Аутизм. Что делать, если психиатр ставит такой диагноз

Каким должен быть ребёнок? Каковы стандарты «нормальности» и кто их определяет?  Как часто мы не готовы позволить детям быть детьми и пытаемся сделать поведение ребёнка удобным? Александр Данилин даёт разъяснения диагнозу «аутизм».

«Я не являюсь специалистом по аутизму по одной простой причине: для меня проблема аутизма – это проблема специфической педагогики».

По мировым стандартам дети с верифицированным и проверенным диагнозом аутизм никак не соотносятся с больными шизофренией. У аутизма есть объективные показатели и разные критерии, в том числе, биохимические. Эта информация доступна на сайтах, посвящённых теме. Аутизм – это некая проблема структуры мозга, иногда её биохимии. Но категорически во всём мире, везде и всюду, аутизм никак не соотнесён с понятием «шизофрения».

Дети-аутисты нуждаются в немедленном изъятии от психиатров. Им необходимо обращаться в специальные реабилитационные центры и школы – их много. Существует система специальной реабилитационной педагогики при аутизме. Она отработана, она даёт много надежды на то, что реакция ребёнка на внешний мир восстановится.

Главное – не дать ребёнка полечить. Если вы позволите полечить его так, как это рекомендует сегодня советская ещё психиатрия, то вы получите дементного (слабоумного) ребёнка, которого с каждым годом приёма психотропных препаратов будет всё труднее и труднее учить.

Если вы считаете, что ваш ребёнок аутист, и этот диагноз верифицирован, немедленно его забирайте от психиатра и обращайтесь в коррекционные группы – их много. Есть благотворительные фонды, которые этим занимаются и за вас это оплатят. Это абсолютно реально. Важно не дать проникнуть в свой мозг «белой обезьяне» по имени «болезнь». Большинство докторов (и в Москве, и в Киеве) скажут вам: «Что тут думать? Это будет шизофрения! Поэтому, давайте лечить прямо сейчас, пока ему три года».

К сожалению, диагноз «аутизм» и шизофрения стали одним и тем же. Но ситуация начинает меняться и появляются первые проблески.

«Кошмарный ад и самое страшное место на свете, 6-я детская психиатрическая больница (г. Москва), где детей закармливали нейролептиками с 3-4 летнего возраста. Где никогда не было никаких условий ни для каких других диагнозов, и нет никаких реабилитационных условий. Где подростков удерживают только дозами нейролептиков».

Только в этом году (при совместных усилиях ГКПЧ и осведомлённых врачей) появились первые пациенты, которые находились в детском психиатрическом стационаре, и им не назначили нейролептики, а назначили ноотропы и сообщали, что это неврологическая проблема.

Самое главное. Если классический психиатр скажет вам, что аутизм – это шизофрения, не верьте ему! И ещё надо понимать, что под маской аутизма может скрываться нечто иное.

Аутизм – диагноз международной классификации и он тонко дифференцированный. Его просто так, умно скосив глаза, не поставить. И если кто-то вам в первый 10-минутный осмотр сказал: «О, это аутизм. Идите», – этому человеку не верьте. Пройдите неврологическое обследование. Потому что у нас психиатры часто путают аутизм и то самое врождённое кислородное голодание мозга в результате тяжёлых родов, несвоевременных родов, родов с интоксикацией и пр. А это лечится совершенно другими методами.

Важно: когда вам ставят диагноз «аутизм», необходимо полностью исключить неврологические и соматические заболевания, которые могут вызывать похожие проблемы с развитием ребёнка.

Если вы или ваши близкие пострадали от действий психиатров, сообщайте в ГКПЧ Украины по тел. +38 (067) 465-33-05; +38 (066) 803-55-83 

Понравилось? Поделись!

Ребёнок у психиатра. Что необходимо знать родителям о «проблемах психического развития»

У ребёнка могут быть проблемы. Но родителям необходимо знать несколько вещей, первая из которых, что ни о каких психических болезнях у ребёнка до семи лет (начало социализации) говорить нельзя.

В советской психиатрии – той самой, где создавалась политическая психиатрия, – тем не менее, чётко учили, что до 7 лет следует обращаться к неврологу или психоневрологу, но не к психиатру. Главной проблемой детей чаще всего является задержка психического развития или повышенная возбудимость. Такие проблемы почти всегда вызваны лёгкими неврологическими расстройствами.

Немного истории: в 80-х г. г.  главным психиатром СССР был профессор Портнов А. А. (1914 – 2006). Он был заведующим кафедрой психиатрии в Военно-медицинской академии им Кирова (СПб), позже директором Московского научно-исследовательского института психиатрии и умел дистанцироваться от политики. Автор учебника психопатологии. В его школе был ряд вещей, которые твёрдо понимали и знали, но которые сейчас полностью ушли. И это важно знать родителям.

Если вы нашли любое неврологическое расстройство, – повышенное внутричерепное давление, напряжённость нервной ткани, сниженный порог судорожной готовности или признаки врождённой гипоксии (кислородное голодание), то ни в коем случае не следует влезать в психиатрию. Лечим одну болезнь. И если нашли известную болезнь, то не говорим о неизвестной.

Многие женщины сегодня рожают в позднем возрасте, и ребёнок может появиться с той или иной внутриутробной гипоксией. Его мозгу нужно помогать и это успешно делают неврологи, прописывая антиоксиданты и витамины группы В. Сейчас это происходит иначе.

Пример: нашли небольшую кисту мозга. Это не опухоль, а небольшая складочка тканей. Но она может вызывать избыточное напряжение в нервной ткани и какие-то психологические проблемы. А если говорить точнее, то заострение обычных детских проблем и более яркую их выраженность.

Психиатр не лечит и не имеет права лечить никакой кисты и никакой неврологии – это не его специальность. Так было в 80-х. А сегодня он просто обязан приплюсовать и написать нечто вроде «микрокиста 4-го желудочка вызвала появление шизофрении». И эту шизофрению будет лечить уже он.

Многие родители ошибочно думают, что если при обследовании психиатр нашёл какую-то болезнь, то её он и лечит. Нет! Психиатр к имеющейся болезни приплюсовывает лишнюю сущность. Он говорит: «Киста спровоцировала у вашего ребёнка шизофрению. Шизофрения опасна, а киста – это фигня. Будем лечить шизофрению». Этого ни в коем случае делать нельзя! Любые нейролептики или антидепрессанты будут ухудшать проблемное состояние нервной ткани. Это написано в инструкции к таким психиатрическим препаратам. Мы получим замкнутый круг. Ребёнку дают нейролептик – его состояние ухудшается. И это надо знать родителям, чтобы выжить.

Ребёнок будет какаться, писаться, будет всё хуже учиться в школе, родители будут приходить к психиатру, тот будет говорить: «Видите, какая болезнь тяжёлая!». Но основной проблемой, которая вызвала первичные изменения поведения – бессонницу, беготню, нарушение концентрации внимания – никто заниматься не будет. И даже невролог сегодня может сказать: «Вы лечитесь у психиатра? Идёшь бабка? Иди, иди…».

Если вы оказываетесь у детского психиатра, – это придуманная ложная сущность. Причиной поведенческих нарушений у ребёнка может быть, например, щитовидная железа. И это не обязательно какие-то тяжёлые формы – они сразу видны. Это могут быть незначительные аутоимунные отклонения. Проверив антигенную системы щитовидной железы, вы можете снять многие вопросы того, что происходит с ребёнком.

Главная проблема в том, что психиатр – это человек, который выявляет «тайную дополнительную сущность». Ему не важно, что вы нашли в обследованиях. Так что, прежде чем впадать в «белую обезьяну» и искать в поведении ребёнка сумасшествие, сходите к нормальному неврологу. Сделайте МРТ, осмотрите внимательно щитовидку, посмотрите с помощью хорошего доктора биохимию. Не всегда, но в 90% случаев, вы такую проблему найдёте.

Самый худший вариант – если мама вовремя беременности принимала психотропные препараты. Этого ни в коем случае делать нельзя, как бы плохо вы себя не чувствовали. Все до единого нейролептики вызывают сложные дефекты обмена веществ у плода. Все они проникают через плаценту и молоко в организм ребёнка. А значит, ваш ребёнок будет лечиться нейролептиками вместе с вами, и вы рискуете получить разные формы слабоумия. Лечить их будет очень трудно. Сложно нормализовать врождённые дефекты обмена веществ.  

Чтобы не говорили доктора, про атипичные нейролептики или что угодно другое, и какой бы «страшной формой безумия» вы не страдали, если вы решили рожать, то с первого дня беременности никаких психотропных препаратов быть не может.

Если вы столкнулись с нарушением прав в психиатрии, и вам или вашим близким нужна помощь, звоните +38 (067) 465-3305; +38 (066) 803-5583

Понравилось? Поделись!

Психиатрический диагноз отражает психическую болезнь самих психиатров

Суть любого психиатрического диагноза – всегда шизофрения. Но она – форма искусственного психического заболевания самих коллег-психиатров.

Это как надеть наушники и смотреть на людей, идущих по Майдану. Кажется, что все они идут в ритм звучащей музыки. Диагноз «шизофрения» таким же фоном звучит в сознании, и человек начинает его видеть.

Психиатрический диагноз – это призрак. Почти галлюцинация. Метафорический образ, стоящий между взглядом психиатра и человеком, на которого он смотрит. Это искусственное самоограничение заставляет видеть вместо человека шизофрению. Но если такое же самоограничение будет у другого человека, психиатр назовёт это паранойей. Можно утверждать, что психиатрический диагноз – это форма паранойи психиатрической службы.

Это не требует доказательств. Психиатры знают, что когда появился МКБ-10 (Международная классификация болезней, редакция от 1989 г. В странах СНГ начали вводить в 1999 году), шизофрении было отведено очень мало места. Это возмутило кафедры психиатрии, которые с 70-х годов признавали только шизофрению, и создало ситуацию. Теперь в уме ставился типичный диагноз, а в истории болезни писалось что-то, из МКБ-10. Именно этому учили психиатров, когда начали внедрять МКБ-10. Необходимо было сформировать фильтр (призрак), через который будет рассматриваться всё, что угодно, в том числе и законы классификации болезней.

Если сегодня вы придёте на ведущую кафедру психотерапии, и спросите, что такое «вера», вам объяснят, что это «знание, которое принимается без всякой критики». Сегодня ГКПЧ – единственная инстанция в странах СНГ, которая критично смотрит на психиатрическую веру. Когда доказательств существования некой болезни под названием «шизофрения» нет, она может быть только ФЕНОМЕНОМ СЛЕПОЙ ВЕРЫ. Никаких доказательств в существовании этой болезни быть не может, по определению. Как только они появятся, это будет уже не шизофренией по требованию автора этого понятия.

Ейген Блёйлер, который в 20-х годах описал «схизофрению», утверждал, что эта болезнь вызвана принципиально неизвестными причинами. Любую известную болезнь мозга будут лечить НЕ психиатры, а неврологи. Психиатрические болезни – как раз те, причины которых определить никто не может. И если причины у болезни нет, то она является феноменом веры, некоторого внутреннего самоограничения, которое создаёт сам себе психиатр. Вроде музыки, слушая которую, мы получаем иллюзию, что люди идут в такт.

При социализме у многих членов ЦК Партии было убеждение, что все люди идут в ногу. Они так видели. Сегодня психиатрический диагноз – это форма иллюзорного галюциноза психиатра.

Если вы столкнулись с нарушением прав в психиатрии, и вам или вашим близким нужна помощь, звоните +38 (067) 465-3305; +38 (066) 803-5583 

Понравилось? Поделись!

Особенности детской психиатрии

Сегодня всё больше людей боятся обращаться в психиатрию. Пугает знаменитый психиатрический учёт, который может лишить права выезжать за границу, водить машину или ограничить ряд профессий для человека. Численность обращений людей, особенно в психбольницы, падает. И поэтому возраст людей, которые подлежат первичному психиатрическому обследованию, катастрофически снижается.

Психиатры могут обследовать детей, начиная с двух лет! Мыслящие люди (психиатры) смеются над этим. Невозможно обследовать ребёнка в таком возрасте. Психиатрия – вербальная специальность. Маленький человечек должен что-то рассказать о своих переживаниях, чтобы ему можно было поставить диагноз. Но есть и другие. Так одна дама, по сути – садистка, развивает идеи невербальной психиатрии. Вас можно не слушать, а наблюдать признаки поведения – движения, манеру ходить, держать голову – и на этой основе ставить вам диагноз «шизофрения». Это смешно и не выдерживает никакой критики.

Специально для ГКПЧ Украины А.Г. Данилин даёт интервью об особенностях детской психиатрии.

Но, поскольку это медицина, и правящие мира сего лазить в неё не хотят, в этом большом «шизофреническом поле» можно творить всё, что угодно. Почему? Потому что какого «призрака» себе сформирует психиатр, тот и будет. К детям прилеплять такого невербального призрака особенно удобно. Они же ничего возразить не могут и от лечения не откажутся.

Это самый распространённый приём. «Почему, доктор, вы назначаете такие серьёзные таблетки?». «Не спрашивайте! Я точно знаю – здесь БУДЕТ шизофрения. Я это чувствую!»…

Если родители начнут давать препараты (нейролептики), то возникает замкнутый круг. Препараты будут нарушать развитие ребёнка. Каждый из препаратов имеет свой тематический спектр действия. Вы будете приходить к врачу, и он будет злорадно усмехаться: « Ну, я же вам говорил, что здесь будет шизофрения? Вот вам и шизофрения». Но эффект от самих препаратов останется за кадром.

Самое страшное – внутренняя позиция родителя. Мы сами не очень готовы, чтобы дети были детьми. Не все это говорят, но сейчас бытует мнение, что ребёнок должен быть «удобным». Должен быть тихим, послушным и выполнять то, что от него требуют родители. Однако ребёнок любого возраста – это свободное существо, который ничего никому не должен. Но родители часто с этим не согласны. И они надеются на то, что всё произойдёт само собой: «Мы же приличные люди, и он таким вырастет». А если он не так себя ведёт, то его можно наказать, ограничить и т.д..

Если ребёнок упорно ведёт себя не так, то взволнованные мамы и папы бегут к психиатрам и там ставят в лучшем случае аутизм, в худшем – сразу шизофрению. Обычно «добрый доктор Ай-Болит» прямо так откровенно маме и сообщает: «Здесь будет шизофрения!». Узнав о таком страшном диагнозе, мама пугается и начинает принимать САМЫЕ ОБЫЧНЫЕ проявления человеческого сознания за психическую болезнь.

У любого ребёнка буйно развито воображение и то, что в нём происходит после просмотра мультфильмов или детских соцсетей, он будет выдавать за реальность. Самый известный пример – выдуманный друг. Об этом написано масса книг и рекомендаций, что ни в коем случае не следует разубеждать ребёнка в существовании этого друга. Во всём мире это считается НОРМАЛЬНЫМ феноменом, очень хорошо описано и никто не собирается его лечить. Но у нас это считается признаком шизофрении. А поскольку родитель не врач и будет изо всех сил пытаться «не думать о белой обезьяне», то у нас начинается то, что по любому поводу родитель бежит к доктору.

  • «Она у меня шейку чешет. Это не шизофрения?»
  • «Она сегодня плохо спала и во сне с кем-то разговаривала. Это не шизофрения?»

Потому что есть люди в белых халатах, профессора и академики, которые качают головами, ничего не объясняют – что очень страшно – и говорят: «Ну, пейте таблетки». А когда такие препараты пытаются отменять за ненадобностью, то человек пытается находить в себе или своём ребёнке признаки шизофрении. Таково свойство нашего противоречивого мышления под воздействием «белой обезьяны» – диагноза психиатра. Он скашивает глаза и говорит: «Это шизофрения. Но вы не волнуйтесь! Вам надо срочно лечь в больницу».

Разница между взрослыми и детьми в том, что отделение своей личности от происходящего с ним, как механизм психологической защиты, взрослый делает сам. А за ребёнка это делают родители. Они за ним следят и ищут признаки шизофрении. Психиатру даже ничего придумывать не надо, родители сами всё расскажут.

Психиатрический диагноз ребёнку – призрак, который простейшими способами подсаживается в человеческое восприятие. Вот и всё.

Если вы столкнулись с нарушением прав в психиатрии, и вам или вашим близким нужна помощь, звоните +38 (067) 465-3305; +38 (066) 803-5583

Понравилось? Поделись!

Вялотекущая шизофрения – научный диагноз или литературная метафора?

В начале прошлого века, в 1908 году, Ейген Блёйлер (1857–1939) впервые ввёл термин шизофрения. По его собственному определению им он описывал состояние человека и/или болезнь, медицинские причины которых были ему не известны.

Изначально сам Блёйлер использовал множественное число – «шизофрении». Это включало в себя целый список расстройств мышления и поведения, слуховые галлюцинации, эмоциональные расстройства, расстройства восприятия, бред, дезорганизованность речи, нарушение работоспособности и социальных навыков. Позже такое обобщённое определение невероятно разрослось, не получив никакой медицинской основы или точных критериев, но получая всё новые приставки и толкования.

По словам Александра Данилина, врача-психиатра, психотерапевта и публициста:

Никакого отношения к понятиям «медицина» и «диагноз» это [шизофрения] не имеет. Эта литературная метафора стала своеобразным феноменом некой религиозной веры или паранойи психиатров. Если сегодня вам ставят диагноз «биполярное расстройство», то наверняка где-нибудь в описании указано «атипичное». Атипичное биполярное расстройство – это биполярное расстройство в рамках той же шизофренией. В инструкции большинства из назначенных препаратов будет указано, что используются при шизофрении и писхозах. Поэтому всякая иллюзия, что вам поставили какой-то другой диагноз, отпадёт.

Само понятия «шизофрения» происходит от др. греч. σχίζω (skhizo) – расщеплять, раскалывать и φρήν (phren) – ум, мышление. Причиной шизофрении Блёйлер считал «раскол чревного разума». Но не давал никаких определений, самому «чревному разуму», почему он «чревный» и т.д. Вероятно, он имел в виду расстройство некоего базового разума, местоположение которого было ему не известно. Такие размытые границы позволяют отнести к шизофрении всё, что угодно.

Диагноз «вялотекущая шизофрения», который повально применялся к диссидентам советской карательной психиатрией, имеет особую историю. Он был описан Блёйлером, как типичное заболевание актёров. По его понятию актёрское мастерство – это раскол чревного разума: актёр «раскалывается» на свои роли и перестаёт понимать себя, как единую целую личность…

Существует история, по которой вялотекущая шизофрения была описана в отместку некой австрийской актрисе, которая не пожелала иметь интимную связь с профессором психиатрии. Блёйлер, несомненно, был талантлив, как литератор, описание получилось ярким и существует до сих пор, как диагноз.

Таким образом, из литературного описания состояния человека, причин которых Блёйлер не знал и не понимал, развилась целая индустрия медикаментозного воздействия на необнаруженный «чревный разум». Интересно то, что к концу жизни, в книге «Предупреждение о невозможности использования большого числа лекарственных препаратов при лечении шизофрении» Блёйлер доказывает, что самая типичная шизофрения способна пройти совершенно бесследно, если человека не залечивать лекарствами. Причиной он называет то, что сам «раскол чревного разума», скорее всего иллюзия.

Если вы столкнулись с нарушением прав в психиатрии, и вам или вашим близким нужна помощь, звоните +38 (067) 465-3305; +38 (066) 803-5583 

Понравилось? Поделись!

Какие методы диагностики использует психиатрия?

По каким признакам и какими методами ставят психиатрический диагноз? Особенно это касается детской психиатрии. Что является основанием для назначения ребёнку антипсихотического препарата?

Когда мать спрашивает психиатра, назначающего антипсихотики её ребёнку, что происходит, и ссылается на понятные ей диагностированные невралгию или сложные роды, происходит то, что противоречит любой этике. Психиатр поднимает глаза к небу и многозначительно говорит: «Я же врач – я знаю. Здесь будет шизофрения». Единственный метод психиатрической диагностики и, более того, важный признак психиатрической власти – постановка диагноза с первого взгляда.

А. Г. Данилин рассказывает о методах диагностирования в современной психиатрии как они изменились в советское время.

В действительности, и в это верится с трудом, никаких реальных методов диагностики в психиатрии не существует. Изначально немецким психиатром Карлом Ясперсом (1883–1969 г.) создавалась идея научить психиатра эмпатии – осознанному сопереживанию эмоциональному состоянию другого человека. Предполагалось делать мгновенное спонтанное описание того что психиатр наблюдал: «Нервно сжимает руки, противоестественно улыбается и молчит, явно желая что-то сказать. Напряжена, волнуется, достаточно нехорошо выглядит». Без каких-либо терминов, только художественное описание наблюдаемого.

Затем эти записи убирались и через два-три дня, имея опыт общения с пациентом, к ним возвращались, пытаясь понять, что же почувствовали с первого раза. На этом строился диагноз. Позже в советской психиатрии эта модель была упрощена П. Б. Ганнушкиным. И вместе с этим любые другие методы, включая электроэнцефалограммы, МРТ, биохимические анализы, которые в лучшем случае лишь подшивались к истории болезни, как доказательство заранее поставленного диагноза.

Такая модель диагностирования сохраняется по сегодняшний день и представляет собой субъективное мнение отдельно взятого психиатра. Которое, кстати, может отличаться от таких же мнений других психиатров. И здесь мы имеем две острых проблемы.

Первая из них – вопрос объективности и справедливости диагноза. ГКПЧ регулярно получает обращения от пострадавших, на которых психиатрический диагноз был повешен произвольно, ради личной выгоды родственников, других заинтересованных лиц или самих же психиатров. Решётки психиатрических заведений удерживают людей лучше любой тюрьмы, из которой хотя бы можно выйти по окончании срока наказания.

Вторая проблема – вопрос лечения и назначения препаратов. Любой антипсихотик, антидепрессант или иной психиатрический препарат является опасным для физического здоровья наркотическим или изменяющим сознание и биохимию тела посторонним веществом. Побочные эффекты таких «лекарств» разрушают как психику человека, так и работу всех систем тела. Возникает не простой вопрос: как таким разрушительным воздействием на человека можно «вылечить» мнение врача-психиатра об этом человеке?

Если вы пострадали от действий психиатрии, ваши права были нарушены психиатром, и вам или вашим близким нужна помощь, звоните
+38 (067) 465-3305; +38 (066) 803-5583

Понравилось? Поделись!

Проблемы современной психиатрии и необходимость менять сознание

20 сентября 2018 г. ГКПЧ Украины провела в Киеве для специалистов лекцию известного психиатра и автора-публициста А. Г. Данилина о проблемах современной психиатрии.

Более 100 профессионалов в области психологии, психиатрии, психотерапии, медицины и образования собрались в центре Киева, в конференц-зале Admiral Hall на лекцию «Практический взгляд на проблемы современной психиатрии». Александр Геннадиевич Данилин член Международной ассоциации психоаналитиков, психотерапевт, врач-нарколог, автор книг, статей и интервью в СМИ ещё раз обратил внимание на основные термины и законы, на которых базируется современная психиатрия. Совместно с аудиторией была проанализирована реальная ситуация, степень искажения первоначального смысла некоторых базовых принципов и отклонение от первоначального смысла понятий.

Лектор приводил примеры и цитаты, демонстрирующие необходимость терпимости, благодушия и любви к тем, кто попал в непростое состояние. Он категорически настаивал на неприемлемости жестокого, бесчеловечного и унижающего отношения к людям с психическими расстройствами. Однако факты, представленные в докладе ОО Гражданская комиссия по правам человека «Психиатрия: индустрия смерти в Украине», показывают обратную картину. Бесчеловечное и жестокое отношение к пациентам психиатрических учреждений сегодня является нормой. Пример тому – история Александры Хромовой, которую обманным путём лишила квартиры в Одессе мошенница. Используя психиатрию с её недоказуемыми диагнозами, она отправила А. Хромову на пожизненное пребывание в психоневрологический интернат. Невыносимые для жизни условия интерната за несколько месяцев превратили цветущую, жизнерадостную женщину в беззубую, седую, горбатую старушку со сломанной судьбой.

По мнению Александра Данилина реальная цифра пациентов психиатрических заведений сегодня должно составлять не более 5-10% от того количества, которое в них находится. Остальные люди – это те, с кем можно и нужно работать действенными не психиатрическими методами, и которых необходимо обследовать и лечить от соматических заболеваний.

В завершение лекции состоялась продолжительная дискуссия. Гости мероприятия оставили отзывы:

Глубочайшая по смыслу лекция Данилина А. повергла меня в шок. Интереснейший, умнейший человек, врач по призванию, философ по состоянию души, сопереживающая миру и людям личность. Реальность бытия он очертил точно и доступно. Многие вещи я записала для себя и буду транслировать их на своих лекциях для молодого поколения. Приятно, что есть люди, меняющие мир, и так грамотно и харизматично доносящие важную информацию. Необходимость менять сознание и жизненные сценарии людей, есть приоритетным для общества, – психолог.

Дякую за захід. Використання препаратів та методів лікування лікарями описую перефразованною цитатою, в моєму формулюванні: «Ми їмо щоб жити, а не живимо, щоб їсти». Я лікую і цим заробляю на життя! А не заробляю, і між іншим лікую, коли вистачає. Для відвідувачів чарівний ефект. Успішного продовженні вашої праці, – врач.

ГКПЧ Украины – некоммерческая общественная организация, которая защищает права человека в области душевного здоровья и добилась принятия ряда законов, останавливающих жестокость и вредоносные практики. ГКПЧ борется за восстановление неотъемлемых прав человека, включая право на информированное согласие с обоснованным с медицинской точки зрения психиатрическим диагнозом, право знать про опасные последствия психиатрического лечения, право на альтернативные методы медицинского лечения и право отказаться от любого лечения, которое человек посчитает вредоносным.

Понравилось? Поделись!

Коррумпированный суд покрывает преступления психиатров

15 июня 2018 юридический отдел ГКПЧ подвёл предварительные итоги привлечения к ответственности организованной преступной группы психиатров в Киеве.

С начала 2018 года путём подачи более чем 600 жалоб и заявлений в разные инстанции Гражданская комиссия по правам человека Украины добивается привлечения к уголовной ответственности организованной преступной группы психиатров, действующих в ТМО «Психиатрия», г. Киев – психиатрическая больница №1 им. Павлова. Основанием для начала этого процесса послужило дело Верниченко Е. о незаконной принудительной госпитализации в психиатрический стационар, что является противоправным лишением свободы.

 

Судья подольского суда Супрун Г., которая ранее приняла заведомо неправосудное решение о принудительной госпитализации Верниченко, в настоящий момент отстранена от должности, и НАБУ проводит в отношении неё досудебное расследование по статьям Уголовного кодекса Украины:

  • ст. 375 – Вынесение заведомо неправосудного решения;
  • ст. 364 – Злоупотребление властью и служебными полномочиями;
  • ст. 256 – Содействие деятельности организованной преступной группы или организации.

В расследовании деятельности организованной преступной группы в ТМО «Психиатрия» на сегодня уже пятеро потерпевших. Ведутся действия в отношении судьи Подольского суда Войтенко и двух присяжных. Ранее у судей Войтенко и Супрун проводились обыски по подозрению в крупной взятке.

В психиатрии сегодня совершается большое количество преступлений и нарушаются права человека. Но из-за коррупционных связей между психиатрами и судами, и противодействия со стороны полиции и следственных органов, привлечь виновных к ответственности крайне сложно. Описанные выше действия НАБУ при информировании от ГКПЧ Украины являются хорошим знаком и шансом изменить отжившую себя противоправную систему психиатрии.

Томас Сас, заслуженный профессор психиатрии признавал, что психиатрия является «единственной наиболее разрушительной силой, воздействующей на наше общество на протяжении последних 60 лет». И что «…психиатры в огромной степени ответственны за создание тех проблем, которые они якобы пытались решить».

Если вы столкнулись с нарушением прав в психиатрии, и вам или вашим близким нужна помощь, звоните +38 (067) 465-3305; +38 (066) 803-5583 

Понравилось? Поделись!

Концепция психического здоровья Украины. Кто решает?

Реформы в Украине имеют интересную особенность. Внешняя положительная тенденция плотно перемешана с фатальными ошибками, а формулировки законов оставляют возможность двоякого толкования. Так было с поправками «Закона Украины о психиатрической помощи», когда в Гражданский процессуальный кодекс (ГПК) прошла настоящая правовая коллизия.

Картинки по запросу правовая коллизия

Теперь его норма противоречит Конституции Украины. А именно: в случае решения суда о принудительном психиатрическом лечении, человек может подать апелляцию, но норма ГПК говорит, что в этот период к нему могут применяться меры принудительного лечения. Пока суд рассматривает апелляцию, чего зря время терять – начнём вас казнить лечить постепенно. Последствия 30 дней психиатрического лечения могут иметь необратимые последствия для человека.

Анализ «Концепции Общегосударственной программы охраны психического здоровья в Украине на период до 2025», которая призвана реализовать Национальную стратегию в области прав человека, и по которой только что закончились публичные обсуждения, показал, что и она имеет места, которые могут трактоваться двояко. Имея, в общем, положительные намерения и правильно называя существующие в области проблемы, концепция вместе с тем предлагает некое расширение влияния существующей психиатрической системы, которая и создаёт сегодня наибольшее количество бед в области психического здоровья.

С одной стороны обозначены меры по просвещению населения в сфере психического здоровья, с другой – если это станет лишь пропагандой придуманных психиатрами болезней, то это реальная угроза будущему. Концепция предусматривает повышение профессионализма и внедрение стандартов, но отсутствие какой-либо научной доказательной базы в психиатрии, делает этот пункт лишь игрой слов, которую можно трактовать как угодно. Если предлагается расширять заботу о психическом здоровье, но возрастает опасность получения от семейного врача рецепта на психиатрический препарат, то самое время вспомнить слова Томаса Саса, заслуженного профессора психиатрии:

«Лекарственное лечение депрессии – лечение неболезни нелекарством».

Концепция содержит достаточное количество правильных моментов, которые могут значительно улучшить положение людей в психиатрических заведениях Украины, вывести на другой уровень соблюдение прав людей с проблемами душевного здоровья и провести необходимые изменения. Но необходимо активное участие общества, постоянный контроль за тем, что и как внедряется и – звучит странно, но факт – необходимо защитить психическое здоровье граждан от психиатрии. Регулярные обращения пострадавших в ГКПЧ говорят о том, что людям слишком часто нужна помощь от психиатрии. Даже случайное соприкосновение человека с психиатром или обращение к психологу с проблемой, может обернуться ужасной историей с потерей здоровья и всех прав. Не говоря уже о криминальных схемах по отъёму недвижимости и карательной психиатрии.

Наше будущее целиком зависит от нашего активного участия в реформах. ГКПЧ Украины призывает общественные организации, волонтёров, фонды и частных лиц к активному участию в формировании сферы душевного здоровья в Украине безопасной для душевного здоровья.

Понравилось? Поделись!

И снова в Киеве открыта международная выставка ПСИХИАТРИЯ: ИНДУСТРИЯ СМЕРТИ

Для Украины по-прежнему остаётся фактом то, что в психиатрических заведениях страны умирают люди. Системе психиатрии необходимы срочные и радикальные реформы. Гражданская комиссия по правам человека Украины 14 июня 2017 года открыла в Киеве, по улице Большая Васильковская 10, международную выставку ПСИХИАТРИЯ: ИНДУСТРИЯ СМЕРТИ.

yndustryya_smerty

Экспозиция состоит из 15 самостоятельных стендов, каждый из которых показывает нарушения прав человека в психиатрии на основе реальных случаев и заключений профессиональных медиков, экспертов юриспруденции и права, а также самих жертв психиатрической жестокости. Психиатрия представлена как индустрия, движимая исключительно стремлением к наживе. От самых истоков история и роль психиатров в расовой нетерпимости и угнетении чернокожих, начало программ евгеники и их роль в Холокосте. Как насыщение общества психиатрическими препаратами создало основу для резкого роста количества преступлений среди подростков с использованием оружия.

Открывала выставку со вступительным словом президент Гражданской комиссии по правам человека Украины, Анастасия Вилинская.

«Именно сейчас важно поставить выставку в центре Киева, что бы привлечь как можно больше общественного внимания к проблемам нарушений прав человека в области психиатрии. Выставка начинается с истоков психиатрии и заканчивается нынешним временем, представляя факты нарушений прав человека психиатрами по всему миру. Огромное количество правонарушений. Людей против их воли удерживают в психиатрических стационарах, закалывают сильнейшими психотропными препаратами, их связывают».

saentolohy_psykhyatryya

Затем слово взял психиатр и журналист, Перетяка Олег Павлович. Он отметил:

«Выставка, на которую вы пришли, не только обратит ваше внимание на область психиатрии, но и изменит ваше сознание в отношении психиатрии. Хотелось бы, что бы люди увидели не только чёрные краски. Поэтому мы должны сделать так, чтобы человек, попадая в психиатрию, чувствовал себя там человеком».

psykhyatryya_saentolohy

На сегодня психиатрические учреждения полностью скрыты от общественного контроля. За закрытыми дверями недобросовестный персонал позволяет себе распоряжаться судьбами людей с психическими расстройствами. В Гражданскую комиссию по правам человека регулярно поступают сообщения о том, что людей в этих учреждениях используют как бесплатную рабочую силу, связывают, избивают, закалывают изменяющими сознание психотропными препаратами.

otkrytye_vystavky_o_psykhyatryy

После того, как красная лента была перерезана, гостям провели персональный тур по выставке и ознакомили с панелями, на которых представлены факты вопиющий правонарушений в психиатрии. Вот некоторые из этих фактов:

  • Сегодня более 20 миллионов детей во всем мире принимают психиатрические препараты, которые приводят к вспышкам агрессии, враждебности, насилию, самоубийствам, маниям, сердечным приступам, диабету, параличу и даже смерти.
  • Более 100 000 пациентов во всем мире ежегодно умирают в психиатрических заведениях.
  • Электрошок, препараты, разрушающие мозг человека и другие варварские методы до сих пор применяются в психиатрии для пыток политических диссидентов.
  • 460 вольт напряжения для выжигания участков мозга в масштабах всего мира убивают до 10 000 людей каждый год.  Психиатрия убивает электрошоком. Три четверти жертв электрошока – женщины.
  • Около 250 000 женщин подверглись сексуальному насилию в психиатрии. Исследования показывают, что 10-25% психиатров насилуют своих пациентов. Каждый двадцатый из них – несовершеннолетний.

vylynskaya vystavka_psykhymatryya karatelʹnaya_psykhyatryya

Гражданская комиссия по правам человека стремится привлечь максимальное внимание общественности к фактам злоупотреблений в сфере душевного здоровья, которые намеренно замалчиваются. Каждый гражданин имеют право знать, какую опасность для жизни может таить в себе психиатрическое вмешательство. Просвещение – основная цель открывшейся в Киеве выставки.

Выставка ПСИХИАТРИЯ: ИНДУСТРИЯ СМЕРТИ открыта до 20 июня 2017 ежедневно, без выходных. С 11:00 до 20:00 по адресу: Киев, ул. Большая Васильковская, 10. ВХОД БЕСПЛАТНЫЙ!

Контакты: 067-465-33-05, e-mail: info@cchr.org.ua, www.cchr.org.ua

Понравилось? Поделись!