В Украине запрещена принудительная госпитализация недееспособных в психиатрические больницы без решения суда

1 июня 2016 Конституционный суд Украины признал неправомерной принудительную госпитализацию недееспособного лица по требованию опекуна или решению врача-психиатра без судебного контроля и решения.

Слушание состоялось по представлению омбудсмена (Уполномоченного Верховной Рады Украины по правам человека), Валерии Лутковской – дело о судебном контроле над госпитализацией в психиатрические заведения недееспособных лиц. Ранее недееспособного человека можно было принудительно отправить в психиатрическое заведение на основании одного лишь заявления опекуна и мнения отдельно взятого врача-психиатра. Однако КС Украины, постановил, что такая госпитализация равносильна лишению свободы и не может происходить без должного судебного рассмотрения и решения. Полный текст решения можно посмотреть здесь.

Решение Конституционного суда Украины

ГКПЧ Украины регулярно получает жалобы от пострадавших, чьи права были грубо нарушены из-за некорректных формулировок в законе «О психиатрической помощи». Пользуясь несовершенством закона, опекуны часто помещали своих подопечных – лишенных дееспособности граждан – в психиатрический стационар по своим личным мотивам. Использовали больницу психиатрии, как метод наказания за непослушание или же просто для избавления от подопечного.

Также не редки случаи, когда опекун, вступая в сговор с психиатром, отправлял недееспособного человека на пожизненное пребывание в «психушку» с целью завладеть его недвижимостью. Или использовал помещение в психлечебницу, как карательную меру, подвергая беднягу страданиям по своему нечеловеческому желанию… Наличия объективных показателей какого-либо психического расстройства для помещения в психбольницу просто не требуется. Достаточно желания опекуна и сговора с психиатром. Теперь же суд окончательно утвердил, что лишение дееспособности не лишает прочих конституционных прав и государство обязано обеспечить права этих, и без того терпящих лишения, людей.

Это далеко не все проблемы и сложности психиатрической системы, в которой из-за её закрытости и не подконтрольности творится произвол в отношении прав и свобод человека. Однако надо отметить, что подобное решение – большой шаг в этой сфере. Он вселяет надежду, что ещё одна область жизни перестанет быть опасной для граждан своей же страны. И что государство будет использовать деньги налогоплательщиков не для унижения и надругательства над личностью – что повально происходит в психиатрии, а для защиты и реализации законных конституционных прав своего народа.

Гражданская комиссия по правам человека Украины выражает огромную признательность Валерии Владимировне Лутковской, Станиславу Владимировичу Шевчуку и всей судейской команде, принимавшей участие в этом важном для Украины решении.

*****************************************
Если вы сами или ваши близкие пострадали в результате психиатрического вмешательства или лечения, пожалуйста, сообщите об этом в Гражданскую комиссию по правам человека Украины:

+38 (067) 465-33-05

+38 (66) 803-55-83
cchr@cchr.org.ua

Понравилось? Поделись!

И снова разрушительные антидепрессанты

2 апреля 2016 года в Гражданскую комиссию по правам человека обратилась Ирина М. (имя изменено). В 2012 году на консультации у психиатра без какого-либо медицинского обследования, за несколько минут беседы Ирина получила рецепт на сильнодействующий антидепрессант.

Причиной обращения Ирины стал эмоциональный спад, который в психиатрии принято считать болезнью и называть «депрессией». Без анализов, рентгена и любых других медицинских исследований, за считанные минуты Ирине был поставлен диагноз и выписан антидепрессант. С её слов, три года приёма выписанного препарата не улучшили, а лишь ухудшили её психическое и физическое состояние.

antidepressanty

Ирина сообщила, что единственными ощутимыми следствиями приема антидепрессанта стали побочные явления: набор веса, запоры, хроническая усталость. Через время появилось жуткое чувство тревоги, тремор рук и ног, тошнота, отсутствие аппетита и приливы жара в теле. При попытке отмены препарата к этому всему добавились сильное головокружение и ощущение «электрических разрядов» в мозгу. С таким набором «результатов лечения» Ирина обратилась к психиатру, у которой наблюдалась, и получила следующее предложение: прекратить приём этого антидепрессанта, заменив его другим.

