Чем на самом деле занята психиатрия в Украине

Среди многочисленных обращений в ГКПЧ Украины за помощью есть особая категория – квартирные аферы. Казалось бы, какая связь между общественной организацией, которая занимается защитой прав человека в области психиатрии, и недвижимым имуществом граждан страны? Но, к сожалению, связь прямая.

Сам по себе факт того, что в психиатрии, которая претендует на раздел медицины и заявляет себя экспертами в области душевного здоровья, приходится заниматься защитой прав человека, уже нонсенс! В полной мере эта тема раскрыта на экспозициях Международной передвижной выставки ПСИХИАТРИЯ: ИНДУСТРИЯ СМЕРТИ. Времена «святой инквизиции» и карательной психиатрии, казалось бы, ушли в прошлое. Однако за год с лета 2016 по сегодняшний день в Гражданскую комиссию по правам человека было аж 18 обращений в связи с попытками через психиатрию присвоить жильё пострадавших.pytky_y_smertʹ_prodayut·sya_kak_serdstvo_ystselenyya

Май 2016, Чупыря Виктор, чернобылец – мать в сговоре с дочерью устраивают травлю и пытаются положить его в Павловскую психиатрическую больницу, чтобы завладеть его жильём.

Май 2016, Николаенко Роман – мачеха взяла его  из роддома, чтобы получить квартиру. Сейчас лишила деепособности, желая навсегда упрятать в психдиспансер и завладеть его жильём. Роман с этой ситуацией участвовал в передачах по ТВ.

Июнь 2016, Григоренко Александр – чтобы забрать дом, жена отправила его в психушку в Глевахе, откуда он был перенаправлен в некий реабилитационный центр, где подвергался издевательствам, но ему удалось сбежать.

Август 2016, Шарафеева Светлана – дважды родная дочь вместе со своим сожителем пыталась отправить её в психиатрическую больницу. Ложное заявление, и попытка навсегда убрать мать из квартиры. После передачи на телевидении об этом случае ситуация разрешилась разменом жилья.

Сентябрь 2016, Емельянов Александр – его дочь Наталью регулярно отправляет в психушку бывший муж. Он обманным путём стал её опекуном, «отжав» себе вместе с любовницей совместный бизнес бывшей супруги. На суде об опекунстве представлялся мужем, что ложь. У Натальи серьёзные нарушения здоровья от передозировок психиатрическими препаратами.

Сентябрь 2016, Фёдорова Марина – была взята из роддома приёмной матерью (ныне Колесник В.И.). Постоянные унижения, роль прислуги и в 7 лет детская психиатричка. Месяц «лечения» аминазином – препарат, которым советская карательная психиатрия усмиряла диссидентов, – затем 2 группа инвалидности и лишение дееспособности. Колесник пытается поместить Марину на пожизненное проживание в ПНИ. Минздрав в Киеве и Харькове в помощи отказали…

Октябрь 2016, Л. А. – его знакомую, Ларису ещё в 2011 году под предлогом ремонта в квартире в психушку упрятала дочь. Пять лет навещала её, уверяя, что ремонт ещё идёт, и 29.09.16. лишила дееспособности. Теперь любые и все права на недвижимость и саму жизнь Л.А. принадлежат дочери.

Октябрь 2016, Жван-Жванская Людмила – во время лечения в кардиологии был поставлен дополнительный диагноз F22 (бредовое состояние), хотя ничего не обычного с ней не происходило. После постановки диагноза начались проблемы с её жилплощадью, которую хочет захватить родной брат. За почти 4 года в разные инстанции было направлено 12 жалоб, но ни одна рассмотрена не была. Милиция (тогда ещё) угрожала «отправить в дурку» и не ясно, как милиция узнала о её диагнозе.

Ноябрь 2016, Приходько Анна, 30 лет – за последние 8 лет мать семь раз отправляла её в психиатрическую больницу им. Павлова на «лечение». Причины: не так убралась, не то сказала, не вовремя легла спать или просто плохое настроение у самой матери. Жестокое отношение к внучке – дочери Анны. Под угрозами пожизненного заключения в психушке Анна подписывала согласие на госпитализацию.

Декабрь 2016, Довгая Марина – после смерти мужа в 2012 году к ней в Киев из Мелитополя переехала мать, якобы для заботы о внучке. Она узнала, что Марина собирает деньги на будущее дочери и … в 2016 мать и брат Марины под вымышленным предлогом направляют её в психиатрическую больницу «подлечить нервы». Месяц, потом ещё месяц, лечение антидепрессантами и по выходу из больницы Марина не обнаруживает 14 000 $ – сбережения для дочери. После чего её насильно закрывают в психушку с регулярными уколами галоперидола, от которого она имеет сильные побочные явления: тошнота, раздвоение в глазах, обильное выделение слюны, перекос лица, выпадение волос, набор веса, нарывы на ягодицах, прекращение менструального цикла.

Январь 2017, Сядро Ирина – муж, желая избавиться от неё и отобрать недвижимость, четыре раза, с грубым физическим насилием со стороны санитаров, упекал её в психушку Павлова. Принудительное лечение, включая галоперидол, с букетом жутких побочных эффектов.

Январь 2017, Михайлов Андрей – по заявлению сводного брата был принудительно закрыт в психиатрической больнице Павлова. Суть: брат пожелал завладеть недвижимостью и двумя машинами после того, как Андрей отказался прописать его в своей квартире. Благодаря действиям правозащитника был выпущен из больницы.

Январь 2017, Жукова Виктория – родственники выломали дверь в квартиру и увезли мужа в РОВД Московского района Харькова. Спровоцировав сканда, саму Викторию через санитаров насильно увезли в психиатрическую больницу Харькова. Насилие, издевательства, принуждение, сверх дозы опасных болезненных психотропных препаратов и ежедневные требования нотариально отказаться от своей доли недвижимой собственности в пользу этих родственников.

Февраль 2017, Сомкин Роман – инвалид по слуху. На этом основании его хотят положить в психиатрическую больницу, лишить дееспособности и права на 3-х комнатную квартиру.

Апрель 2017, Мельник Ольга – бизнесвумен, подала на развод из-за супружеской измены мужа, но тот упрятал её в психибольницу и в нарушение ст. 8 Закона о психиатрической помощи, забрал всё имущество и дочь. Трижды насильно помещал её в психушку. Сейчас женат на внучке психиатра.

Май 2017, Кабула Андрей – бизнесмен. Жена 14 раз упекала его в психиатричку, желая лишить дееспособности. Цель – завладеть его бизнесом и недвижимостью. Преследует постоянно.

Как можно видеть, модель преступлений с недвижимостью под прикрытием «экспертного мнения» психиатра проста до примитивности. Неугодного человека – будущую жертву аферы – устраняют по такой схеме.

