от издевательств, угнетения и рабства.

А как быть тем, до кого не дотягиваются руки правозащитницы из Одесской области?

Понравилось? Поделись!