Вот что сообщает Ирина о новом антидепрессанте: «Принимала три месяца. Во время приема препарата ощущалась сильная усталость – умственная и физическая, а также мышечная дрожь. Развились акатизия (акатизи´я – состояние, постоянного или периодически возникающего неприятного чувства внутреннего двигательного беспокойства, внутренней потребности двигаться или менять позу; проявляется в неспособности человека спокойно сидеть в одной позе или долго оставаться без движения, прим. автора) и хроническая бессонница, которая не проходит уже месяц после отмены приема препарата».

Как ни странно, но ни о каких подобных результатах длительного приёма антидепрессанта психиатр не предупреждала свою пациентку, никаких разъяснений о возможных побочных эффектах сделано не было и со всеми последствиями такого «лечения» сегодня Ирина вынуждена справляться сама. Никакой ответственности за губительное воздействие назначенного антидепрессанта психиатр не понёс. Всё, что стало результатом этой истории, каких уже сотни тысяч, – загубленное здоровье человека, искавшего помощи, и прибыль в кармане психиатра и производителя опасных таблеток.

Сегодня фармацевтическая промышленность ежегодно тратит 22 миллиарда долларов на распространение своих препаратов через врачей. Это целых 90% от расходов на маркетинг (!), которые направлены на постоянное увеличение объёма выписываемых препаратов. Такая антигуманная практика распространяется словно вирус, подменяя подлинную цель врача – помочь обрести или восстановить здоровье, – на ложную цель – выписать больше рецептов на препараты подороже. В результате врачи разных специальностей по всему миру с готовностью выписывают психотропные препараты и антидепрессанты людям, которые им доверяют свои жизни.

Причина в том, что психиатры, заявляя себя экспертами в области душевного здоровья, но не имея ни малейшего представления о том, как помогать человеку и не имея ни одного случая излечения от душевного недуга, убедили научный мир и общественность, что их методы безопасны, необходимы и решают хоть какую-то проблему. Но правда заключается в том, что методы психиатров лишь создают ещё большие проблемы. А их связка с фармацевтическими компаниями создала рыночную нишу, приносящую более 150 тысяч долларов прибыли каждую минуту.

*****************************************
Если вы сами или ваши близкие пострадали в результате психиатрического вмешательства или лечения, пожалуйста, сообщите об этом в Гражданскую комиссию по правам человека Украины:

+38 (067) 465-33-05
info@cchr.org.ua

Понравилось? Поделись!

Психоневрологические интернаты Украины: заключённые без суда и следствия

В конце августа 2015 года Гражданской комиссией по правам человека был выпущен специальный доклад о положении дел в психоневрологических интернатах Украины. Доклад приурочен к открытию международной социально-просветительского проекта «Психиатрия: индустрия смерти». Выставка с 25 августа проходит в Одесском Арт-Центре им. А. Коробчинского. На пресс-конференция по случаю официального открытия проекта присутствовали воспитанники ПНИ Одесской области, которые прошли через ад интернатов и рассказали о том, что же происходит в стенах заведений, призванных заботится о людях с особенностями.

В докладе представлена полная информация о ситуации с нарушением прав человека в интернатах, о влиянии психиатрического вмешательства на судьбы воспитанников, о карательных мерах и правонарушениях в стенах ПНИ.

Обращение президента Гражданской комиссии по правам человека Украины, Анастасии Вилинской.

Vilinskaia_AnastasiiaЗдравствуйте!

Этот доклад выпущен с целью сделать известным факты вопиющих нарушения прав человека в психоневрологических интернатах Украины.

В Гражданскую комиссию по правам человека Украины постоянно приходят заявления от граждан о нарушении их прав в связи с психиатрией. В числе таких нарушений: незаконное помещение в психиатрическую больницу с целью лишения имущества, неправомерное лишение дееспособности, причинение вреда здоровью психиатрическим вмешательством, включая сообщения о смерти пациентов в психиатрических стационарах и др.

Среди всех обращений самый большой процент — это сообщения о нарушении прав подопечных психоневрологических интернатов, включая сообщения о массовых смертях подопечных в возрасте от 18 до 45 лет.

Полный текст доклада Гражданской комиссии по правам человека (файл pdf)

Понравилось? Поделись!

Нереальная реальность 2

Сегодня население можно условно поделить на две категории. Первая – те, кто свято верит, что психиатрия занимается лечением душевнобольных; таких меньшинство, и их число с каждым днём сокращается. Вторая – это те, кто понимают, что в психиатрии – закрытой от посторонних глаз области – обычные человеческие нормы и законы не работают; они стараются избегать этой сферы, надеясь, что их она никогда не коснётся.

0180e1c8d17e5fbc1148da48898ee901

Обе эти категории являются обычными гражданами и не имеют отношения к психиатрии. Но сегодня, в продолжение истории Валентины Ильиничны из «Глевахи», мы посмотрим на психиатрию с точки зрения профессионалов из других областей, которых она, так или иначе, касается. Традиционная цепочка, по которой прошёл уже не один человек, сам того не желая и не подозревая выглядит примерно так: по заявлению кого угодно, зачастую близких родственников, вас могут принудительно направить на лечение в психиатрическую больницу. Особых оснований для этого не требуется, ибо диагноз может быть поставлен заочно по одному лишь мнению психиатра. Главным «мерилом здоровья пациента» могут стать деньги. Существует утверждённая такса на то, чтобы любого человека довели до кондиции, признали недееспособным и навсегда похоронили в стенах психоневрологического интерната. При этом по закону решение о дееспособности принимает суд, но туда жертва может не попасть вообще или предстать перед судьёй после усиленного «лечения» сверхдозами психотропных препаратов, которыми и абсолютно здорового человека с крепкой психикой за считанные дни можно довести до ярко выраженных внешних признаков безумия.

В случае с Валентиной Ильиничной из Киево-Святошинского района самого ужасного ещё не случилось. И одна из главных причин – банальная нехватка денег у разгулявшейся на радостях сестрицы. Она не смогла более оплачивать недешёвые услуги сребролюбивой заведующей психиатрической больницы с. Глеваха, Титовой Э. А., и вынуждена была забрать нашу пострадавшую домой. Однако дом Валентины Ильиничны оказался занятым! С февраля по август 2012 года ей пришлось жить у знакомых, работать, обеспечивая свою жизнь, а большую часть денег у неё забирала сестра. Подорванное психиатрическим «лечением» здоровье и провоцируемые сестрой скандалы, довели Валентину Ильиничну до нервного срыва, и она была отправлена на лечение в широкопрофильный (НЕ психиатрический) госпиталь МВД. После выписки из этого госпиталя стало происходить самое интересное.

Когда Валентина Ильинична попала, наконец, домой, то застала квартиру разграбленной. Тогда она нанесла визит к нотариусу Стратилат П. И. и выяснила, что её сестра, по образованию медик (но явно не по совести или призванию), осенью 2009 года, сделав пострадавшей несколько уколов сильнодействующего препарата, заверила у нотариуса сделку. По этим документам половина квартиры была продана ей, Лукьянцевой Людмиле Ильиничне, за 42 000 гривен – небывало щедрая цена. В настоящий момент по факту возбуждено уголовное дело, материалы находятся в прокуратуре.

В 2011 году в России был уже скандал по схожим мотивам. Гильдия нотариусов возмутилась беспардонным вмешательством психиатров в их деятельность. Заверенные нотариусами завещания клиентов на движимое и недвижимое имущество признавались не имеющими силу. Психиатр заочно, умершему уже человеку (!) ставил диагноз, по которому он признавался невменяемым на момент подписания документов, и аннулировал завещание, получая щедрое вознаграждение от заинтересованной стороны. Такое поразительное по своей наглости мошенничество полностью уничтожало институт нотариального заверения. Праведный гнев профессионалов быстро расставил всё по местам и лавочку прикрыли. Но факт остаётся фактом: источником распространения заразы вновь выступили психиатры.

Итак, в феврале 2013 года наша героиня опять попадает в госпиталь МВД, в отделение гинекологии. Психиатрическое лечение имеет далеко идущие пагубные последствия для всего организма, что подтверждают эксперты. Сразу после операции к ней явился племянник Лукьянцев Александр Викторович, 1980 г.р. и, на основании направления от Филанцевой Л. П. – психиатра из г. Боярска, – попытался забрать свою тётю, чтобы переправить её в психоневрологический интернат. На защиту Валентины Ильиничны встал лечащий врач и зав. отделением, Курганский С. А. – честь и хвала ему! Дав горе-племяннику от ворот поворот, он продолжил выполнять свой врачебный долг, оказывая медицинскую помощь и моральную поддержку своей пациентке.

Но когда Валентина Ильинична вернулась домой, племянник Лукьянцев А. В. вместе с дочерьми Лукьянцевой Л. И.: Сокур Натальей Викторовной 1980 г.р. и Доля Татьяной Ивановной 1985 г.р. – обе работницы МВД – продолжили свои попытки выселить нашу пострадавшую из квартиры и закрыть в психоневрологическом интернате (ПНИ). Поскольку сама Валентина Ильинична в прошлом сотрудник МВД, то ни вызываемая регулярно скорая помощь, ни наряды милиции не рискнули силой выдворить её и закрыть в ПНИ. И то, что эта женщина до сих пор не сгинула в интернате, во многом заслуга неравнодушных людей, которым не чужды ещё общечеловеческие ценности и моральные принципы: её соседи, медперсонал госпиталя, честные сотрудники МВД, возбудившие уголовное дело по факту мошенничества нотариусом, и её квартирант Руслан, который не позволяет беспределу произойти.

Подведём итоги. Жизнь не всегда простая штука. Трудности экономического плана, сложности взаимоотношений имеют место быть. Однако многочисленные истории пострадавших и изучение психиатрии изнутри говорят о том, что это та область, которая по большей части хронически находится вне рамок закона и общечеловеческих моральных принципов. Лженаучная практика и неправомерная деятельность психиатров заражает всё вокруг, втягивая простых людей и профессионалов из других областей в беззаконие и моральную деградацию. По заявлениям отдельных психиатров, им больно порой осознавать, что эта история и ей подобные, являются правдой, а Святошинский интернат даже в их среде вызывает недоумение своим особо бесчеловечным обращением с людьми. Их боль и сожаление можно понять. Вероятно, они шли в психиатрию, желая помогать людям, но система оказалась настолько прогнившей, что исправлению практически не подлежит. Очень сложно выбрать ложку мёда из огромной бочки дёгтя.

Однако зло боится огласки, и боится прямого отпора. Делая широко известными такие случаи, помогая составлять жалобы в соответствующие инстанции и занимаясь просвещением в области права, ГКПЧ с вашей помощью и в содействии с другими правозащитными организациями и отдельными гражданами может остановить это безумие. Гражданская комиссия была создана заслуженным профессором психиатрии Томасом Сасом в 1969 году. На сегодняшний день её деятельность исчисляется тысячами и тысячами спасённых людей, сотнями сотен вызволенных несчастных душ, по каким-то причинам оказавшихся в этой бесчеловечной мясорубке человеческих жизней, имя которой психиатрия.

Выставка «ПСИХИАТРИЯ: ИНДУСТРИЯ СМЕРТИ» проходит в Киевском Планетарии (рядом с м. «Олимпийская») и открыта ежедневно без выходных с 11:00 до 20:00 до 28 декабря. ВХОД СВОБОДНЫЙ.
Контакты: 067-465-33-05, 067-465-33-06, e-mail: info@cchr.org.ua

Понравилось? Поделись!

Скрытый враг – смертельный враг

Самая разрушительная сила, способная оказывать наиболее гнетущее влияние на человека и общество, – это скрытая сила, о вреде которой никто не догадывается. Как бы ни была сложна жизнь, но с экономическим кризисом, политическими репрессиями или даже стихийными бедствиями можно что-то сделать, видя врага в лицо. Но как быть, когда враг скрыт? Когда никто не подозревает о его существовании и коварных замыслах? Здесь возникает настоящая проблема.

Общаясь с большим количеством людей об условиях жизни в психиатрических учреждениях, Гражданская комиссия по правам человека сталкивается с тем, что обществу не известно о царящих там злоупотреблениях: насилии со стороны персонала, принудительном лечении, ущемлении гражданских прав и свобод. В большинстве своём люди думают, что, возможно, когда-то очень давно так и было, но сейчас всё иначе. В своей гуманной наивности они не подозревают, что за закрытыми дверями психбольниц, психоневрологических диспансеров и интернатов происходит разрушение человека, как личности, вплоть до физического уничтожения.

instrumental_album_pic_0

Законы, призванные защищать пациентов, часто играют против них самих, и заявления о нарушениях и злоупотреблениях остаются без должного внимания. «Он ведь болен и может сказать всё, что угодно» — таким стандартным ответом психиатры списывают на сумасшествие вопросы о том, почему пациенты так часто жалуются? А тех, кто посмел жаловаться, жестоко наказывают, внушая страх перед борьбой за справедливость и себя самих. Абсолютно всё, что происходит за дверями этих заведений, остаётся сугубо внутренними, закрытыми от внешнего участия, вопросами. Всё, что делают с пациентами, находится в полной власти психиатров, и никто другой не контролирует происходящее. Насилие, избиения, заключение в карцер, сверхдозы психотропных препаратов – это лишь малая часть методов, применяемых тамошними «специалистами по душевному здоровью». Добро пожаловать на социальную свалку, где можно встретить кого угодно: владельцев завидной недвижимости, социально-активных деятелей, неугодных своими политическими взглядами, брошенных детей и тех, кто просто не нужен своим близким.

Почему это остается безнаказанным? Всё очень просто. Единственными свидетелями  таких преступлений являются сами пациенты, которые не могут выступить в суде, дав свидетельские показания. Эта закрытая система покрывает сама собой свои же злодеяния, имея «авторитетное мнение» при любом разбирательстве. И никакой надежды для несчастных, если бы не одно «НО»!

Общественные правозащитные организации и отдельные неравнодушные граждане не прекращают свою деятельность, стремясь помочь лишённым прав пациентам психиатрических заведений, проводя инспекции, подавая жалобы, расследуя такие случаи и добиваясь пресечения злоупотреблений. Так Татьяна Макарова – правозащитница из Одесской области – сумела пролить свет на ряд загадочных смертей, одна из которых произошла 11 ноября 2011 года в Великорыбальском психоневрологическом доме-интернате. Руководство интерната пыталось скрыть убийство Ахримович Татьяны, отправив её тело в морг города Татарбунары, где была сфабрикована экспертиза: «смерть наступила в результате болезни, отёк мозга». Благодаря действиям Макаровой, вмешалась милиция и успела обнаружить следы насильственной смерти до того, как тело было похоронено. По факту возбудили уголовное дело.

Следующий кровавый случай – нашумевшее убийство парня из Великорыбальского психоневрологического интерната. Его избили до смерти и тут же похоронили санитары этого заведения. Благодаря Татьяне Макаровой, впервые за всю историю независимой Украины, получил огласку факт насильственной смерти воспитанника интерната. И ей удалось это доказать.

402100

Таких случаев более чем достаточно, но обнаружить их бывает очень не просто. Свидетели признаются недееспособными, причины появления побоев на телах остаются загадкой, а пострадавшие пациенты находятся в страхе перед ещё более жестоким наказанием. Кроме того, люди, попавшие в такие учреждения, могут быть никому не нужны, или ещё хуже – кто-то сильно НЕ заинтересован в их выздоровлении и никому нет дела до их прав. С такими сложностями приходится сталкиваться при каждом расследовании злоупотребления или насильственной смерти.

Однако Татьяна Макарова утверждает, что большинство жителей психоневрологических интернатов, обращающихся за помощью, не такие больные, какими их пытаются выставить. Они могут высказывать своё мнение, спорить, отстаивать свою точку зрения, пользоваться мобильным телефоном, но ни руководство интернатов, ни социальные службы области не обращают на это внимания. «Государство забрало этих детей от плохих родителей под свою опеку. Хорошо. И что сделало государство с этими детьми? Оно их сделало инвалидами! – говорит правозащитница Татьяна Макарова, – Если даже этих детей забрали здоровыми, то выпустили их инвалидами и отправили куда? В психоневрологический интернат. За одиннадцать лет моих наблюдений за этими детьми, я фактически ни одного ребёнка не видела, чтобы у него всё закончилось хорошо». По её словам, детей специально делают недееспособными, поскольку это выгодно как интернатам, так и государству – на инвалидах зарабатывают много денег.

«При каждом интернате есть поля по сто семьдесят, по двести гектаров земли, – рассказывает Татьяна Макарова, – также там есть фермы, где бараны, коровы, по семьсот голов скота. И вот эти «НЕДЕЕСПОСОБНЫЕ», эти «УМСТВЕННО ОТСТАЛЫЕ ИНВАЛИДЫ», которые официально признаны государством, работают там с утра до ночи». За такую работу воспитанникам, конечно же, ничего не платят, используя их, как бесплатную рабочую силу.

Подобных злоупотреблений со стороны персонала психоневрологических интернатов и психбольниц очень много. Они появляются снова и снова. Такая обстановка не выглядит безопасной ни для кого. И пока мы живём свою жизнь, не зная или не замечая, что происходит, то даём полную свободу для таких злоупотреблений. Если мы не хотим что-то видеть, это не означает, что такого нет.

Благодаря правозащитным организациям, таким как Украинская Хельсинская группа, Гражданская комиссия по правам человека и таким правозащитникам, как Татьяна Макарова, становится виден не только скрытый враг, но и то, что справедливость может восторжествовать, а виновные понесут наказание.

362

Мы имеем право голоса, и наше мнение может быть услышано! Нам нужно объединяться и не молчать о случаях, свидетелями которых мы стали. Может это не покажется таким страшным, пока не коснулось кого-то из Вас лично. Но это уже касается каждого из нас. Зная о таком беззаконии, мы должны о нём открыто заявлять.

Мы призываем Вас рассказать о том, свидетелем чего Вы стали. На нашей стороне законы, на нашей стороне правозащитники, на нашей стороне справедливость. И, рано или поздно, в этой области кому-то придётся навести порядок.
Для получения дополнительной информации
звоните: (066) 806-33-60
e-mail: hco@cchr.org.ua

Понравилось? Поделись!

Психиатрия может лишиться своего главного аргумента

В ближайшее время психиатрическое сообщество ждет настоящий сейсмический сдвиг. Такой тревожный прогноз связан с представлением Американской психиатрической ассоциации очередной редакции «Руководства по диагностике и статистике психических расстройств» DSM-5. DSM был включен в «Международный классификатор болезней» в середине прошлого века, и до сих пор являлся «Библией» психиатрии по всему Миру.

8 мая 2013 интернет журнал Forbs опубликовал отношение Томаса Инсела, директора Национального института психического здоровья, к обновленной версии DSM:

«Мы не можем более использовать DSM, как «золотой стандарт» для диагностики пациентов в научных исследованиях. Хотя он и был написан, как «Библия» для врачей, это, в лучшем случае словарь, создающий набор ярлыков и определений».

DSM

По его словам каждое из изданий было «надежно» тем, что устанавливало для врачей использование одинаковых терминов одинаковым способом, но слабым местом всегда была недостаточная обоснованность:

«В отличие от наших определений ишемической болезни сердца, лимфомы, или СПИДа, диагнозы в DSM основаны на консенсусе (согласии) о группах клинических симптомов, без каких-либо объективных лабораторных измерений. В других областях медицины это было бы равносильно созданию диагностических систем, основанных на характере боли в груди или силе лихорадки».

Открыто поставив под сомнение объективность DSM, как источник данных о психических заболеваниях и способах их лечения, Томас Инсел вызвал бурную реакцию журналистов, врачей и общественности. И это вполне обосновано, ибо никакого другого руководства в психиатрии не существует.

Впервые DSM был принят в 1952 году как нозологическая* система, то есть такая, которая отвечает на главные вопросы – что такое болезнь, чем она отличается от здоровья, каковы причины и механизмы развития болезни, выздоровления или смерти. Включает в себя семь основных понятий, принятых в любой другой области медицины:

1) учение о причине возникновения болезней;
2) механизмы возникновения и развития болезни;
3) морфологические (относящийся к внешнему виду и строению) изменения, возникающие при развитии болезней;
4) учение о номенклатуре и классификации болезней;
5) теория диагноза, то есть идентификация болезней;
6) учение об изменчивости болезней под влиянием различных факторов;
7) врачебные ошибки и ятрогении – болезни и патологические состояния, вызванные действием медицинского персонала.

Существующее же «Руководство по диагностике и статистике» попадает в категорию «нозологическое» лишь по пунктам 4 и 7, который тщательно скрывается и замалчивается, что вызывает обоснованную критику со стороны ученого мира.

Аллен Фрэнсис, профессор психиатрии, работавший над предыдущими выпусками, публично осуждал путь создания DSM-5, и считал хорошим решением отказаться от такого метода борьбы за право психиатрических проектов получать правительственные деньги:

«Наш совет экспертов упорно старался соблюсти консервативность и тщательность, но тем не менее, непреднамеренно сделал свой вклад в три фальшивые «эпидемии» — синдрома дефицита внимания, аутизма и биполярного расстройства. Очевидно, что наша сеть оказалась раскинута слишком широко, и она захватила множество «пациентов», которым скорее всего было бы намного лучше, если бы они никогда не попадали в систему психиатрической помощи».

DSM-5

Одним из оснований для недовольства DSM-5 стало также то, что при такой методике диагностирования последние два десятилетия психиатрических исследований были полны громадных разочарований. Это не привело к разработке новых психиатрических препаратов и стало причиной самого большого отступления фармацевтических фирм или отказа от психиатрической области вообще.

Большое исследование антидепрессантов показало, что лишь треть пациентов избавилась от симптомов. Применение других препаратов к остальным двум третям ухудшило состояние или не дало результатов. Исследование препаратов для лечения шизофрении обнаружило, что практически все пациенты и доктора приняли решение три четверти времени переключиться на другое лечение из-за трудностей с использованием этих лекарств.

Джеффри Либерман, профессор психиатрии Колумбийского университета, не отрицает DSM в нынешней форме. Но он активный сторонник того, что психиатрия должна базироваться на биологии, а не на поведении:

«DSM – это прошлое, и сейчас – настоящее. Но у него нет будущего. В будущем это должно быть или улучшено или заменено набором диагностических критериев базирующихся на физиологических и лабораторных исследованиях. Это может целиком изменить картину диагностики».

Украинская психиатрия не имеет ни подобного финансирования, ни таких исследовательских возможностей. Но есть положительный опыт частных клиник Италии, Швеции, Швейцарии, с гуманным отношением к пациентам. Где улучшения и излечение достигаются за счет точного диагностирования биологических нарушений, отказа от обширного применения психотропных препаратов и лечения известных, поддающихся лабораторным анализам внутренних патологий. Такие прецеденты дают надежду.

Судя по приведенным высказываниям ведущих ученых, именно за таким подходом к душевному здоровью и есть будущее. Государству необходимо пересмотреть нынешний подход к психическим болезням и провести необходимые реформы в этой области здравоохранения.

С использованием материалов Forbs http://www.forbes.com/sites/matthewherper/2013/05/08/why-psychiatrys-seismic-shift-will-happen-slowly/

Понравилось? Поделись!