  1. Отправляют в психиатрическую больницу по любой надуманной причине. Например, слишком громко мешает сахар в чашке чая (реальный случай).
  2. Через месяц или два «лечения», от которого самый здоровый человек может тронуться умом, ставят на учёт.
  3. После этого, идёт постоянное давление и вдалбливание ложного факта со стороны заинтересованных родственников, что человек болен.
  4. Следующее (второе или третье) «лечение» длится около 4-х месяцев. Его цель – прицепить жертве мошенничества ярлык инвалидности, если её не было, или переквалифицировать физический недуг (астма, диабет, глухота и всё, что угодно) в инвалидность психиатрическую.
  5. Это становится поводом для лишения дееспособности. В течение полугода через суд, пока человек снова находится в психиатричке, его квалифицируют (обычно даже без его личного присутствия) как недееспособного.
  6. С этого момента он становится «вещью» своего опекуна. Его ждёт отправка в психоневрологический интернат до конца дней. Недвижимость и любое другое имущество жертвы этой несложной махинации переходит в другие руки.

Тот факт, что психиатры, заявляя себя экспертами в области разума и душевного здоровья, не только не способны помогать человеку, но и регулярно и целенаправленно занимаются нанесением вреда, растлил и без того шаткую систему психиатрии от головы до самых низов. Наёмные бандиты не отделают неугодного человека так, как бригада санитаров из психиатрической больницы. Нарушение прав человека и законов страны уже стали нормой в психиатрии, и её криминальный бизнес процветает.

Что можно сделать, если вдруг в вашу жизнь каким-то образом пришла подобная ситуация?

Для предотвращения махинаций с недвижимостью при участии психиатров, необходимо.

  1. Не поддаваться на провокационные действия члена семьи или другого человека, который пытается вывести вас из равновесия.
  2. Если такое случилось, и он пугает вас психиатрией, срочно звоните в ГКПЧ по тел. +38 (067) 465-3305 +38; (066) 803-5583.
  3. Если вас всё же спровоцировали, вызвали психиатрическую бригаду и забрали телефон, то по прибытии в приёмное отделение психиатрички вызывайте полицию – вы имеете право на звонок. Предупредите врача приёмного покоя, что о вашем принудительном заключении в психушку кроме полиции будут знать: Департамент охраны здоровья, Комитет по правам человека при Верховной Раде Украины и Гражданская комиссия по правам человека Украины.
  4. Если вы, несмотря на это из приемного отделения попали в психиатричку, ни в коем случае не подписывайте согласие на лечение! Вас могут запугивать. Будьте к этому готовы. Выучите наизусть наш телефон 066 803 5583 и найдите возможность позвонить нам и в полицию. Без лишних эмоций изложите полиции суть вашего звонка, и дело до суда на принудительное лечение не дойдет.
  5. Если под давлением вас заставили подписать согласие на лечение, то и в этом случае, мы можем вас вытащить из психиатрической больнички. Всё зависит от того, когда вы сообщите об этом нам.
  6. И последнее. Если вам не удалось связаться с нами из психбольницы, и суд на принудительное лечение состоялся (по инициативе психиатров это происходит в течение 72 часов), то и здесь можно помочь. Такой суд обычно проходит с большими нарушениями, которые четко видно и в решении суда, и в протоколе заседания.

Даже в этой весьма запущенной и мрачной области – психиатрии – совместными усилиями можно навести порядок. Вы можете противостоять беззаконию и защитить свои права!

У нас уже есть достаточный опыт в таких делах, и есть успешные действия по освобождению людей из психиатрического плена. Помогая себе, вы создаёте лучшее безопасное будущее для нашей страны с соблюдением прав человека и без психиатрической угрозы.

Если вам известны случаи психиатрического мошенничества, злоупотреблений или был нанесён вред психиатрами, сообщайте в Гражданскую комиссию по правам человека по тел.: +38 (067) 465-3305; +38 (066) 803-5583

Посетить выставку можно в Киеве до 20 июня, ежедневно с 10 утра до 21:00.
Ул. Б. Васильковская, 10. ВХОД СВОБОДНЫЙ!

Понравилось? Поделись!

Психиатрия: индустрия смерти – Международная выставка в Киеве

Гражданская комиссия по правам человека 14 июня 2017 в рамках Международного социально-просветительского проекта приглашает на торжественное официальное открытие выставки
«ПСИХИАТРИЯ: ИНДУСТРИЯ СМЕРТИ».

psykhyatryya_yndustryya_smerty

«ПСИХИАТРИЯ: ИНДУСТРИЯ СМЕРТИ» – Международный проект, организованный Гражданской комиссией по правам человека, который был показан во всех европейских странах, в США и в Израиле. На торжественное открытие экспозиции в Киеве приглашены ведущие деятели медицины, юриспруденции, правозащитники и общественные деятели.

Проект «ПСИХИАТРИЯ: ИНДУСТРИЯ СМЕРТИ» получил значительный резонанс в самых разных кругах и привлек внимание широкой общественности к проблеме жестокости и нарушений прав человека психиатрами во многих странах. В Израиле и США выставку ежедневно посещало около 2000 человек, и она получила поддержку авторитетов и специалистов из самых разных профессиональных областей на международном уровне.

Выставка «ПСИХИАТРИЯ: ИНДУСТРИЯ СМЕРТИ» состоит из 15 самостоятельных секций, каждая из которых демонстрируют отдельный аспект проблем психиатрии. Это реальные факты и истории тысяч жизней. На выставке нон-стоп демонстрируются уникальные фильмы. Более 160 экспертов и жертв дали интервью для четырёх полнометражных документальных лент.

На выставке предоставлены факты по таким темам:
• назначение психотропных препаратов школьникам и детям
• сексуальное насилие и мошенничество в психиатрии
• политические репрессии
• злоупотребление психиатрией в судах
• происхождение пыток, разжигание расизма
• советская психиатрия
• использование электрошока в современной медицине
• изобретение психических расстройств и пр.

Торжественное открытие состоится 14 июня в 14:00.
Киев, ул. Большая Васильковская 10.

Выставка продлится до 20 июня 2017 года, экспозиция открыта с 11:00 до 20:00 без выходных, ВХОД СВОБОДНЫЙ.

Аккредитация прессы по телефону 067-465-33-05 или info@cchr.org.ua

страница мероприятия в фейсбук https://www.facebook.com/events/837554583059053

psykhyatryya_moshennychestvo pravda_o_psykhyatryy

Понравилось? Поделись!

Психиатрия и добровольно-принудительное лечение

У каждого человека есть право на получение медицинской помощи, что предполагает также право на отказ от получения медицинской помощи. Вы имеете право, почувствовав недомогание, обратиться к врачу, и не делать этого, если не хотите. Вы имеете право самостоятельно решать когда получать лечение и получать ли его вообще.

А что если этого права у  вас не  будет? Что если кто-то в праве сам решать когда вам нужно лечиться, какие препараты принимать и кто-то другой, а не Вы, решает:  стало  Вам лучше или нет.

73167

Вам покажется это абсурдом. Как кто-то может заставить меня лечиться, если я этого не желаю?

К сожалению, в наши дни это обычное дело в сфере психиатрического “обслуживания”.  Добровольная госпитализация — часто остается такой лишь на бумагах, которые подписываются не так добровольно, как об этом заявляют врачи.

“Ко мне ворвались санитары, я сидела в комнате.с ребенком. Они насильно забрали  ребенка и связали мне руки жгутом. Потом угрожали, закрывали рот, издевались словесно и водили за собой как скотину. После єтого привезли меня в приемную и кричали на меня, чтобы я насильно подписала документ о лечении. Это было 6 раз”

П.А.

