Военные психологи узнают о скрытых планах психиатрии

9 ноября 2017 года в Военном институте КНУ им. Т. Шевченко для студентов кафедры военной психологии прошёл специальный показ документального фильма «Незримый враг: скрытые планы психиатрии».

Будущим военным психологам показали тщательно скрываемые факты разрушительного влияния психиатрии на вооруженные силы разных стран. По данным Министерства обороны Украины за 2016 год в боях погибло 216 человек, а вне поля боя 256 человек, 63 из которых совершили самоубийство. С начала боевых действий в Украине суицид совершили 259 военных и эта цифра растёт.

Фильм «Незримый враг» показывает неоспоримые факты того, что истинная причина массовых самоубийств в вооруженных силах армий Мира имеет исключительно коммерческую природу. В 2013 году Минобороны США опубликовало официальную статистику. За 2012 год количество самоубийств военнослужащих значительно превысило цифру погибших в боевых операциях и приблизилось к одному в день. Через месяц Министерство по делам ветеранов США сообщило ещё одну печальную цифру: 22 случая самоубийств в день среди ветеранов. Это около 8000 в год…

nezrimyy_vrah_Filʹm

Есть мнение, что резкий рост актов саморазрушения – следствие потрясений, пережитых на войне. Однако факты в том, что 85% военных самоубийц не были в боях, и 52% из них не находились даже в районе боевых действий. Фильм «Незримый враг: скрытые планы психиатрии» показывает, что след ведёт к выписанным рецептам на психиатрические препараты, чьё число с 2003 года резко увеличилось. Повышенная агрессивность и суицидальные умонастроения являются известными побочными эффектами этих препаратов. Это подтверждают растущие цифры случаев саморазрушения, сексуальных преступлений, домашнего насилия и жестокого обращения с детьми в семьях бывших военных.

Дальнейшее расследование обнаруживает, что определение «психического заболевания», особенно, если речь про посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) у ветеранов и солдат, постоянно «расширяется» психиатрами. Ещё один факт в том, что за каждой диагностикой любого психического расстройства вроде ПТСР, расстройства личности или так называемого социально-тревожного расстройства, в психиатрии неизбежно следует выписка хотя бы одного психиатрического препарата, как единственный способ лечения.

Сами психиатры признают, что эти препараты ничего не лечат, а лишь подавляют и маскируют симптомы. И также хорошо известно о множестве опасных побочных эффектов, включая вероятность привыкания, от приёма психотропных препаратов. По заявлениям психиатрии польза такого лечения перевешивает опасность побочных эффектов, но пока решением подлинных проблем военнослужащих и ветеранов никто не занимается, их здоровье и способность жить в обществе разрушаются.

Мрачная статистика самоубийств среди военных странным образом не оказывает влияния на количество ассигнований и финансовые вливания в психиатрию лишь растут вместе с количеством загубленных жизней. Так Пентагон сегодня расходует на «психическое здоровье» армии 2 миллиарда долларов ежегодно. Траты на психическое здоровье Администрации по делам ветеранов разбухли от менее чем 3-х миллиардов в 2007 году, до почти 7 миллиардов в 2014.

Фильм «Незримый враг» разоблачает тайную операцию, стоящую за таким положением дел в армии и призывает солдат и ветеранов пользоваться своим правом на информированное согласие, получать исчерпывающую информацию об опасности психиатрического вмешательства и возможных последствиях приёма психиатрических препаратов и пользоваться правом отказа от любого лечения. Защитники Страны должны знать, что есть эффективные и безопасные способы избавления от боевого стресса. Нет необходимости в опасных психиатрических процедурах и приёме токсичных веществ, от которых здоровье может значительно пострадать.

Фильм вызвал огромный интерес у студентов кафедры военной психологии. После показа они задавали много вопросов и делились впечатлениями, оставляя отзывы:

Фильм очень полезный к просмотру, ведь сейчас очень многие пользуются антидепрессантами, которые, как оказалось, вообще стоит запретить. И ещё самое обидное то, что все эти препараты испытывают на военных, которым и так приходится несладко. Хотелось бы ещё посмотреть фильм о психиатрических диагнозах.

Фільм був дуже цікавий, вважаю його обов’язковим для перегляду. Я дуже афігел що таке взагалі трапляється, ніколи навіть не задумувався над тим як діють такі препарати. Зараз досі в шоці що від цього помирали люди. З радістю подивився б ще щось схоже, дякую за таку можливість дізнатися щось нове!

Фильм понравился, довольно познавательный. Теперь в случае участия в военных действиях обещаю не принимать никаких медикаментов тем более психотропных. Информацию, которую узнал из фильма, буду распространять по возможности. Подчинённым не буду рекомендовать психотропные препараты для лечения каких-то либо психических расстройств.

Багато реальних історій які гарно запам’ятовуються. Дуже гарно висвітлена інформація про військових психологів США та як створювалась військова психологія. Гарно показана дія наркотиків на мозок і яка ще недосконала військова психологія.

film_nezrimyy_vrah_otzyv_1 filʹm_nezrimyy_vrah_otzyv_2 filʹm_nezrimyy_vrah_otzyv_1

Студенты просили чаще показывать им подобные фильмы, так как для них крайне важна подобная информация в будущей практике. Осведомлён – значит, вооружён. И ГКПЧ помогает в этом будущим специалистам-практикам из Военного Института Киевского Национального Университета им Тараса Шевченко.

Понравилось? Поделись!

Кому нужна психически нездоровая армия?

Ровно два дня понадобилось главе Минобороны Украины Степану Полторак для разрешения скандальной ситуации с главным психиатром Министерства обороны, полковником Олегом Друзь. 18 сентября 2017 на Комитете по вопросам охраны здоровья полковник назвал воинов-участников АТО «скритий ворог» и заявил, что 93% из них представляют для общества угрозу. Глава Минобороны сообщил, что Друзь отстранён за «неудовлетворительное выполнение должностных обязанностей и назначено служебное расследование».

Poltorak_ostranil_Druzya

Здесь требуется разъяснение. Олег Друзь и ранее фигурировал в нелицеприятных делах, как например получение взятки в размере 25 000 грн весной этого года. Такой подход главного военного психиатра страны очень хорошо отражает отношение психиатрии к армии и к проблемам людей в целом. Ирония в том, что «скритим ворогом» для солдат-АТОшников, как раз является сама психиатрия. Об этом весьма подробно с неопровержимыми доказательствами свидетельствует одноимённый документальный фильм «Незримый враг». Фильм разоблачает тайную операцию – настоящую причину массовых самоубийств военнослужащих. Психиатрия использует армию, как полигон для своих испытаний.

Как раз в период этих событий в Гражданскую комиссию по правам человека (ГКПЧ Украины) поступила очередная жалоба от военнослужащей Алёны Слободянюк. В своём заявлении она указал, что после поверхностного обследования была направлена в Национальный военно-медицинский клинический центр, в котором Друзь был начальником, где ей был поставлен психиатрический диагноз. Она была введена в заблуждение психиатрами Данильчик И. Л. и Черненко И. А.. Было нарушено её право на выбор альтернативного лечения и под угрозами, насильно введён препарат «Клопиксол». Это вызвало осложнения и потребовало лечения гнойного воспаления тканей в хирургии.

В инструкции к другому препарату – «Риспаксол» – указано, что он имеет невыносимые побочные эффекты и не может применяться без полного физического обследования. Действия вышеназванных психиатров подпадают под положения ст. 365 Уголовного кодекса Украины: «Превышение власти или служебных полномочий». Результатом такого «лечения» для Алёны стало увольнение со службы. А её попытка отстоять свои права на ВВК закончилась для неё личными оскорблениями от полковника Друзь О.В. и угрозами, что её попытки отстоять свои права и снять ложный психиатрический диагноз могут иметь для неё негативные последствия. В частности повторное увольнение, снятие с воинского учёта с гораздо худшим психиатрическим диагнозом.

По заявлению Алёны Слободянюк ГКПЧ Украины направила официальную жалобу Главе Администрации Президента Украины Райнин И.Л., с копией Начальнику НВМКЦ «Главный военный клинический госпиталь» Казмирчук А. П., Главному военному прокурору МОУ Матиосу А.В., Уполномоченному Верховной Рады по правам человека Лутковской В.В., Министру здравоохранения Супрун В. Н. и Министру обороны Украины Полторак С.Т.. Речь идёт о нарушении клиникой психиатрии «Главного военного клинического госпиталя» статей 3, 22, 28, 34, 49 Конституции Украины, статей 4, 7, 13, 25 Закона Украины «О психиатрической помощи» и статей 151, 314, 365 Уголовного Кодекса Украины.

Если вы, ваши близкие или знакомые столкнулись с нарушением прав, принуждением, насилием, мошенничеством или жестокостью в психиатрии, сообщите об этом в Гражданскую комиссию по правам человека

  • +38 (066) 803 5583
  • е-mail: info@cchr.org.ua
Понравилось? Поделись!

Егор Летов, панк-рок и закон Украины о психиатрии

13 мая 2016 года Гражданская комиссия по правам человека обратилась в комитет по вопросам здравоохранения при Верховной Раде с рекомендацией внести поправки в Статью 16 «Закона Украины о психиатрической помощи».

В этой статье закона описана процедура помещения в психиатрический стационар и последовательность действий при недобровольной госпитализации. Поправка состоит в том, чтобы запретить лечение психиатрическими препаратами при недобровольной госпитализации до судебного слушания о правомерности такой госпитализации и необходимости психиатрического лечения. В противном случае нельзя гарантировать объективность решения суда. Если человек находится под воздействием препаратов, то судья будет видеть не самого человека и оценивать его состояние, а будет наблюдать то, что из него сделали психиатрические «лекарства».

закон_о_психиртрии_Уркаина

Откроем инструкцию к галоперидолу – самому распространенному препарату, который в первую очередь применяют в украинских психиатрических больницах. Среди побочных эффектов от применения указаны: головокружение, состояние беспокойства, тревожность, психомоторное возбуждение, страх, акатизия (чувство внутреннего двигательного беспокойства, навязчивой потребности двигаться или менять позу, неспособность спокойно сидеть или оставаться без движения), эйфория, депрессия, эпилептические припадки и т.п. В таком случае судья не сможет оценить истинное состояние человека. Он лишь увидит губительное действие препаратов, не подозревая об этом.

Яркой иллюстрацией является выдержка из автобиографии лидера популярной панк-группы постсоветского периода «Гражданская оборона», Егора Летова. Поздней осенью 1985 года Летова отправили на принудительное лечение в психбольницу, где он пробыл по март 1986 года. В автобиографии Летов так описал этот период:

«Я находился на “усиленном обеспечении”, на нейролептиках. До психушки я боялся того, что есть некоторые вещи, которые человек может не выдержать. На чисто физиологическом уровне не может. Я полагал, что это будет самое страшное. В психушке, когда меня начали накачивать сверхсильными дозами нейролептиков, неулептилом – после огромной дозы неулептила я даже временно ослеп – я впервые столкнулся со смертью или с тем, что хуже смерти.

Это лечение нейролептиками везде одинаково, что у нас, что в Америке. Всё начинается с “неусидчивости”. После введения чрезмерной дозы этих лекарств типа галоперидола, человек должен мобилизовать все свои силы, чтобы контролировать своё тело, иначе начинается истерика, корчи и так далее. Если человек ломается, наступает шок; он превращается в животное, кричащее, вопящее, кусающееся. Дальше по правилам следует “привязка”. Человека привязывают к кровати и продолжают колоть, пока у него не перегорит “по полной”. Пока у него не случится необратимое изменение психики.

Это подавляющие препараты, которые делают из человека дебила. Эффект подобен лоботомии. Человек становится после этого “мягким”, “покладистым” и сломанным на всю жизнь. Как в романе «Полёт над гнездом кукушки». В какой-то момент я понял – чтобы не сойти с ума, я должен творить. Я целый день ходил и сочинял: писал рассказы и стихи. Каждый день ко мне приходил “Манагер”, Олег Судаков, которому я передавал через решётку всё, что написал».

Егор Летов в психиатрической больнице

В Гражданскую комиссию по правам человека Украины приходят сотни историй людей, которые испытали на себе подобное воздействие психиатрических препаратов. У них есть одно общее  – здоровый человек, которого тем или иным образом принудительно закрывали в психушку, за считанные часы становился «невменяемым» из-за губительного влияния психиатрических препаратов.

Эта лазейка – несовершенство закона, позволяет до сих пор использовать психиатрию в карательных целях, в мошенничестве с недвижимостью и создаёт крайне опасную для любого из граждан ситуацию. Именно эти обстоятельства определяют важность принятия поправок к Статье 16, «Закона Украины о психиатрической помощи», запрещающих применение психотропных препаратов при принудительной госпитализации до решения суда.

*****************************************
Если вы сами или ваши близкие пострадали в результате психиатрического вмешательства или лечения, пожалуйста, сообщите об этом в Гражданскую комиссию по правам человека Украины:

+38 (067) 465-33-05
info@cchr.org.ua

Понравилось? Поделись!

И снова разрушительные антидепрессанты

2 апреля 2016 года в Гражданскую комиссию по правам человека обратилась Ирина М. (имя изменено). В 2012 году на консультации у психиатра без какого-либо медицинского обследования, за несколько минут беседы Ирина получила рецепт на сильнодействующий антидепрессант.

Причиной обращения Ирины стал эмоциональный спад, который в психиатрии принято считать болезнью и называть «депрессией». Без анализов, рентгена и любых других медицинских исследований, за считанные минуты Ирине был поставлен диагноз и выписан антидепрессант. С её слов, три года приёма выписанного препарата не улучшили, а лишь ухудшили её психическое и физическое состояние.

antidepressanty

Ирина сообщила, что единственными ощутимыми следствиями приема антидепрессанта стали побочные явления: набор веса, запоры, хроническая усталость. Через время появилось жуткое чувство тревоги, тремор рук и ног, тошнота, отсутствие аппетита и приливы жара в теле. При попытке отмены препарата к этому всему добавились сильное головокружение и ощущение «электрических разрядов» в мозгу. С таким набором «результатов лечения» Ирина обратилась к психиатру, у которой наблюдалась, и получила следующее предложение: прекратить приём этого антидепрессанта, заменив его другим.

Вот что сообщает Ирина о новом антидепрессанте: «Принимала три месяца. Во время приема препарата ощущалась сильная усталость – умственная и физическая, а также мышечная дрожь. Развились акатизия (акатизи´я – состояние, постоянного или периодически возникающего неприятного чувства внутреннего двигательного беспокойства, внутренней потребности двигаться или менять позу; проявляется в неспособности человека спокойно сидеть в одной позе или долго оставаться без движения, прим. автора) и хроническая бессонница, которая не проходит уже месяц после отмены приема препарата».

Как ни странно, но ни о каких подобных результатах длительного приёма антидепрессанта психиатр не предупреждала свою пациентку, никаких разъяснений о возможных побочных эффектах сделано не было и со всеми последствиями такого «лечения» сегодня Ирина вынуждена справляться сама. Никакой ответственности за губительное воздействие назначенного антидепрессанта психиатр не понёс. Всё, что стало результатом этой истории, каких уже сотни тысяч, – загубленное здоровье человека, искавшего помощи, и прибыль в кармане психиатра и производителя опасных таблеток.

Сегодня фармацевтическая промышленность ежегодно тратит 22 миллиарда долларов на распространение своих препаратов через врачей. Это целых 90% от расходов на маркетинг (!), которые направлены на постоянное увеличение объёма выписываемых препаратов. Такая антигуманная практика распространяется словно вирус, подменяя подлинную цель врача – помочь обрести или восстановить здоровье, – на ложную цель – выписать больше рецептов на препараты подороже. В результате врачи разных специальностей по всему миру с готовностью выписывают психотропные препараты и антидепрессанты людям, которые им доверяют свои жизни.

Причина в том, что психиатры, заявляя себя экспертами в области душевного здоровья, но не имея ни малейшего представления о том, как помогать человеку и не имея ни одного случая излечения от душевного недуга, убедили научный мир и общественность, что их методы безопасны, необходимы и решают хоть какую-то проблему. Но правда заключается в том, что методы психиатров лишь создают ещё большие проблемы. А их связка с фармацевтическими компаниями создала рыночную нишу, приносящую более 150 тысяч долларов прибыли каждую минуту.

*****************************************
Если вы сами или ваши близкие пострадали в результате психиатрического вмешательства или лечения, пожалуйста, сообщите об этом в Гражданскую комиссию по правам человека Украины:

+38 (067) 465-33-05
info@cchr.org.ua

Понравилось? Поделись!

ВАЖНО ЗНАТЬ! Памятка участникам боевых действий

Вы вернулись из зоны боевых действий, вы видели смерть, разрушения, боль. Конечно, это не проходит бесследно, и такие события могут вызывать ЕСТЕСТВЕННЫЕ реакции на стрессовые ситуации – вы можете быть огорчены, расстроены, подавлены, злы.

ПТСРВ 1980 году психиатры присвоили такому состоянию ярлык «посттравматическое стрессовое расстройство» – ПТСР, и утверждают, что это является дисфункцией мозга. Но ни каких научных доказательств этого психиатрия не имеет.

Как и многие другие «расстройства», ПТСР не был подтвержден результатами научных исследований. Представители психиатрических кругов после обсуждения попросту проголосовали за его включение в «Руководство по диагностике и статистике». На основании этого руководства и только сегодня в психиатрии ставят все диагнозы.

Вот примеры последствий подобного решения из мировой практики:

  • 37% ветеранов недавних войн лечатся от ПТСР, 80% из них получают психотропные препараты (препараты которые влияют на сознание, разрушают клетки мозга и выводят из строя нормальную работу организма).
  • С 2003 года расходы на приобретение препаратов для лечения ПТСР в США увеличились на 400%.
  • С 2005 по 2011 год в Министерстве обороны США количество рецептов на психиатрические препараты выросло почти в 7 раз. Официально каждый шестой военнослужащий США принимает хотя бы один психиатрический препарат.

Помимо возможных ужасных побочных эффектов от приёма психиатрических препаратов, есть еще и такой интересный факт: они ничего не лечат.

Как же работают психотропные препараты?

Они изменяют поведение, притупляя ваши чувства. Это мешает человеку разобраться в происходящем  и отгораживает его от окружающего. Такому явлению уже есть название – «деперсонализация». Это становится особенно опасным, когда препараты вызывают другой побочный эффект – импульсивное насилие.

С 2006 года количество тяжких преступлений на сексуальной почве и случаев насилия в семьях военных США и Европы выросло на 30%, а жестокое обращение с детьми в таких семьях выросло на 43%.

Всё это происходит одновременно с ростом количества препаратов, прописанных солдатам в западных странах. Есть случаи, когда солдаты под воздействием психиатрических препаратов совершают убийства.

С 2002 года число самоубийств в армии США почти удвоилось, а с 2009 по 2012 год число самоубийств военнослужащих США превзошло потери солдат от автомобильных аварий, сердечных заболеваний, рака и убийств. Ветеранам приходится хуже всего. Каждый день 22 из них совершают самоубийство – это один каждые 65 минут.

Может быть множество причин, по которым человек убивает себя, не связанных с побочными эффектами психотропных препаратов, но остается фактом, что 20% всех солдат, совершивших самоубийство в армии США, принимали антидепрессанты, а 41% только что прошли амбулаторную поведенческую психологическую терапию.

В психиатрии, чтобы предотвратить самоубийство, в обычном порядке выписываются антидепрессанты. Однако клинические тесты показывают, что эти препараты удваивают риск самоубийства. Фактически, все антидепрессанты, включая те, что прописывают для лечения «посттравматического стрессового расстройства» у военных, вдвое увеличивают частоту появления мыслей о самоубийстве.

«Никогда войскам не выдавалось столько препаратов, и рост самоубийств – это не просто совпадение», – говорит подполковник и клинический психолог армии США в отставке Барт Биллингс.

  • 11 мая 2009 года сержант Джон Рассел открыл огонь в клинике боевого стресса в Багдаде. