ГКПЧ призывает к запрету электрошоков под видом лечения

Когда люди узнают, что в Украине к пациентам психиатрических больниц до сих пор применяют так называемую «электрошоковую терапию», то это вызывает у них изумление и недоверие к такому факту. Однако ГКПЧ имеет сведения от пострадавших, к которым сегодня применяется эта жестокая процедура в Украине.

В 1938 году на скотобойне в Риме пара психиатров увидела, как перед забоем свиньям прикладывают к вискам два электрода, включённые в обычную розетку. Такой удар током не убивал, но обездвиживал животное, и его можно было зарезать. Именно это навело психиатров на идею создания ЭШТ (или ЭСТ – электросудорожной терапии) и последующего широкого использования на пациентах психиатрических больниц. С её помощью они за секунды могли сделать покорным любого.

Никто никогда не говорил пациентам о чудовищных последствиях такого лечения. Раскрошенные зубы, сломанные позвоночники, вывихнутые суставы и сломанные кости – это только то, что происходит прямо во время процедуры. В действительности, разрушение мозга сильными разрядами тока, делает человека инвалидом и даже может убить.

Мы публикуем официальный доклад ГКПЧ Международной с фактами, говорящими о необходимости полного запрета во всём мире этой жестокой и бессмысленной пытки.

ФАКТЫ В ПОДДЕРЖКУ ЗАКОНА О ЗАПРЕТЕ ЭЛЕКТРОШОКОВОЙ ТЕРАПИИ

Существуют иррациональные свидетельства в защиту использования электрошоковой терапии, также известной как «электрошок» или «ЭШТ». Эта процедура воздействует на мозг электрическим разрядом до 460 вольт и наносит человеку непоправимый вред.   

Негативные последствия ЭШТ включают в себя: осложнения на сердечно-сосудистую систему; аритмию; сердечные приступы; инфаркты; ухудшение памяти и сознания [иногда необратимое]; повреждения зубов, ротовой полости и иные физические травмы; перевозбуждение; длительные судороги; ухудшение психиатрических симптомов и смерть.

Исходя из 0.3% смертности в результате применения ЭШТ в Техасе, можно предположить, что ЭШТ может приводить примерно к 300 смертям в год в США и примерно к 3000 смертям по всему миру.

Заявления о безопасности и эффективности ЭШТ не находят научного подтверждения в медицине, а её использование осуществляется экспериментально. Какое-либо научное изложение чёткого механизма действия ЭШТ, доказывающее её эффективность, на сегодняшний день отсутствует.

Статья, опубликованная в научном издании «Достижения психиатрии», гласит, что «более новые методы ЭШТ не привели к какому-либо существенному уменьшению побочных эффектов терапии».

Психолог Гарольд Саккейм и его коллеги-специалисты по ЭШТ признают, что эта терапия может вызывать перманентную амнезию и устойчивый упадок когнитивных способностей, который, в свою очередь, отражается на способности человека нормально функционировать в жизни.

«Невозможно давать никаких гарантий по поводу результатов [ЭШТ — прим. ред.], так как медицина и психиатрия не являются точными науками», – заявляют специалисты госпиталя Джона Хопкинса в Балтиморе, штат Мэриленд, США.

ЭШТ не излечивает. Существует высокий показатель рецидива патологии в течение шести месяцев с момента получения пациентом ЭШТ, который, в свою очередь, требует дальнейших сеансов, наносящих ещё больший урон. Антидепрессанты и/или иные психотропные препараты вкалываются пациенту под эгидой «планового поддержания эффективности ЭШТ» или «продолжения лечения». В результате заявляется, что препараты не дают эффекта, что свидетельствует о необходимости продолжения сеансов ЭШТ.

Беременные женщины могут быть подвергнуты электрошоку даже на третьем триместре беременности, несмотря на побочные эффекты в виде выкидыша, преждевременных родов, мёртворождения, проблем с сердцем и уродства у плода.

В США известны случаи применения ЭШТ к детям от 5 лет и младше, что приводило к отклонению в развитии тела и мозга. Случаи применения ЭШТ к детям/подросткам также зарегистрированы в Австралии, Канаде, Европе, Швеции и Великобритании.

В результате судебных разбирательств, о случаях повреждения мозга, потери памяти и/или смерти пациентов по врачебной халатности, с ответчиков было взыскано $1.35 миллиона долларов (€1.2 миллиона евро) в качестве компенсаций за нанесённый ущерб.

Исследование более 90 случаев применения ЭШТ, которое было обнародовано в 2017 году и велось с 2009 года, гласит, что практика ЭШТ остается «методологически дефективной и, согласно задокументированным высоким рискам возникновения устойчивой дисфункции памяти, а также низкому показателю соотношения “затраты-эффективность”, её использование не может быть оправдано ни научно, ни этически».

19 октября 2018 года во исполнение решения суда, производитель аппаратов для ЭШТ Thymatron, компания Somatics LLC, выпустило публичное предупреждение о «перманентном повреждении мозга» в результате использования ЭШТ.

В 2016 году один патологоанатом из Великобритании в своем отчёте после вскрытия свидетельствовал о том, что судороги, вызванные ЭШТ, нанесли непоправимый ущерб мозгу пожилой женщины.

Любое заявление о том, что ЭШТ не наносит вред мозгу, противоречит научным знаниям по электродинамике, т.к. ток, проходя через мозг, превращается в тепло и повышает температуру тела.

«В результате этого клетки мозга могут перестать нормально функционировать, им может быть нанесён непоправимый урон, а некоторые могут даже умереть», – заявляет доктор медицинских наук Кен Кастлман, биомедик и автор книги «Цифровая обработка изображения». Он свидетельствовал в суде по одному из дел о негативных последствиях ЭШТ.

Второй эффект (потерям памяти – прим. ред.) вызван импульсной природой подаваемого напряжения.

«Процесс поочередного вдавливания внутрь и вытягивания наружу клеточной мембраны создаёт так называемый «эффект перфоратора». Процесс называется электропорацией, когда электрический ток создаёт поры (прорехи) в клеточных мембранах и приводит к изменению или разрушению этих мембран», – пишет доктор Кастлман.

Ещё один отчёт патологоанатома из Австралии гласит, что принудительная ЭШТ не предотвратила, а, скорее, привела к суициду пациента.

Доктор Лорен Мошер, бывший председатель Центра по Исследованию Шизофрении при Национальном Институте Душевного Здоровья писал: «В течение 6 месяцев после получения сеансов ЭШТ, у 84 процентов пациентов происходит рецидив. ЭШТ не спасает жизни: не отмечено никакого уменьшения случаев суицида в результате её применения, а наоборот, было обнаружено, что ЭШТ может простимулировать суицидальные наклонности». Более того, ЭШТ «являет собой общую судорогу организма, искусственно вызываемую с помощью электричества. Это часто приводит к острым органическим патологиям мозга, характеризуемым амнезией, апатией и эйфорией».

В 2017 году психиатр из Австралии, Найлл Мак’Ларен, писал:

«Вопрос о том, основана ли ЭШТ на каноничной, ясно сформулированной, общедоступной и клинически испытанной модели лечения душевных расстройств с неизменно предсказуемым результатом, является риторическим. Ответ – нет, Потому как такого явления в принципе не существует… Психиатр, который говорит: “Тебе нужен электрошок”, – на самом деле говорит: “Я не знаю, что ещё сделать”. Я повторюсь, ни для одного психиатра сегодня практика ЭШТ не является необходимостью».

Доклад Совета ООН по Правам Человека от июля 2018 года под названием «Душевное здоровье и права человека» призвал мировые правительства «аннулировать любые законодательные акты, разрешающие применение физической силы, включая насильственную госпитализацию и институционализацию, использование средств механического удерживания психически больного, психохирургию, насильственное введение медицинских препаратов и иные меры, направленные на коррекцию или лечение реального или мнимого душевного расстройства, включая те, которые наделяют правом одобрения подобных действие любые третьи лица».

Вышеупомянутый доклад также призывает признать насильственное лечение душевных расстройств, включая ЭШТ, «практиками, включающими в себя пытки или иное жестокое, негуманное и уничижительное лечение или наказание…»

16 февраля 2013 года специальный докладчик ООН по вопросам пыток и иного жестокого, негуманного и уничижительного обращения с людьми и лечения людей, отнес насильственное лечение, подобное ЭШТ, применяющееся к пациенту, к разряду пыток.

В 2005 году Всемирная Организация Здравоохранения заявила: «Какие-либо показатели, оправдывающие применение ЭШТ к несовершеннолетним, на сегодняшний день отсутствуют, так что такую практику следует запретить на законодательном уровне». 

  • Западно-Австралийский Закон о Душевном Здоровье определяет уголовную ответственность за применение ЭШТ к лицам младше 14 лет.
  • Среди наказаний за нарушение закона – штраф и лишение свободы на срок до 2х лет.
  • Психиатрическая практика лечения через накачивание наркотиками и электрошок (так называемая «терапия глубокого сна») законодательно запрещена в большинстве штатов Австралии и Северной Австралии, и может повлечь за собой уголовную ответственность. 
  • ЭШТ запрещена в Словении, Люксембурге и в Сицилии, Италия.

Такой фактор сдерживания необходим для защиты жизней детей и взрослых по всему миру. Наперекор заявлениям и размышлениям психиатров и их сообществ, включая Американскую Психиатрическую Ассоциацию (APA) и Управление по санитарному надзору за пищевыми продуктами и медикаментами США (FDA), ЭШТ приводит к повреждению мозга и в общем ломает жизни.

ШТАТ ______
НАСТОЯЩИМ ВВОДИТ В ДЕЙСТВИЕ ЗАКОН  

О ЗАПРЕТЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ЭЛЕКТРОШОКОВОЙ ТЕРАПИИ (ЭШТ)

  • 1. КРАТКОЕ НАЗВАНИE
  • Данный Закон может далее именоваться как «Закон о запрете использования электрошоковой терапии»
  • РАЗДЕЛ 2. ОПРЕДЕЛЕНИЯ
  • «Электрошоковая терапия» – процедура, проводимая под общим наркозом, в ходе которой электрический ток проходит через мозг, намеренно вызывая кратковременный припадок.
  • «Пациент»: – любое лицо, получающее лечение от душевного расстройства.
  • «Нарушение» – любой врач, проводящий электрошоковую терапию, должен считаться обвиняемым в незаконной медицинской практике.
  • РАЗДЕЛ 3: ЗАПРЕТ ЭШТ
  • (a) Общая Формулировка. «Незаконными следует считать действия любого физического или юридического лица, публичного или приватного, а также связанного с торговыми отношениями между штатами (государствами), выраженные в:
  • 1) проведении или попытке проведения электрошоковой терапии;
  • 2) приёмке аппарата электрошоковой терапии с намерением провести, или попытаться провести, или принять участие в попытке провести электрошоковую терапию.
  • РАЗДЕЛ 4: ВЗЫСКАНИЯ
  • (1)     ОБЩАЯ ФОРМУЛИРОВКА: Человека следует считать виновным согласно данному Закону в случае, если он намеренно проводит, или вступает в преступный сговор с третьими лицами с намерением провести ЭШТ, или помогает третьим лицами провести ЭШТ.
  • (2)       НАКАЗАНИЕ: Любой человек, признанный виновным в нарушении любого раздела настоящего Закона, должен быть оштрафован или лишён свободы на срок до 10 лет, или и то, и другое. 
  • (3)       ВОЗМЕЩЕНИЕ УЩЕРБА: С любого лица, уличённого в нарушении любого из разделов настоящего Закона, должно взыскать компенсацию в пользу потерпевшей стороны. Данное взыскание не заменяет и не отменяет взыскания в гражданском порядке убытков, нанесенных действиями такого лица, пострадавшему от электрошоковой терапии.

+++++++

Полный текст на языке оригинала со ссылками на источники:

Если вы, ваши близкие или знакомые столкнулись с нарушением прав, принуждением, насилием, мошенничеством или жестокостью в психиатрии, сообщите об этом в Гражданскую комиссию по правам человека

+38 (066) 803 5583
+38 (067) 465-3305
info@cchr.org.ua

Понравилось? Поделись!

Европейский суд защищает украинцев от психиатрии

Граждане Украины вынуждены искать защиту от психиатрического произвола в Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ). По каким-то причинам в Украине психиатры действуют противоправно и не несут за это ответственность. И только ЕСПЧ является инстанцией, где некоторым из пострадавших от действий психиатров удаётся добиться защиты своих прав.


Так было в 2013 году, когда ЕСПЧ вынес решения сразу по двум делам, направленным туда при содействии ГКПЧ. Так было в деле Анатолия Руденко – незаконность его госпитализации в психиатрическое заведение признал ЕСПЧ через много лет борьбы и лишений. В мае 2013 года ЕСПЧ удовлетворил справедливый иск на EUR 3.600 – моральный ущерб и EUR 1.038 – судебные издержки, поданный украинкой Н. Михайленко. Раз за разом Украина, благодаря отсутствию разумных правовых норм и какой бы то ни было научности в подходах психиатров, проигрывает суды, неся издержки и теряя доверие и авторитет у своих граждан.

Общественные организации, включая ГКПЧ, отдельные правозащитники, Хельсинская группа по правам человека и рядовые граждане выражают своё несогласие с произволом, который позволяет себе в отношении прав человека и законности врач-психиатр. Возможно, именно поэтому события, связанные с реформирование Днепровского психиатрического учреждения со строгим надзором вызывают такой резонанс. Деятельность судебно-психиатрических экспертиз сложно назвать объективной или обоснованной, а условия пребывания в этом учреждении остались на уровне карательного психиатрического прошлого времён СССР.

В октябре 2014 Геннадий Спивак, благодаря усилиям адвоката и личной смелости, впервые за всю историю «Днепровского строгача» сумел через суд добиться прекращения принудительных мер и освобождения из этого заведения. Ранее, по заключению комплексной психиатрической экспертизы он был направлен на принудительное лечение. В больнице ему был установлен психиатрический диагноз и назначено психиатрическое лечение. Но по свидетельствам самого Спивака это лечение не только не помогало, но и приносило физическое и психоэмоциональное страдание.

Кроме того Управлением Национальной полиции по Днепропетровской области было возбуждено уголовное производство о незаконном лишении свободы. Главный врач отказался выполнить решение суда о прекращении пребывания Геннадия Спивака в лечебном учреждении сразу, подавал апелляции и пытался получать разъяснения. Из-за этого Спивак находился в больнице после вступления решение в законную силу. Освободили Геннадия в 2015 году, и он провёл в больнице около двух лет.

Срок применения к лицу медицинских мер принудительного характера нигде в законодательство чётко не указан. Потому ни сам пациент, ни суд, ни врач не могут сказать, сколько именно времени будет находиться лицо в этом учреждении охраны здоровья. Такое положение дел было удобно для выполнения заведением функций карательной психиатрии и подавления гражданских свобод при СССР. И до сих пор объективная и беспристрастная система, которая могла бы выяснить, необходимо или нет государственное принуждение в отношении конкретного лица, в Украине не внедрена.

Как утверждает Сергей Шум ­– руководитель комиссии по реорганизации заведения – предоставление психологической помощи для реабилитации пациентом не менее важна, чем психиатрическое лечение.

Видео. Ульяна Супрун нанесла визит в Днепровскую психушку строго надзора в феврале 2017, положив начало реорганизации учреждения

Одним из элементарных факторов отсутствия достаточной психологической помощи являются тяжёлые условия пребывания пациентов в Днепровской психиатрической больнице строго надзора и злоупотребления при использовании препаратов. Нередки случаи применения сверхвысоких доз психиатрических препаратов и методов в карательных целях.

Об этом в интервью РАДИО НВ свидетельствует Г. Спивак:

«Даже если пациент или родственники начинают эту нелегкую борьбу с данной больницей, то это все отражается в первую очередь на самом пациенте и его пребывании там, на отношении персонала, даже в элементарном — будут ли выпускать в туалет там. Малейшая жалоба на какие-то бытовые вопросы или еще что-то, если ты начинаешь как бы более настойчиво добиваться своих требований, то врачи это сразу классифицируют как то, что болезнь начинает прогрессировать, и увеличивают дозировку препаратов»

  • Для ГКПЧ Геннадий дал краткое пояснение, с какими трудностями сталкиваются граждане в ходе реорганизации.

С пациентами, по мнению Шума, должна работать команда из психолога, социального работника и психиатра, что позволит личности реабилитироваться и вернуться к нормальной жизни. Сегодня же психиатр имеет доминирующее и часто небезопасное для здоровья пациента влияние, штат психологов из четырёх человек катастрофически мал.

Ульяна Супрун – исполняющая обязанности Министра здравоохранения Украины задала главному врачу Днепровской психиатрической больницы строгого режима Анатолию Кушниру резонный вопрос о том, почему он, как тот, кто отвечает за пациентов, не имеет собственного видения и инициатив, как улучшить их содержание.

По словам Кушнира в больнице происходили изменения, но каждый раз под давлением омбудсмена, министерства здравоохранения или отдельных граждан, как в нашем случае. Однако собственного намерения улучшить жизнь пациентов и повлиять на несовершенное законодательство, чтобы не оставалось места для нарушения прав человека, руководство больницы не проявляет. А судя по тому, как происходит процесс реорганизации учреждения, имеет место даже саботаж.

Это случай ещё раз показывает, как психиатрия своими методами из прошлого века создаёт ситуацию, при которой граждане страны вынуждены добиваться защиты от своей же страны в Европейском Суде по правам человека. Очевидно, что психиатрическая система нуждается в значительных реформах. Е

Понравилось? Поделись!

Лира фрейдиста – правдивая вымышленная история психиатрии

15 июня 2019 при участии ГКПЧ Украины в здании Малой оперы Киева пройдёт презентация книги  Андрея Шидловского «Лира фрейдиста».

«Лира фрейдиста» – вторая книга Андрея Шидловского. Как и его первая рукопись «Лира безумца», произведение в художественной форме, но на основе реальных исследований раскрывает действительное положение дел в современной психиатрии.

психиатрии.

Большинство школ психиатрии строят лечение на осознании больным его скрытой проблемы. Не важно, классический ли то психоанализ, нлп, экзистенциальная или индивидуальная психотерапия. Осознание «скрытой угрозы” – вот к чему апеллирует психолог или психиатр в своих методах лечения.

Каждый из них яро доказывает, что в той или иной проблеме есть свой корень, и этот корень полностью состоит то из либидо, то из жажды власти, то из всевозможных комплексов, то из юнговских архетипов.

По их суждению не возможно, чтобы проблема не являлась ни первым, ни вторым, ни третьим. И тем более, включала всё это разом – это означало бы признание своего коллеги (конкурента) также правым и потерю клиентуры, А. Шидловский

Оба произведения – это взгляд на психиатрическую систему глазами рядового гражданина. Чем руководствуется психотерапевт или психиатр при постановке диагноза и как проводится анамнез при наличии патологий? В книге затронута глобальная проблема – злоупотребление служебным положением врача-психиатра. И проводится исследование, как психиатрия из нестабильной науки стала прибыльным бизнесом?

Первая книга рассказывает историю молодого журналиста, который попадает в ловушку и в одну минуту его жизнь превращается в ничто. Клиника для душевнобольных становится местом, где он пытается найти себя, раскрыть страшную тайну этого заведения и обличить преступника. Роман порой теряет грани реальности, как и судьба героя, который лавирует между состоянием сумасшествия и чётким пониманием реальности.

Второе произведение «Лира фрейдиста» в саркастической форме и простым языком повествует о наболевших сложных вещах. О том, как жизненные трудности могут стать окончательно запутанными и что можно предпринять, чтобы это не стало реальностью для каждого из нас.

В романе, немного утрируя, я привожу пример, как классическая школа Фрейда придаёт “обыденным” вещам сложный характер, загоняя всё в рамки сексуальности. Ведь у них, что не бытовой предмет – то скрытые человеческие гениталии.

Также, я поднимаю вопрос, без которого не существовала бы психиатрия на том популярном уровне, что сейчас – прибыль. Диагнозы ставят не по анамнезу больного, а исходя из продукции фармацевтических компаний.

“Лира фрейдиста” – роман о серьёзных и наболевших вещах, но простым языком и в сатирической форме, чтобы не только дать вам полезную информацию, но и сократить всего одну мышцы на вашем лице, дабы вызвать улыбку. Улыбка и хороший настрой – самое верное и забытое лечение всех душевных недуг.

Приятного чтения! – А. Шидловский

Мероприятие пройдет при участии Гражданской комиссии по правам человека, представители которой поделятся своим многолетним опытом в борьбе за восстановление основных неотъемлемых прав человека в области душевного здоровья.

Частью презентации будет показ документального фильма, получившего миллионы просмотров в сети и поражающего своей точностью и правдивостью раскрытия проблем современной психиатрии.

Ждём вас 15 июня, в 13:00, по адресу
г. Киев, ул. Дегтярёвская, 5. Малая опера.

Понравилось? Поделись!

Презумпция психического здоровья

Исходя из норм международного права, состояние психического здоровья не должно доказываться. Лицо считается психически здоровым до тех пор, пока не будет предъявлено достаточно фактов, свидетельствующих о болезненных изменениях его психического состояния.

Презумпция психического здоровья (или психической нормальности), закреплена, как неотъемлемое право человека в статье 3 Закона Украины «О психиатрической помощи».

«Каждое лицо считается не имеющим психического расстройства, пока наличие такого расстройства не будет установлено по основаниям и в порядке, предусмотренным настоящим Законом и другими законами Украины»

Если по каким-то причинам человек оказался на психиатрическом учёте, то, согласно презумпции психического здоровья, если в течение ПЯТИ лет он не обращался к психиатру и не посещал стационар с какими-либо психическими расстройствами, он автоматически снимается с учёта. К сожалению, многие граждане не знают об этом и продолжают оставаться в списках «психически больных» людей.

Это является нарушением и противоправным бездействием со стороны психиатрии. В случае отказа в снятии с учёта, лицо может подать иск в суд. Причём, вопрос психического здоровья человека в этом случае не рассматривается вообще. Иск подаётся на неправомерное бездействие со стороны психиатрии по НЕ снятию с учёта.

Необходимо писать требование обязать психиатров снять человека с учёта. Суд обязан рассматривать такой иск с соблюдением диспозитивности судебного процесса. То есть, только в пределах заявленных исковых требований, не выходя за их пределы.

Это является достаточным основанием, чтобы ни стационарная ни амбулаторная экспертиза не потребовались. Истец не заявляет ходатайства о выяснении своего психического здоровья, а о снятии с учёта.

В свою очередь ответчик-психиатр, не заявивший самостоятельных исковых требований, не имеет права заявлять ходатайство о назначении экспертизы. Предметом спора является не установление наличия (либо отсутствия) психического заболевания, а бездействие психиатров, которые должны были после 5 лет НЕ обращения лица о заболеваниях или расстройствах, снять его с учета.

Будьте бдительны! Визиты к психиатру без крайней необходимости могу быть небезопасны и отрицательно влиять на вашу жизнь. И даже если кто-то настаивает на обращении к психиатру или повторном освидетельствовании, вам следует изучить альтернативу психиатрическому лечению и самостоятельно принимать решение о необходимости визита в психиатрический кабинет.

По любым другим вопросам, касаемо ваших прав в сфере психического здоровья, обращайтесь в наш консультационный центр по телефонам
+38 (067) 465-33-05; +38 (066) 803-55-83 или пишите на email: info@cchr.org.ua

Понравилось? Поделись!

ГКПЧ отмечает 50-летие искоренения психиатрического насилия

19 апреля 2019 CCHR International – Наблюдатель за индустрией психического здоровья. В свою 50-ю годовщину Гражданская комиссия по правам человека награждает за выдающиеся достижения.

Правозащитники, законодатели, врачи, адвокаты и общественные деятели со всего мира собрались 13 апреля в отеле Langham в Пасадене на празднование 50-й годовщины Гражданской комиссии по правам человека (ГКПЧ) и вручения наград в области прав человека. Десятки воззваний, благодарностей и поздравительных писем со стороны правительственных и общественных групп, подтверждают эту веху и свидетельствуют о больших достижениях ГКПЧ в области прав человека.

«Работа ГКПЧ необходима, если мы хотим противостоять бесконечной пропаганде антигуманной психиатрии и идее о том, что несчастные или проблемные молодые люди должны быть лишены своих прав человека и принуждены подчиняться», – Найл МакЛарен, психиатр, Австралия.

«ГКПЧ имеет давнюю историю смело и беспощадно бороться за права человека. Она был причиной многих великих реформ, которые теперь защищают пациентов от жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения, как это записано в ст. 5 Всеобщей декларации прав человека», – Олег Килкевич, преподаватель сестринского дела, колледж США

«Если вы скажете, что я чего-то добился для детей, которых неправильно диагностировали и неправильно лечили, то я добавлю, что это было возможно, благодаря хорошей информация и документам, которые я получал от ГКПЧ », – Профессор Лотар Краппманн, бывший член Комитета ООН по Правам ребенка.

Каждый год ГКПЧ награждает лиц, проявивших образцовое мужество в борьбе за восстановление основных прав человека в области психического здоровья.

В этом году лауреатами премии CCHR в области прав человека были:

  • Адвокат Энди Викери, лауреат премии CCHR по правам человека 2019 года

Более 30 лет техасский адвокат Энди Викери судился с фармацевтическими компаниями по психотропным препаратам, вызывающим насилие и самоубийства. Его удовлетворённый иск в размере 6,4 млн. долларов США для семьи человека, который убил трёх родственников и себя самого после приема антидепрессанта Паксил, пробило защитную броню отрасли.

Принимая награду, Викери сказала: «В этом году ГКПЧ празднует 50-ю годовщину Великой Правды. И я имею в виду непопулярную, но важную для людей правду, когда те, кто находятся у власти, могут не захотеть её слышать. Я воздаю вам должное за самоотверженность и упорство, и аплодирую усилиям постоянной поддержке от ГКПЧ».

  • Режиссер Кевин П. Миллер, лауреат Премии CCHR за права человека 2019 года

Сценарист, продюсер и режиссер Кевин Миллер представил исследования глубоких и мучительных разрушений психотропными наркотиками в своих неповторимых документальных фильмах «Поколение Rx» и «Письма из поколения Rx». Миллионы назначенных антидепрессантов и психотропных препаратов вскрыли их большую опасность. Фильмы рассказывают истории тысяч людей, которые испытали этот вред на себе.

«Мы должны погрузиться в жизни других людей, которые стали жертвами или понесли невероятную утрату», – сказал Миллер. «Мужество – это то, что мы все чтим этим вечером, чествуя ГКПЧ и всё, за что они выступают и поддерживают, в эту 50-ю годовщину защиты прав человека».

  • Детройтский адвокат по гражданским правам, Эллисон Фолмар

Адвокат Эллисон Фольмар выступила на торжестве со специальным обращением: «Как юрист по гражданским правам, который работал с ГКПЧ в течение многих лет, для меня большая честь быть на праздновании 50 лет борьбы ГКПЧ за справедливость и свободы в системе психического здоровья». Госпожа Фольмар сказала, что ей выпала честь стать членом консультативного совета CCHR International: «Присоединение к этой престижной группе советников вдохновило меня на создание ещё большей армии адвокатов, которые будут сражаться вместе с ГКПЧ. Слишком много родителей, слишком много семей пострадало от психиатрической деятельности, было введено в заблуждение, им угрожали, принуждали и принуждают».

В 1969 году Гражданская комиссия по правам человека была учреждена Церковью Саентологии и профессором психиатрии доктором Томасом Сасом. Первый случай злоупотребления касался тяжелого положения венгерского беженца Виктора Дьёри, который принудительно содержался в больнице Хаверфорд в Пенсильвании. Психиатры диагностировали ему «шизофрению» за то, что он «мямлил невнятно». Дьёри был насильно подвергнут электрошоку. ГКПЧ подала судебный иск, и д-р Сас показал, что «мямлющий» Дьёри просто говорил по-венгерски. ГКПЧ добилась его освобождения из больницы.

Как соучредитель ГКПЧ, покойный Томас Сас заявлял: «Задача, которую мы ставим перед собой, – борьба с психиатрическим принуждением, – очень важна. Это благородная задача, которую мы должны достигать, независимо от препятствий. Наша совесть, не меньше, требует этого от нас».

Коротко о некоторых достижениях за 50 лет:

В начале 1970-х годов в Южной Африке при апартеиде ГКПЧ обнаружила, что психиатры заключили в тюрьму 10 000 чернокожих и использовали их в качестве рабского труда. ГКПЧ задокументировала преступления, включая электрошоковых пациентов без анестезии, которым позволили умереть от простых, поддающихся лечению заболеваний. Группа сообщила о них Всемирной организации здравоохранения, которая исследовала лагеря и выпустила отчет в 1983 году, в котором говорится, что «ни в одной другой медицинской сфере … такое презрение к человеку, культивируемое расизмом, не находит более точно отображения, чем в психиатрии».

После падения апартеида, ГКПЧ начало национальное правительственное расследование психического расизма в учреждениях. В 2001 году министр правительства Южной Африки отметил ГКПЧ за его смелость, сострадание и образцовую борьбу с психиатрией апартеида, которая «явно дискриминировала чернокожих».

В 1976 году CCHR способствовал принятию калифорнийского закона, запрещающего использование электрошока (ЭСТ) и психохирургии для детей и подростков.

В течение десяти лет CCHR исследовал и подвергал лечению глубокий сон в частной психиатрической больнице Челмсфорда в Сиднее, Австралия. Пациенты теряли сознание от наркотиков и ежедневно подвергались электрошоку – 48 умерли. В результате был принят Закон об охране психического здоровья 1983 года, согласно которому психиатры признали уголовным преступлением использование глубоко сна.

После того, как ГКПЧ обнажила бесчеловечные условия в итальянских приютах, 97 приютов были закрыты, и пациенты были спасены и впервые научились заботиться о себе.

В Германии ГКПЧ исследовала роль немецких психиатров и роль Института психиатрии им. Макса Планка в Холокосте, в том числе помогая узаконить стерилизацию и убийство так называемых «негодных».

Исследование завершилось публикацией в 1995 году книги «Психиатры: люди за спиной Гитлера». В 2010 году д-р Франк Шнайдер, президент Немецкой ассоциации психиатрии, психотерапии и психосоматики (DGPPN), написал извинение и признался, что немецкие психиатры «лгали и обманывали пациентов, находящихся под их опекой и их семьи. Они заставляли их стерилизоваться, устраивали их смерти и даже сами совершали убийства. Они убивали детей с физическими и умственными недостатками более чем в 30 психиатрических и детских больницах». В DGPPN заявили, что психиатры «заложили научные основы программы эвтаназии».

В 1991 году ГКПЧ помогла провести слушания FDA по антидепрессантам и их участию в суицидальных и убийственных реакциях у пользователей. 13 лет упорной работы вместе с родителями, медицинскими экспертами и юристами, заставили FDA выдавать строгое предупреждение, что антидепрессанты могут вызвать суицидальные мысли и действия.

В 2004 году ГКПЧ была среди тех, кто создавал закон США о запрете лекарственных средств, который запрещал заставлять школьников принимать рецептурные психотропные препараты как обязательное условие для их обучения в школе.

В течение почти 30 лет ГКПЧ расследовала психиатрическое мошенничество психиатров, которые выставляли свои сексуальные надругательства над пациентами как «терапию» и выставляли счета за лечение, которое никогда не предоставлялось, включая умерших пациентов. Это привело выплате более 2 миллиардов долларов гражданских и уголовных штрафов. ГКПЧ помогла обеспечить принятие 28 законов по всему миру, которые в настоящее время превращают сексуальное насилие в отношении практикующих психиатров в уголовное преступление, наказуемое тюремным заключением. В среднем 170 психиатров и психологов в настоящее время привлекаются к дисциплинарной ответственности за преступления, связанные с сексуальным надругательством и мошенничеством.

В 2010 и 2012 годах ГКПЧ Новой Зеландии представила доклады Комитету ООН против пыток с подробным описанием нарушений прав человека в больнице озера Алиса в Новой Зеландии, где для наказания детей использовались ЭСТ и другие принудительные психиатрические методы. В ответ ООН поручила правительству Новой Зеландии внедрить системы, предотвращающие психиатрические злоупотребления в будущем.

Десятилетиями ГКПЧ рассматривала психиатрическое лечение как пытки, что было подтверждено отчетом Докладчика ООН по пыткам в 2013 году. Доклад осудил принудительное шоковое лечение и призвал государства «наложить абсолютный запрет на все принудительные и несогласованные медицинские вмешательства в отношении людей с ограниченными возможностями, включая недобровольное применение психохирургии, электрошока и лекарств».

Около 200 законов и бесчисленных нормативных актов, защищающих права человека в области психического здоровья, свидетельствуют о преданности делу и настойчивости членов, партнёров и сторонников Гражданской комиссии по правам человека.

По материалам cchrint.org

Понравилось? Поделись!

Суд отменил незаконное лишение дееспособности от психиатра

08.04.19 пресс-центр ГКПЧ Украины сообщает: Днепровский апелляционный суд отменил незаконное судебное решение о лишении дееспособности  Анны К. и восстановил её права.

Днепровский апелляционный суд, удовлетворил апелляционную жалобу Анны К., направленную при поддержке юридического отдела ГКПЧ Украины на рассмотрение в июле 2018 года. Этим суд отменил решение Жовтневого районного суда г. Кривой Рог от 13 апреля 2016 года о незаконном лишении Анны К. дееспособности.

Парадоксально в этой истории то, что Анна узнала об этом решении случайно. Будучи в статусе недееспособной, она вела предпринимательскую деятельность, платила налоги и не подозревала о том, что была лишена гражданских прав заочно.

История началась с того, что родной отец в сговоре с сестрой Анны, начали инициировать её помещение в психиатрическое заведение. Мотивом была обычная зависть успехам Анны и заработкам. Путём фальсификации психиатрической экспертизы, втайне от Анны, сестра добились того, что судья Жовтневого районного суда г. Кривой Рог 13.04.2016 лишил Анну дееспособности и назначил опекуном её мать.

Никакой экспертизы не проводилось. Сама Анна в судебном заседании участия не принимала. Суду был представлен фиктивный документ проведения амбулаторной психиатрической экспертизы.

Вероятно, расчёт был на несовершенство права, которое без каких-либо оснований позволяет психиатру навешивать на людей ярлыки, объявляя их душевно больными или даже опасными для общества. Провоцируя конфликты в семье, горе родственники вполне могли поместить Анну в ПНИ на пожизненное пребывание и завладеть её имуществом, включая часть квартиры.

В ГКПЧ поступают сотни обращений граждан о постановке психиатрических диагнозов с нарушением прав человека. Анна К., ничего не подозревая, продолжала свою деятельность, пока случайно в 2018 году из реестра судебных решений не узнала о том, что два года назад была лишена гражданских прав. С просьбой помочь восстановить свои права Анна обратилась в ГКПЧ.

За февраль-март 2019 года Гражданская комиссия по правам человека (ГКПЧ) получила:

  • Свыше 600 звонков на горячую линию (10 в день!).
  • Новых обращений по случаям нарушений прав 82 (почти ДВА в день).
  • Было предоставлено 152 консультации по нарушениям прав людей психиатрами
  • Задокументировано 18 случаев .
  • Составлено 10 анкет для возбуждения уголовных дел по преступлениям психиатров.
  • Предотвращено незаконных безосновательных попаданий в психиатрический стационар – 10.
  • Спасено из психиатрических стационаров 5 человек, удерживаемых там в нарушение прав и законности.

Следует обратить внимание, что при расследовании значительной части случаев попадания людей в психиатрические больницы, или лишения их гражданских прав, факты указывают на существование преступной схемы с участием врача-психиатра.

Из содержания решения следует, что Днепровский апелляционный суд, выслушав доводы Анны К., принимавшей на этот раз участие в заседании, отменил решение суда первой инстанции. Суд критично отнёсся к сфальсифицированной экспертизе, посчитав её недостаточным основанием для лишения Анны К. дееспособности. Одновременно с этим суд отказал родственникам в притязаниях на лишение Анны дееспособности.

На сегодня решение суда вступило в силу. Национальной полицией открыто уголовное дело по незаконному помещению Анны в психиатрическое заведение. Проводится досудебное расследование.

Если вы или ваши близкие пострадали от действий психиатров, сообщайте в ГКПЧ Украины по тел. +38 (067) 465-33-05; +38 (066) 803-55-83 

Понравилось? Поделись!

Почему возможно принудительное лечение в психиатрии

Принудительное лечение психических расстройств существует во всем мире. Но в Украине это стало способом «законного» избавления от неугодных лиц. Причины, по которым человек может оказаться на принудительном лечении бывают очень разными. Сведение счётов, раздел имущества в семье, спор, месть после конфликта, захват бизнеса, уничтожение конкурента, сокрытие уголовного преступления, манипуляции родственников, выселение неугодного собственника завидных квадратных метров. Иногда это дорого для заинтересованного лица, но вполне возможно при участии психиатра.

Согласно статье 29 Конституции Украины только суд принимает решение об аресте или содержании под стражей. К этой же категории относится принудительная психиатрическая госпитализация. Только суд может принудительно отправить  в психиатрический стационар. Однако психиатрические диагнозы субъективны, не имеют объективной доказательной базы и строятся исключительно на мнениях и оценках психиатра. Это и создаёт обширное поле для нарушений прав людей и коррупции.

За последние годы реформ Конституционный суд Украины трижды принимал решения о не конституционности положений о принудительной госпитализации и лечении. И приведение законодательства к нормам Конституции продолжается. Сегодня, даже если вы добровольно пришли в психиатрическую больницу, вы не сможете также добровольно её покинуть. Вы даже не сможете сменить врача или больницу… Любое психиатрическое заведение – это решётки на окнах и замки на дверях, которые всегда закрыты.

Порядка 4000 обращений в год поступает в ГКПЧ о злоупотреблениях в психиатрии. Расхождение устоявшегося «порядка» действий психиатров с Конституцией и законами страны – есть большая проблема. Например, известная ситуация, когда «сумасшедшего» скручивают санитары в белых халатах, является противоправной. Санитар психиатрической больницы не является субъектом властных полномочий, и не может применять силу в отношении другого человека – это расценивается как нападение на личность. Но такая широко распространённая практика – пережиток деятельности карательной психиатрии, направленной в советское время на обезвреживание инакомыслящих граждан. О проблемах и причинах противоправной ситуации в психиатрии и психоневрологических интернатах в эфире Школы права «Телеканала Київ» рассказывает президент ГКПЧ Украины Анастасия Вилинская.

Если вы столкнулись с нарушением прав в психиатрии и вам или вашим близким нужна помощь, звоните +38 (067) 465-3305; +38 (066) 803-5583

Понравилось? Поделись!

Психиатрический диагноз отражает психическую болезнь самих психиатров

Суть любого психиатрического диагноза – всегда шизофрения. Но она – форма искусственного психического заболевания самих коллег-психиатров.

Это как надеть наушники и смотреть на людей, идущих по Майдану. Кажется, что все они идут в ритм звучащей музыки. Диагноз «шизофрения» таким же фоном звучит в сознании, и человек начинает его видеть.

Психиатрический диагноз – это призрак. Почти галлюцинация. Метафорический образ, стоящий между взглядом психиатра и человеком, на которого он смотрит. Это искусственное самоограничение заставляет видеть вместо человека шизофрению. Но если такое же самоограничение будет у другого человека, психиатр назовёт это паранойей. Можно утверждать, что психиатрический диагноз – это форма паранойи психиатрической службы.

Это не требует доказательств. Психиатры знают, что когда появился МКБ-10 (Международная классификация болезней, редакция от 1989 г. В странах СНГ начали вводить в 1999 году), шизофрении было отведено очень мало места. Это возмутило кафедры психиатрии, которые с 70-х годов признавали только шизофрению, и создало ситуацию. Теперь в уме ставился типичный диагноз, а в истории болезни писалось что-то, из МКБ-10. Именно этому учили психиатров, когда начали внедрять МКБ-10. Необходимо было сформировать фильтр (призрак), через который будет рассматриваться всё, что угодно, в том числе и законы классификации болезней.

Если сегодня вы придёте на ведущую кафедру психотерапии, и спросите, что такое «вера», вам объяснят, что это «знание, которое принимается без всякой критики». Сегодня ГКПЧ – единственная инстанция в странах СНГ, которая критично смотрит на психиатрическую веру. Когда доказательств существования некой болезни под названием «шизофрения» нет, она может быть только ФЕНОМЕНОМ СЛЕПОЙ ВЕРЫ. Никаких доказательств в существовании этой болезни быть не может, по определению. Как только они появятся, это будет уже не шизофренией по требованию автора этого понятия.

Ейген Блёйлер, который в 20-х годах описал «схизофрению», утверждал, что эта болезнь вызвана принципиально неизвестными причинами. Любую известную болезнь мозга будут лечить НЕ психиатры, а неврологи. Психиатрические болезни – как раз те, причины которых определить никто не может. И если причины у болезни нет, то она является феноменом веры, некоторого внутреннего самоограничения, которое создаёт сам себе психиатр. Вроде музыки, слушая которую, мы получаем иллюзию, что люди идут в такт.

При социализме у многих членов ЦК Партии было убеждение, что все люди идут в ногу. Они так видели. Сегодня психиатрический диагноз – это форма иллюзорного галюциноза психиатра.

Если вы столкнулись с нарушением прав в психиатрии, и вам или вашим близким нужна помощь, звоните +38 (067) 465-3305; +38 (066) 803-5583 

Понравилось? Поделись!

Особенности детской психиатрии

Сегодня всё больше людей боятся обращаться в психиатрию. Пугает знаменитый психиатрический учёт, который может лишить права выезжать за границу, водить машину или ограничить ряд профессий для человека. Численность обращений людей, особенно в психбольницы, падает. И поэтому возраст людей, которые подлежат первичному психиатрическому обследованию, катастрофически снижается.

Психиатры могут обследовать детей, начиная с двух лет! Мыслящие люди (психиатры) смеются над этим. Невозможно обследовать ребёнка в таком возрасте. Психиатрия – вербальная специальность. Маленький человечек должен что-то рассказать о своих переживаниях, чтобы ему можно было поставить диагноз. Но есть и другие. Так одна дама, по сути – садистка, развивает идеи невербальной психиатрии. Вас можно не слушать, а наблюдать признаки поведения – движения, манеру ходить, держать голову – и на этой основе ставить вам диагноз «шизофрения». Это смешно и не выдерживает никакой критики.

Специально для ГКПЧ Украины А.Г. Данилин даёт интервью об особенностях детской психиатрии.

Но, поскольку это медицина, и правящие мира сего лазить в неё не хотят, в этом большом «шизофреническом поле» можно творить всё, что угодно. Почему? Потому что какого «призрака» себе сформирует психиатр, тот и будет. К детям прилеплять такого невербального призрака особенно удобно. Они же ничего возразить не могут и от лечения не откажутся.

Это самый распространённый приём. «Почему, доктор, вы назначаете такие серьёзные таблетки?». «Не спрашивайте! Я точно знаю – здесь БУДЕТ шизофрения. Я это чувствую!»…

Если родители начнут давать препараты (нейролептики), то возникает замкнутый круг. Препараты будут нарушать развитие ребёнка. Каждый из препаратов имеет свой тематический спектр действия. Вы будете приходить к врачу, и он будет злорадно усмехаться: « Ну, я же вам говорил, что здесь будет шизофрения? Вот вам и шизофрения». Но эффект от самих препаратов останется за кадром.

Самое страшное – внутренняя позиция родителя. Мы сами не очень готовы, чтобы дети были детьми. Не все это говорят, но сейчас бытует мнение, что ребёнок должен быть «удобным». Должен быть тихим, послушным и выполнять то, что от него требуют родители. Однако ребёнок любого возраста – это свободное существо, который ничего никому не должен. Но родители часто с этим не согласны. И они надеются на то, что всё произойдёт само собой: «Мы же приличные люди, и он таким вырастет». А если он не так себя ведёт, то его можно наказать, ограничить и т.д..

Если ребёнок упорно ведёт себя не так, то взволнованные мамы и папы бегут к психиатрам и там ставят в лучшем случае аутизм, в худшем – сразу шизофрению. Обычно «добрый доктор Ай-Болит» прямо так откровенно маме и сообщает: «Здесь будет шизофрения!». Узнав о таком страшном диагнозе, мама пугается и начинает принимать САМЫЕ ОБЫЧНЫЕ проявления человеческого сознания за психическую болезнь.

У любого ребёнка буйно развито воображение и то, что в нём происходит после просмотра мультфильмов или детских соцсетей, он будет выдавать за реальность. Самый известный пример – выдуманный друг. Об этом написано масса книг и рекомендаций, что ни в коем случае не следует разубеждать ребёнка в существовании этого друга. Во всём мире это считается НОРМАЛЬНЫМ феноменом, очень хорошо описано и никто не собирается его лечить. Но у нас это считается признаком шизофрении. А поскольку родитель не врач и будет изо всех сил пытаться «не думать о белой обезьяне», то у нас начинается то, что по любому поводу родитель бежит к доктору.

  • «Она у меня шейку чешет. Это не шизофрения?»
  • «Она сегодня плохо спала и во сне с кем-то разговаривала. Это не шизофрения?»

Потому что есть люди в белых халатах, профессора и академики, которые качают головами, ничего не объясняют – что очень страшно – и говорят: «Ну, пейте таблетки». А когда такие препараты пытаются отменять за ненадобностью, то человек пытается находить в себе или своём ребёнке признаки шизофрении. Таково свойство нашего противоречивого мышления под воздействием «белой обезьяны» – диагноза психиатра. Он скашивает глаза и говорит: «Это шизофрения. Но вы не волнуйтесь! Вам надо срочно лечь в больницу».

Разница между взрослыми и детьми в том, что отделение своей личности от происходящего с ним, как механизм психологической защиты, взрослый делает сам. А за ребёнка это делают родители. Они за ним следят и ищут признаки шизофрении. Психиатру даже ничего придумывать не надо, родители сами всё расскажут.

Психиатрический диагноз ребёнку – призрак, который простейшими способами подсаживается в человеческое восприятие. Вот и всё.

Если вы столкнулись с нарушением прав в психиатрии, и вам или вашим близким нужна помощь, звоните +38 (067) 465-3305; +38 (066) 803-5583

Понравилось? Поделись!

Преступление и наказание. Психиатрия в Украине

По сообщению пресс-центра ГКПЧ Украины от 3 ноября 2018, в Киеве открыто ещё 22 уголовных дела, связанных с преступлениями в психиатрии.

Начиная с июля 2018 года, юридический отдел общественной организации «Гражданская комиссия по правам человека в Украине» провёл громадную работу, добиваясь осуществления законных процедур правосудия в отношении преступной группы психиатров ТМО «Психиатрия» г. Киева и чиновников, связанных с этими преступлениями. Количество заявлений, жалоб и ходатайств, направленных в различные инстанции, приближается к 1000 отметке.

22 уголовных дела открыто в последнюю неделю ноября. А с начала октября 2018 было начато в общей сложности 58 производств в отношении психиатров и служебных лиц, покрывающих преступную деятельность.

Национальным антикоррупционным бюро Украины, как исполнение решений Соломенского районного суда г. Киева, открыто 6 уголовных дел против психиатров ПНД Белой Церкви и служебных лиц национальной полиции УП ГУНП в Киевской области, которые покрывали преступную деятельность психиатров.

  • Ст.151 УК Украины – незаконное помещение в психиатрическое заведение, что привело к тяжелым последствиям», пострадавшая Б. М.;
  • Ст.186 УК – грабеж;
  • Ст.371 УК – незаконное задержание (2 дела);
  • Ст.314, ч.2 УК – принудительное введение психотропных препаратов против воли человека, что привело к тяжелым последствиям;
  • Ст.127 УК – пытки.

Генеральной прокуратурой Украины во исполнение решений Печерского районного суда г. Киева, также открыто 6 уголовных дел.

  • Ст.115 УК Украины – умышленное убийство, в отношении психиатров ТМО «Психиатрия» по делу Довгой Марины;
  • Ст.314 УК – незаконное принудительное введение психотропных препаратов против воли человека;
  • Ст.256 УК – содействие преступной деятельности преступной организации психиатров ТМО «Психиатрия»;
  • Ст.151 УК – незаконное помещение в психиатрическое заведение заведомо психически здорового человека;
  • Ст.396 УК – сокрытие преступления (убийство Довгой М.В.);
  • Ст.364, ч.2 УК – злоупотребление служебным положением, что привело к тяжелым последствиям, в отношении психиатров ТМО «Психиатрия» и служебных лиц национальной полиции причастным к совершению этих преступлений.

Прокуратурой города Киева, во исполнение решений Печерского районного суда г. Киева, которыми были удовлетворены жалобы на бездействие служебных лиц прокуратуры, было открыто 10 уголовных дел в отношении психиатров ТМО «Психиатрия» и служебных лиц полиции прикрывающих преступную деятельность психиатров.

  • Ст.151 УК Украины – незаконное помещение в психиатрическое заведение заведомо психически здорового человека (2 дела);
  • Ст.364 УК – злоупотребление служебным положением (2 дела);
  • Ст.365 УК – превышение служебных полномочий, что привело к тяжелым последствиям (2 дела);
  • Ст.364, ч.2 УК – злоупотребление служебным положением, что привело к тяжелым последствиям;
  • Ст.314 УК – незаконное принудительное введение психотропных препаратов против воли человека (2 дела);
  • Ст.364, ч.2 УК – злоупотребление служебным положением, что привело к тяжелым последствиям.

Грабёж, пытки, сокрытие преступлений, злоупотребление положением с тяжкими последствиями, насильственное введение психотропных препаратов и всё это вкупе с коррупцией институтов власти и системы правосудия. Такова действительная ситуация в правовом поле душевного здоровья страны. Психиатрия продолжает попытки получить больше денег от налогоплательщиков на продолжение ЭТОЙ деятельности. Но, может, сначала стоит провести хорошую зачистку всей системы?

Полиция, суды и прокуратура, которых затронули серьёзные реформы, и раньше имели хорошие результаты в своей работе. Психиатрия же никогда не имела положительных достижений, но сохранила свои формы и состав без изменений с того самого периода, когда являлась карательным придатком власти, ушедшей в прошлое. Не пора ли психиатрии отправиться вслед за каменными идолами социализма?

Если вы столкнулись с нарушением прав в психиатрии, и вам или вашим близким нужна помощь, звоните +38 (067) 465-3305; +38 (066) 803-5583 

Понравилось? Поделись!