Существует простая схема помещения человека в психиатрическую больницу: принудить добровольно подписать согласие на госпитализацию. Чаще всего в психиатрических стационарах Украины “добровольную” госпитализацию получают путем запугивания человека или обманом: “мы тебя пару дней обследуем и ты выйдешь”, “если не подпишешь, будешь тут полгода лежать”, “сейчас сделаем пару уколов и ты у нас все подпишешь” или же банальным насильным методом с применением физической силы. После получения такого “согласия” психиатр получает полное право  “лечить” и решать за вас. Вам ставят диагноз который Вам не сообщается, Вас лечат изменяющими сознание препаратами, название которых Вам также никто не говорит, любой отказ или несогласие — тут же воспринимается как “буйство” или “обострение болезни” и Вас еще интенсивнее закалывают сильнейшими препаратами. Практически каждое обращение к Гражданской комиссии по правам человека имеет сходное описание помещения человека в психиатрической учреждения против его воли.

“Младшая дочь сидела у меня на коленях, когда в квартиру вошли санитары. У меня вырвали ребенка на глазах у мужа и милиции, стали тащить за руки. Когда я оказала сопротивление, меня стали бить в живот и три санитара запихивали меня в лифт, а потом в скорую психиатрическую машину. В машине мне связали руки за спиной…В больнице мне насильно вкололи неочищенный галоперидол, после которого я чуть не умерла”.

С.И.

Это лишь одна из сторон психиатрии, в которой выявлены правонарушения на каждом этапе помещения человека на “лечение”.  Как противостоять этому бесчеловечному обращению когда человек оказывается один на один с “экспертами” в области душевного здоровья? И что происходит с его душевным здоровьем, если  с ним обращаются как с животным, принуждают, насилуют и залечивают до полусмерти? Очевидно это тайна “медицины”, которую нам — простым людям — не понять, ведь, как утверждают психиатры — мы не эксперты.

Если Ваши права были нарушены, если Вас заставили, принудили подписать добровольное согласие на лечение, или Вы стали свидетелем того, как это происходило с кем-то, Вы можете обратиться в Гражданскую комиссию по правам человека в Украине. Психиатрия не должна оставаться вне закона.

Понравилось? Поделись!

Психиатрия — область вопиющих нарушений прав человека!

2-3 декабря 2016 года, в Полтаве, прошел медико-правовой форум «Защита прав и свобод человека в сфере охраны здоровья: вызовы и реалии реформы», организатором которого выступила Организация по Безопасности и Сотрудничеству в Европе (ОБСЕ). Одно из основных событий, в сфере обеспечения прав людей с психическими расстройствами, в 2016году, стало решение Конституционного Суда Украины, которое было обнародовано по делу за конституционным поданием Уполномоченного Верховной Рады Украины  по правам человека, о судебном контроле за госпитализацией недееспособных лиц  в психиатрические заведения — №2-РП/16. Конституционный Суд вынес решение о не конституционности положения Закона Украины «О психиатрической помощи» касательно госпитализации недееспособных лиц в психиатрическое учреждение только лишь по заявлению опекуна и по решению психиатра, минуя судебный контроль.

img_6353

Судья Конституционного Суда Станислав Владимирович Шевчук обозначил присутствующим некоторые сформулированные в решении фундаментальные правовые позиции для развития системы защиты прав и свобод в сфере охраны здоровья в целом.  Недееспособные лица не могут быть полностью лишены всех конституционных прав и свобод, в частности — права на свободу, на личную неприкосновенность, а государство обязано создать эффективные законодательные механизмы и гарантии для их максимальной реализации. По словам Станислава Владимировича, свобода человека является базовым конституционным правом, которое может быть ограничено исключительно на основании обосно ванного судебного решения.

img_6362

Президент правозащитной организации Гражданская комиссия по правам человека  Анастасия Вилинская отметила, что данное решение Конституционного Суда является крайне важным шагом на пути реформирования в Украине закона «О психиатрической помощи».  По ее словам, ныне в Украине более 70% судебных заседаний будь то о лишении человека дееспособности или о принудительной госпитализации проводятся при отсутствии самого человека в суде. Таким образом, судья не видит человека, в отношении которого выносит судьбоносное решение.  Анастасия отметила также невозможность ныне недееспособного лица самостоятельно инициировать восстановление дееспособности и обращаться в суд по этому вопросу, по нынешнему закону это может сделать только опекун, который чаще всего не заинтересован в восстановлении дееспособности своего подопечного.

img_6343

Плачевное положение  недееспособных лиц отметила Чумак Екатерина Владимировна руководитель департамента по предотвращению пыток и жестокого обращения с людьми офиса Уполномоченного Верховной Рады Украины по правам человека. Екатерина Владимировна в своем докладе обозначила основные проблемы нарушений прав человека в психо-неврологических интернатах Украины, которые были сформулированы исходя из регулярных мониторинговых проверок мест несвободы, к которым относятся учреждения – психо-неврологические интернаты и психиатрические больницы Украины. Бесчеловечные условия содержания, ненормированные работы подопечных на подсобных хозяйствах, отсутствие квалифицированной медицинской помощи, нецелевое использование средств подопечных – это лишь несколько освещенных аспектов.  Также Екатерина Владимировна представила участникам форума сюжет по данному материалу, который был снят журналистами телеканала Украина.

img_6374

5 октября 2016года Верховной Радой Украины в первом чтении были приняты поправки к Закону Украины «О психиатрической помощи», которые значительно улучшат ситуацию с соблюдением прав человека в области психиатрии.

Гражданская комиссия по правам человека продолжает обращать внимание общественности на факты злоупотреблений в сфере душевного здоровья. Граждане имеют право знать, какую опасность таит в себе психиатрическое вмешательство в их жизнь.

*****************************************
Если вы сами или ваши близкие пострадали в результате психиатрического вмешательства или лечения, пожалуйста, сообщите об этом в Гражданскую комиссию по правам человека Украины+38 (066) 803-5583
cchr@cchr.org.ua

Понравилось? Поделись!

Виновники Балканского конфликта

В 1999 году мир с ужасом наблюдал за леденящими душу «этническими чистками» в Косово, а ещё раньше – в Боснии.

Однако лишь немногие осознавали, что этот современный геноцид основывался на той же самой психиатрической идеологии, что и в Нацистской Германии. В 1999 члены Совета Европы подписали резолюцию, в которой утверждалось, что психиатр Йован Рашкович (справа), а также другой психиатр, Радован Караджич, являются авторами этнических чисток в Боснии и Косово.
konflikt_bosniia

Кто стоял за холокостом

В 1941 году, совершенствуя свои центры смерти, психиатры, возглавляющие программу умерщвления «Т4» в институтах душевного здоровья, передали в концлагеря технологию создания центров уничтожения людей, для того чтобы уничтожать евреев, поляков и другие меньшинства. Психиатры продолжали убивать людей в своих заведениях, находящихся по всей Германии. Эти три психиатра ­– самые известные из всех самых выдающихся убийц.

Вернер Хейде состоял на службе в СС, являлся главным организатором werner_heydeпрограммы эвтаназии медицинским руководителем проекта «Т4» по убийствам, секретного проекта нацистов для уничтожения неугодных.

Герман Пфанмюллер был директором психиатрической клиники «Эльфинг-Хаар», где до смерти морил детей голодом. В 1943 году он расширил программу, основав два хангерхауза (дома голодания) для стариков.

Ханс Хайнце, видный психиатр, участвовавший в проекте «Т4», возглавлявший государственный психиатрический институт Бранденбург-Горден, место рождения первого «Специального детского отдела (по убийствам)». Он убивал детей разными способами, включая применение отравленной пищи, инъекций морфина, цианида и составляющих химического оружия.

Психиатрическое насилие в Китае

В Китае психиатры подвергают незаконным пыткам последователей духовного движения Фалуньгун, насильно помещая их в психиатрические клиники, называемые «анканги». Помещение в клиники оправдывают такими изобретёнными психиатрами «диагнозами», как «ложное представление о реформах» и «политическая мания». Приверженцев движения наказывают (слева) «внутривенными уколами, которые приводят к вываливанию языка, и чрезвычайно болезненной акупунктурой с пропусканием электрического тока через ступни». Их накачивают наркотиками в неимоверных количествах, чтобы вынудить отказаться от своих убеждений. В число политических диссидентов был включен и Ван Вансинг, вывесивший транспарант, критикующий коммунистическую партию, за что он был заключён в анканг на 13 лет. В 2006 году он сообщил о том, что психиатры использовали во время пыток специальные акупунктурные иглы, через которые пропускался электрический ток.

psihiatriia_v_kitae

Выставка «ПСИХИАТРИЯ: ИНДУСТРИЯ СМЕРТИ» продлится в Харькове до 15 октября 2016 года. Экспозиция открыта по адресу ул. Сумская, 15, с 11:00 до 20:00 без выходных. ВХОД СВОБОДНЫЙ.

Понравилось? Поделись!

В Харькове открылась международная выставка «Психиатрия индустрия смерти»

Харьков – извещая о том факте, что в психиатрических заведениях Украины умирают люди, и что система психиатрии требует полной реорганизации, Гражданская комиссия по правам человека Украины 22 сентября 2016 года открыла в Харькове, по улице Сумская 15, международную выставку «ПСИХИАТРИЯ: ИНДУСТРИЯ СМЕРТИ».

img_0755

Выставка протяженностью 56-метров состоит из 14 секций, отображающих нарушения прав человека в психиатрии и представляющих высказывания профессиональных медиков, академиков, экспертов в области юриспруденции и прав человека, а также жертв психиатрических жестокостей. Экспозиция представляет психиатрию как индустрию, движимую исключительно стремлением к наживе. Она прослеживает начало психиатрии, роль психиатров в угнетении чернокожих и меньшинств, корни их программ евгеники и их главную роль в Холокосте. Выставка также раскрывает присутствие психиатрических препаратов в основе роста количества преступлений подростков с использованием оружия в настоящее время.

«Харьков — третий город Украины, куда мы привезли выставку, по причине большого количества сообщений о нарушении прав человека в области психиатрии в Харькове и Харьковской области», – сказала на открытии выставки Анастасия ВИЛИНСКАЯ, президент Гражданской комиссии по правам человека Украины. «Выставка начинается с истоков психиатрии для того что бы показать глубину проблемы, что бы было яснее почему эта область трансформировалась в то что мы имеем ныне. Огромное количество правонарушений — людей закрывают, закалывают сильнейшими психотропными препаратами, их связывают», — заявила Анастасия ВИЛИНСКАЯ.

abae5283ae85f30a5b900c47d3c4d431b15738f6216cc20e95-pimgpsh_fullsize_distr

Выступивший после ВИЛИНСКОЙ юрист и правозащитник Александр МИХАЙЛЕЦ заявил, что закон о психиатрической помощи в Украине был неизменен уже более 15 лет, ныне он требует кардинальных и немедленных изменений. «Сегодня человек, попавший в психиатрию, является бесправным, он не может от своего имени ходатайствовать, он не может обжаловать недееспособность, попросту по причине отсутствия возможности такого лица обращаться в суд. Такой человек становится просто вещью того опекуна который теперь ним распоряжается», — сказал Михайлец.

После перерезания красной ленты гостям был проведен персональный тур по выставке и дана возможность ознакомиться с панелями, на которых представлены факты вопиющий правонарушений в психиатрии. Вот некоторые из этих фактов:

  • 20 миллионов детей во всем мире принимают психиатрические препараты, которые могут вызвать самоубийство, враждебность, насилие, манию, паралич, сердечные приступы, диабет и даже смерть.
  • Во всем мире более 100 000 пациентов умирают каждый год в психиатрических учреждениях.
  • Психиатры используют электрошок, препараты и другие варварские методы, чтобы пытать политических диссидентов.
  • В международном масштабе психиатры убивают до 10 000 людей каждый год при помощи электрошока – прикладывается напряжение в 460 вольт для прижигания участков мозга. Три четверти жертв электрошока – женщины.
  • Психиатры изнасиловали около 250 000 женщин. Исследования показывают, что от 10 до 25 процентов психиатров насилуют своих пациентов; вероятно, каждый двадцатый из этих пациентов – несовершеннолетний.

Гражданская комиссия по правам человека обращает внимание общественности на факты о злоупотреблениях в сфере душевного здоровья, которые намеренно замалчиваются. Граждане имеют право знать, какую опасность может таить в себе психиатрическое вмешательство в их жизнь. Именно на это нацелена открывшаяся в Харькове выставка.

Выставка «ПСИХИАТРИЯ: ИНДУСТРИЯ СМЕРТИ» находится в Харькове по адресу ул. Сумская, 15 и открыта ежедневно без выходных с 11:00 до 20:00 до 15 октября 2016г. ВХОД БЕСПЛАТНЫЙ.

Контакты: 067-465-33-05, 066-803-55-83

e-mail: info@cchr.org.ua, www.cchr.org.ua

Понравилось? Поделись!

Как из здоровых людей делают психически больных

18 августа 2016 года на телеканале 2+2 вышел разоблачающий фильм-расследование «Как из здоровых людей делают психически больных».

Сюжет начинается с шокирующей истории о маленькой девочке Кате, над которой поиздевались в психоневрологическом лагере под Киевом. Ее привязали к стулу, облили холодной водой с ног до головы и когда отец обнаружил ребенка в таком состоянии она была вся в синяках и царапинах.

В фильме также раскрыты истории людей, которые из-за психиатрического произвола и недобросовестных родственников, при наличии жилья и нормальных условий жизни, вынуждены существовать в застенках психоневрологических интернатов.

Каждая история показывает одну и ту же правду – в психиатрии напрочь отсутствует помощь людям, которые попали в сложную ситуацию. Эта псевдо медицинская структура, на сегодняшний день, породила огромное количество искалеченных судеб. Разрушенное здоровье, распавшиеся семьи, отсутствие возможности свободно существовать в обществе, вот что действительно является результатом деятельности психиатрической системы в Украине.

Вред психиатрии

Ключевой правовой вопрос, который поднят в фильме – это заочное лишение дееспособности. По словам Президента Гражданской комиссии по правам человека Украины (ГКПЧ), Анастасии Вилинской: «Основная проблема в Украине с лишением дееспособности, это то, что в суде человек, которого лишают дееспособности, может даже не присутствовать».

Получается, что суд выносит вердикт, забрать абсолютно все права, превратить человека в собственность своего опекуна, при этом, даже не видя этого человека и не выслушивая его аргументы в свою защиту.

Юрист-криминалист Анна Маляр, подчеркнула следующее: «Щоб убезпечити людей від прожерливих родичів і був створений законопроект, який, нажаль, Верховна Рада ще не прийняла, про те що особа повинна бути, у будь-якому стані, присутня у судовому засіданні, для того щоб суддя бачив кого він позбавляє дієздатності».

На сегодня, с подачи главы Комитета Верховной Рады по вопросам здравоохранения, разработаны поправки к закону о психиатрической помощи, что дает надежду тысячам искалеченных судеб, о том, что положение дел с существованием недееспособных в Украине улучшится.

*****************************************
Если вы сами или ваши близкие пострадали в результате психиатрического вмешательства или лечения, пожалуйста, сообщите об этом в
Гражданскую комиссию по правам человека Украины:
+38 (067) 465-33-05
cchr@cchr.org.ua

Понравилось? Поделись!

В Украине запрещена принудительная госпитализация недееспособных в психиатрические больницы без решения суда

1 июня 2016 Конституционный суд Украины признал неправомерной принудительную госпитализацию недееспособного лица по требованию опекуна или решению врача-психиатра без судебного контроля и решения.

Слушание состоялось по представлению омбудсмена (Уполномоченного Верховной Рады Украины по правам человека), Валерии Лутковской – дело о судебном контроле над госпитализацией в психиатрические заведения недееспособных лиц. Ранее недееспособного человека можно было принудительно отправить в психиатрическое заведение на основании одного лишь заявления опекуна и мнения отдельно взятого врача-психиатра. Однако КС Украины, постановил, что такая госпитализация равносильна лишению свободы и не может происходить без должного судебного рассмотрения и решения. Полный текст решения можно посмотреть здесь.

Решение Конституционного суда Украины

ГКПЧ Украины регулярно получает жалобы от пострадавших, чьи права были грубо нарушены из-за некорректных формулировок в законе «О психиатрической помощи». Пользуясь несовершенством закона, опекуны часто помещали своих подопечных – лишенных дееспособности граждан – в психиатрический стационар по своим личным мотивам. Использовали больницу психиатрии, как метод наказания за непослушание или же просто для избавления от подопечного.

Также не редки случаи, когда опекун, вступая в сговор с психиатром, отправлял недееспособного человека на пожизненное пребывание в «психушку» с целью завладеть его недвижимостью. Или использовал помещение в психлечебницу, как карательную меру, подвергая беднягу страданиям по своему нечеловеческому желанию… Наличия объективных показателей какого-либо психического расстройства для помещения в психбольницу просто не требуется. Достаточно желания опекуна и сговора с психиатром. Теперь же суд окончательно утвердил, что лишение дееспособности не лишает прочих конституционных прав и государство обязано обеспечить права этих, и без того терпящих лишения, людей.

Это далеко не все проблемы и сложности психиатрической системы, в которой из-за её закрытости и не подконтрольности творится произвол в отношении прав и свобод человека. Однако надо отметить, что подобное решение – большой шаг в этой сфере. Он вселяет надежду, что ещё одна область жизни перестанет быть опасной для граждан своей же страны. И что государство будет использовать деньги налогоплательщиков не для унижения и надругательства над личностью – что повально происходит в психиатрии, а для защиты и реализации законных конституционных прав своего народа.

Гражданская комиссия по правам человека Украины выражает огромную признательность Валерии Владимировне Лутковской, Станиславу Владимировичу Шевчуку и всей судейской команде, принимавшей участие в этом важном для Украины решении.

*****************************************
Если вы сами или ваши близкие пострадали в результате психиатрического вмешательства или лечения, пожалуйста, сообщите об этом в Гражданскую комиссию по правам человека Украины:

+38 (067) 465-33-05

+38 (66) 803-55-83
cchr@cchr.org.ua

Понравилось? Поделись!

Егор Летов, панк-рок и закон Украины о психиатрии

13 мая 2016 года Гражданская комиссия по правам человека обратилась в комитет по вопросам здравоохранения при Верховной Раде с рекомендацией внести поправки в Статью 16 «Закона Украины о психиатрической помощи».

В этой статье закона описана процедура помещения в психиатрический стационар и последовательность действий при недобровольной госпитализации. Поправка состоит в том, чтобы запретить лечение психиатрическими препаратами при недобровольной госпитализации до судебного слушания о правомерности такой госпитализации и необходимости психиатрического лечения. В противном случае нельзя гарантировать объективность решения суда. Если человек находится под воздействием препаратов, то судья будет видеть не самого человека и оценивать его состояние, а будет наблюдать то, что из него сделали психиатрические «лекарства».

закон_о_психиртрии_Уркаина

Откроем инструкцию к галоперидолу – самому распространенному препарату, который в первую очередь применяют в украинских психиатрических больницах. Среди побочных эффектов от применения указаны: головокружение, состояние беспокойства, тревожность, психомоторное возбуждение, страх, акатизия (чувство внутреннего двигательного беспокойства, навязчивой потребности двигаться или менять позу, неспособность спокойно сидеть или оставаться без движения), эйфория, депрессия, эпилептические припадки и т.п. В таком случае судья не сможет оценить истинное состояние человека. Он лишь увидит губительное действие препаратов, не подозревая об этом.

Яркой иллюстрацией является выдержка из автобиографии лидера популярной панк-группы постсоветского периода «Гражданская оборона», Егора Летова. Поздней осенью 1985 года Летова отправили на принудительное лечение в психбольницу, где он пробыл по март 1986 года. В автобиографии Летов так описал этот период:

«Я находился на “усиленном обеспечении”, на нейролептиках. До психушки я боялся того, что есть некоторые вещи, которые человек может не выдержать. На чисто физиологическом уровне не может. Я полагал, что это будет самое страшное. В психушке, когда меня начали накачивать сверхсильными дозами нейролептиков, неулептилом – после огромной дозы неулептила я даже временно ослеп – я впервые столкнулся со смертью или с тем, что хуже смерти.

Это лечение нейролептиками везде одинаково, что у нас, что в Америке. Всё начинается с “неусидчивости”. После введения чрезмерной дозы этих лекарств типа галоперидола, человек должен мобилизовать все свои силы, чтобы контролировать своё тело, иначе начинается истерика, корчи и так далее. Если человек ломается, наступает шок; он превращается в животное, кричащее, вопящее, кусающееся. Дальше по правилам следует “привязка”. Человека привязывают к кровати и продолжают колоть, пока у него не перегорит “по полной”. Пока у него не случится необратимое изменение психики.

Это подавляющие препараты, которые делают из человека дебила. Эффект подобен лоботомии. Человек становится после этого “мягким”, “покладистым” и сломанным на всю жизнь. Как в романе «Полёт над гнездом кукушки». В какой-то момент я понял – чтобы не сойти с ума, я должен творить. Я целый день ходил и сочинял: писал рассказы и стихи. Каждый день ко мне приходил “Манагер”, Олег Судаков, которому я передавал через решётку всё, что написал».

Егор Летов в психиатрической больнице

В Гражданскую комиссию по правам человека Украины приходят сотни историй людей, которые испытали на себе подобное воздействие психиатрических препаратов. У них есть одно общее  – здоровый человек, которого тем или иным образом принудительно закрывали в психушку, за считанные часы становился «невменяемым» из-за губительного влияния психиатрических препаратов.

Эта лазейка – несовершенство закона, позволяет до сих пор использовать психиатрию в карательных целях, в мошенничестве с недвижимостью и создаёт крайне опасную для любого из граждан ситуацию. Именно эти обстоятельства определяют важность принятия поправок к Статье 16, «Закона Украины о психиатрической помощи», запрещающих применение психотропных препаратов при принудительной госпитализации до решения суда.

*****************************************
Если вы сами или ваши близкие пострадали в результате психиатрического вмешательства или лечения, пожалуйста, сообщите об этом в Гражданскую комиссию по правам человека Украины:

+38 (067) 465-33-05
info@cchr.org.ua

Понравилось? Поделись!

Тайны советской психиатрии

В ГКПЧ обратилась Лариса Н. с целью придать гласности бесчеловечные нарушения её прав в психиатрии, происходившие в подростковом возрасте и оставившие неизгладимый след в судьбе этого человека.

Будучи школьницей, Лариса очень интересовалась учёбой, несколько лет была круглой отличницей и активным школьным переменам предпочитала чтение книг.

Со слов Ларисы:

«Это удивляло классного руководителя Данька Сергея Николаевича, о чём он рассказал завучу школы  Сердюк Ольге Михайловне. Ольга Михайловна стала забирать меня к себе в кабинет, хвалила меня, расспрашивала о родителях. Она вызвала в школу отца и рассказала ему всё, что от меня узнала. Через некоторое время Ольга Михайловна вызвала меня к себе в кабинет и сказала, что Министерство образования УССР выделило на школу бесплатную путевку в санаторий на 24 дня, где она мечтала побывать всю свою жизнь, но такой возможности не было».

В действительности Ларису отправили в психиатрическую больницу, расположенную в посёлке Ворзель.

права_человека_психиатрии_фото

 

«Я увидела такое, во что было трудно поверить! Санаторий-курорт оказался психушкой!.. Палаты отделения были заполнены детьми-калеками в возрасте 4-10 лет, с перекошенными лицами, неправильной формы бритыми налысо головами, деформированными конечностями и нарушениями опорно-двигательного аппарата, которые не могли даже разговаривать… Они были худые, грязные, ужасно одетые, на их лицах и открытых частях тела были видны  многочисленные синяки тёмно-фиолетового, синего, зеленовато-желтого цвета…» – рассказывает Лариса первые впечатления от психиатрического «курорта».

«Каждая из санитарок считала своим неотъемлемым долгом избивать каждого по любому малейшему поводу с максимальной жестокостью не менее получаса, что среди санитарок пользовалось уважением. Некоторые санитарки во время

Будучи школьницей, Лариса очень интересовалась учёбой, несколько лет была круглой отличницей и активным школьным переменам предпочитала чтение книг.

Со слов Ларисы:

«Это удивляло классного руководителя Данька Сергея Николаевича, о чём он рассказал завучу школы  Сердюк Ольге Михайловне. Ольга Михайловна стала забирать меня к себе в кабинет, хвалила меня, расспрашивала о родителях. Она вызвала в школу отца и рассказала ему всё, что от меня узнала. Через некоторое время Ольга Михайловна вызвала меня к себе в кабинет и сказала, что Министерство образования УССР выделило на школу бесплатную путевку в санаторий на 24 дня, где она мечтала побывать всю свою жизнь, но такой возможности не было».

В действительности Ларису отправили в психиатрическую больницу, расположенную в посёлке Ворзель.

«Я увидела такое, во что было трудно поверить! Санаторий-курорт оказался психушкой!.. Палаты отделения были заполнены детьми-калеками в возрасте 4-10 лет, с перекошенными лицами, неправильной формы бритыми налысо головами, деформированными конечностями и нарушениями опорно-двигательного аппарата, которые не могли даже разговаривать… Они были худые, грязные, ужасно одетые, на их лицах и открытых частях тела были видны  многочисленные синяки тёмно-фиолетового, синего, зеленовато-желтого цвета…» – рассказывает Лариса первые впечатления от психиатрического «курорта».

«Каждая из санитарок считала своим неотъемлемым долгом избивать каждого по любому малейшему поводу с максимальной жестокостью не менее получаса, что среди санитарок пользовалось уважением. Некоторые санитарки во время избиения входили в такой азарт, что после этого сами валились с ног, обессиленные и задыхавшиеся после такой физической разминки».

Путевка на курорт в советское время была чем-то очень престижным, чем-то, что доставалось не каждому, но если ребенок, вернувшись с такого курорта, рассказал бы окружающим, что там с ним происходило, его запросто могли бы принять за сумасшедшего. Ведь очень трудно поверить, что такое отношение к человеку вообще возможно.

«Не проводя никакого обследования, мне сразу же назначили лечение. Каждый день давали пить какие-то порошки, таблетки, вместе с тяжелобольными детьми водили на процедуры в кабинет, в котором через голову пропускали электрический ток. После этого очень болела голова, чернело в глазах, и я почти не могла идти – болели ноги. Меня приводили в палату, где я, как убитая падала на кровать и крепко спала днём. Когда просыпалась, какое-то время не могла ничего понять…

Каждый день начинался с того, что в пол седьмого утра санитарки будили всех в отделении и при помощи кулаков, пинков и скакалок сгоняли в одну общую комнату, в которой они “бесились” около трех часов. Крик стоял такой, что включённый на полую громкость телевизор нельзя было услышать. К 10-ти часам утра всех выпускали в коридор, где стояла медсестра и каждому давала пить порошки и таблетки, после чего все они шли в столовую».

В этом учреждении Лариса пробыла 13 дней и была выписана с комментарием, что она находилась на стационарном обследовании. Её закармливали неизвестными, вызывающими жуткие последствия препаратами, пропускали электрический ток через мозг, применяли физическую силу, и это было названо «обследование»! Такое положение вещей возможно только в психиатрии, потому как это самая закрытая от общественных глаз и контроля система.

На этом печальная история Ларисы Н. не закончилась. Лариса была не согласна с тем, как с ней поступили, и искала справедливости и понимания. Она читала много периодических изданий и в одном из таких прочла статью о мальчике-поэте, которого не понимали в школе. Лариса написала в редакцию свою историю, и ей пришёл ответ. Вот что рассказывает Лариса:

«Несмотря на то, что письмо было адресовано мне, его вскрыла и прочитала директор школы, Шавро Елена Борисовна. После этого директор вызвала к себе в кабинет весь наш класс и сказала: “Дети, не общайтесь с ней, она – психически больная!”. Потом вызвала к себе отца и меня, и сказала, что у неё образцовая школа, и она не допустит, чтобы в школу приезжали журналисты и психически больной человек её “поливал грязью”. Сказала, что выгонит меня из школы с таким позором, что меня больше никогда не возьмут ни в одну школу. По наставлению директора школы и завуча, отец и мать стали следить за мной, чтобы я ничего не читала и не писала. На сельской почте всех предупредили о том, что я психически тяжело больна, и чтобы мои письма никуда не отправляли.

Моя жизнь, отношение ко мне окружающих становились всё хуже. В поисках справедливости я отправила письмо в редакцию в то время популярной газеты “Комсомольская правда” и в редакцию украинского телевидения “Молодёжная студия Гарт”. Из редакции газеты “Комсомольская правда” моё письмо переслали в город Переяслав-Хмельницкий секретарю горкома комсомола, Довгий Валентине Петровне. Она приехала ко мне домой и в присутствии родителей сказала: “Живи детка и радуйся! Не вздумай больше никуда писать и жаловаться, иначе я сама отдам тебя в психушку или колонию строгого режима. Я запрещаю тебе читать газеты, книги и журналы, запрещаю ходить в школу!”

Редакция  украинского телевидения  “Молодежной студии Гарт” моё письмо передала в детскую редакцию украинского телевидения. Из детской редакции в школу приехала журналист, Рысюк Инга Борисовна, которая пообщавшись с директором школы и со мной сказала, что про меня и мою школу приедут с телевидения снимать репортаж».

После этого, по инициативе директора школы, Лариса второй раз оказалась в психиатрическом учреждении. На этот раз в Павловской психиатрической больнице №1 города Киева.

В этой истории хорошо видна типичная для психиатрии ситуация, которая существует по сей день. Любого человека за его взгляды, убеждения или действия можно просто уничтожить, используя психиатрическую систему, в которой царят: жестокость, психотропные (изменяющие сознание) препараты и закрытость от любого внешнего контроля или вмешательства. Это позволяет раздавить личность, не дать ей быть тем, кем он есть или думать так, как она хочет и не давать действовать, добиваясь справедливости. По сей день ситуация идентична той, что была 20-30 лет назад. Психиатрические принципы и способы «помощи» те же – они абсолютно не изменились.

Вот что Лариса рассказывает о том, как в психиатрии ей «помогали» справиться с желанием добиться справедливости:

«Меня раздели догола, разрешив одеть только плавки. Они завели меня в место в тоннеле наподобие кладовой, где оставили мою одежду и одели на меня новый с этикеткой большой и длинный, серый х/б халат, поверх которого старую, светло-зелёную выгоревшую фуфайку с закатанными длинными рукавами, в которых из дырок торчала вата. На голые, босые ноги мне одели большие мужские солдатские ботинки с торчащими внутрь острыми, тонкими гвоздями. От металлических острых гвоздей, впивавшихся в мясо голых подошв, ноги были в крови, опухли от ран, сильно болели и долго не заживали…

Меня поместили в “тяжелую” палату строгого режима № 6, в которой находилось 30 психически тяжелобольных взрослых человека. Санитарки “пасли” их палками, как скот, и ругались таким сплошным пошлым матом, какого я себе в жизни даже не представляла. Я узнала, что попала в “Павловскую”. Из палаты никого никуда не выпускали. Еду приносили в палату. В туалет выводили только после многочисленных просьб в сопровождении двух санитарок. Кто-то, не допросившись, не выдерживал, тогда санитарки одевали на него смирительную рубашку с длинными рукавами и избивали деревянной табуреткой и ногами. После этого медсёстры кололи ему уколы и говорили, что он “буйный”.

Больше всего на свете боялись лаборатории, куда, по рассказам, раз в месяц кого-нибудь из отделения забирают. Там на нём делают опыты, во время которых он терпит такие нечеловеческие муки, что теряет рассудок и память, превращаясь в дебила и умирая либо там же, либо по пути в отделение, либо уже в отделении, находясь в “шестой” палате. Мне рассказывали о них и показывали, когда санитарки вывозили их на инвалидной коляске из “шестой” палаты в туалет: тяжелобольных, полупарализованных, с перекошенными лицами, по которым нельзя было определить ни возраст, ни мужчина это или женщина…

Рассказывали, что до того, как их забрали в лабораторию, они были нормальными и находились в палате №7. Такая же участь ожидала тех, кто пытался отсюда сбежать.

Через несколько дней, не проводя никакого обследования, лечащий врач, кандидат медицинских наук, Савченко Валерий Петрович назначил мне лечение от шизофрении: “Со следующего дня – уколы инсулина”. Женщины из палаты № 7 показали мне больных, какими они стали после лечения шизофрении уколами инсулина: беспомощные (их водили санитары), толстые, с явными признаками психической заторможенности и ненормальности на лице. Мне рассказали, что в малой дозе эти уколы лечат сахарный диабет, а в большой приводят к необратимым, разрушительным процессам в коре головного мозга и смерти».

В психиатрии отсутствуют эффективные методы помощи человеку. Единственный их метод – это сломить волю, запугать, «излечить» страхом и переключить внимание на невыносимые побочные эффекты от приема психиатрических препаратов.

Активная жизненная позиция в столь юном возрасте помогла Ларисе Н. выжить в этой непростой ситуации – журналисты детского телеканала способствовали её освобождению из психиатрической системы. Впоследствии ей удалось много добиться в жизни, пронеся с собой через годы эту историю. Лариса получила два высших образования, имеет хорошую работу, дом, уют. И вот, что она написала в своём заявлении в Гражданскую комиссию по правам человека:

«Возможно, всё то, что я пережила и описала, поможет вам в расследовании и раскрытии механизмов преступлений и насилия над личностью, которые безнаказанно и вполне “законно” осуществляются за стенами психиатрических больниц. Поможет в целях борьбы с таким негативным явлением, как принудительное лечение за убеждения и взгляды, приводящее к психологическим травмам, психической ненормальности и психической инвалидности пострадавшего – ранее психически нормального и здорового человека».входили в такой азарт, что после этого сами валились с ног, обессиленные и задыхавшиеся после такой физической разминки».

Путевка на курорт в советское время была чем-то очень престижным, чем-то, что доставалось не каждому, но если ребенок, вернувшись с такого курорта, рассказал бы окружающим, что там с ним происходило, его запросто могли бы принять за сумасшедшего. Ведь очень трудно поверить, что такое отношение к человеку вообще возможно.

«Не проводя никакого обследования, мне сразу же назначили лечение. Каждый день давали пить какие-то порошки, таблетки, вместе с тяжелобольными детьми водили на процедуры в кабинет, в котором через голову пропускали электрический ток. После этого очень болела голова, чернело в глазах, и я почти не могла идти – болели ноги. Меня приводили в палату, где я, как убитая падала на кровать и крепко спала днём. Когда просыпалась, какое-то время не могла ничего понять…

Каждый день начинался с того, что в пол седьмого утра санитарки будили всех в отделении и при помощи кулаков, пинков и скакалок сгоняли в одну общую комнату, в которой они “бесились” около трех часов. Крик стоял такой, что включённый на полую громкость телевизор нельзя было услышать. К 10-ти часам утра всех выпускали в коридор, где стояла медсестра и каждому давала пить порошки и таблетки, после чего все они шли в столовую».

В этом учреждении Лариса пробыла 13 дней и была выписана с комментарием, что она находилась на стационарном обследовании. Её закармливали неизвестными, вызывающими жуткие последствия препаратами, пропускали электрический ток через мозг, применяли физическую силу, и это было названо «обследование»! Такое положение вещей возможно только в психиатрии, потому как это самая закрытая от общественных глаз и контроля система.

На этом печальная история Ларисы Н. не закончилась. Лариса была не согласна с тем, как с ней поступили, и искала справедливости и понимания. Она читала много периодических изданий и в одном из таких прочла статью о мальчике-поэте, которого не понимали в школе. Лариса написала в редакцию свою историю, и ей пришёл ответ. Вот что рассказывает Лариса:

«Несмотря на то, что письмо было адресовано мне, его вскрыла и прочитала директор школы, Шавро Елена Борисовна. После этого директор вызвала к себе в кабинет весь наш класс и сказала: “Дети, не общайтесь с ней, она – психически больная!”. Потом вызвала к себе отца и меня, и сказала, что у неё образцовая школа, и она не допустит, чтобы в школу приезжали журналисты и психически больной человек её “поливал грязью”. Сказала, что выгонит меня из школы с таким позором, что меня больше никогда не возьмут ни в одну школу. По наставлению директора школы и завуча, отец и мать стали следить за мной, чтобы я ничего не читала и не писала. На сельской почте всех предупредили о том, что я психически тяжело больна, и чтобы мои письма никуда не отправляли.

Моя жизнь, отношение ко мне окружающих становились всё хуже. В поисках справедливости я отправила письмо в редакцию в то время популярной газеты “Комсомольская правда” и в редакцию украинского телевидения “Молодёжная студия Гарт”. Из редакции газеты “Комсомольская правда” моё письмо переслали в город Переяслав-Хмельницкий секретарю горкома комсомола, Довгий Валентине Петровне. Она приехала ко мне домой и в присутствии родителей сказала: “Живи детка и радуйся! Не вздумай больше никуда писать и жаловаться, иначе я сама отдам тебя в психушку или колонию строгого режима. Я запрещаю тебе читать газеты, книги и журналы, запрещаю ходить в школу!”

Редакция  украинского телевидения  “Молодежной студии Гарт” моё письмо передала в детскую редакцию украинского телевидения. Из детской редакции в школу приехала журналист, Рысюк Инга Борисовна, которая пообщавшись с директором школы и со мной сказала, что про меня и мою школу приедут с телевидения снимать репортаж».

После этого, по инициативе директора школы, Лариса второй раз оказалась в психиатрическом учреждении. На этот раз в Павловской психиатрической больнице №1 города Киева.

В этой истории хорошо видна типичная для психиатрии ситуация, которая существует по сей день. Любого человека за его взгляды, убеждения или действия можно просто уничтожить, используя психиатрическую систему, в которой царят: жестокость, психотропные (изменяющие сознание) препараты и закрытость от любого внешнего контроля или вмешательства. Это позволяет раздавить личность, не дать ей быть тем, кем он есть или думать так, как она хочет и не давать действовать, добиваясь справедливости. По сей день ситуация идентична той, что была 20-30 лет назад. Психиатрические принципы и способы «помощи» те же – они абсолютно не изменились.

Вот что Лариса рассказывает о том, как в психиатрии ей «помогали» справиться с желанием добиться справедливости:

«Меня раздели догола, разрешив одеть только плавки. Они завели меня в место в тоннеле наподобие кладовой, где оставили мою одежду и одели на меня новый с этикеткой большой и длинный, серый х/б халат, поверх которого старую, светло-зелёную выгоревшую фуфайку с закатанными длинными рукавами, в которых из дырок торчала вата. На голые, босые ноги мне одели большие мужские солдатские ботинки с торчащими внутрь острыми, тонкими гвоздями. От металлических острых гвоздей, впивавшихся в мясо голых подошв, ноги были в крови, опухли от ран, сильно болели и долго не заживали…

Меня поместили в “тяжелую” палату строгого режима № 6, в которой находилось 30 психически тяжелобольных взрослых человека. Санитарки “пасли” их палками, как скот, и ругались таким сплошным пошлым матом, какого я себе в жизни даже не представляла. Я узнала, что попала в “Павловскую”. Из палаты никого никуда не выпускали. Еду приносили в палату. В туалет выводили только после многочисленных просьб в сопровождении двух санитарок. Кто-то, не допросившись, не выдерживал, тогда санитарки одевали на него смирительную рубашку с длинными рукавами и избивали деревянной табуреткой и ногами. После этого медсёстры кололи ему уколы и говорили, что он “буйный”.

Больше всего на свете боялись лаборатории, куда, по рассказам, раз в месяц кого-нибудь из отделения забирают. Там на нём делают опыты, во время которых он терпит такие нечеловеческие муки, что теряет рассудок и память, превращаясь в дебила и умирая либо там же, либо по пути в отделение, либо уже в отделении, находясь в “шестой” палате. Мне рассказывали о них и показывали, когда санитарки вывозили их на инвалидной коляске из “шестой” палаты в туалет: тяжелобольных, полупарализованных, с перекошенными лицами, по которым нельзя было определить ни возраст, ни мужчина это или женщина…

Рассказывали, что до того, как их забрали в лабораторию, они были нормальными и находились в палате №7. Такая же участь ожидала тех, кто пытался отсюда сбежать.

Через несколько дней, не проводя никакого обследования, лечащий врач, кандидат медицинских наук, Савченко Валерий Петрович назначил мне лечение от шизофрении: “Со следующего дня – уколы инсулина”. Женщины из палаты № 7 показали мне больных, какими они стали после лечения шизофрении уколами инсулина: беспомощные (их водили санитары), толстые, с явными признаками психической заторможенности и ненормальности на лице. Мне рассказали, что в малой дозе эти уколы лечат сахарный диабет, а в большой приводят к необратимым, разрушительным процессам в коре головного мозга и смерти».

В психиатрии отсутствуют эффективные методы помощи человеку. Единственный их метод – это сломить волю, запугать, «излечить» страхом и переключить внимание на невыносимые побочные эффекты от приема психиатрических препаратов.

Активная жизненная позиция в столь юном возрасте помогла Ларисе Н. выжить в этой непростой ситуации – журналисты детского телеканала способствовали её освобождению из психиатрической системы. Впоследствии ей удалось много добиться в жизни, пронеся с собой через годы эту историю. Лариса получила два высших образования, имеет хорошую работу, дом, уют. И вот, что она написала в своём заявлении в Гражданскую комиссию по правам человека:

«Возможно, всё то, что я пережила и описала, поможет вам в расследовании и раскрытии механизмов преступлений и насилия над личностью, которые безнаказанно и вполне “законно” осуществляются за стенами психиатрических больниц. Поможет в целях борьбы с таким негативным явлением, как принудительное лечение за убеждения и взгляды, приводящее к психологическим травмам, психической ненормальности и психической инвалидности пострадавшего – ранее психически нормального и здорового человека».

*****************************************
Если вы сами или ваши близкие пострадали в результате психиатрического вмешательства или лечения, пожалуйста, сообщите об этом в Гражданскую комиссию по правам человека Украины:

+38 (067) 465-33-05
info@cchr.org.ua

Понравилось? Поделись!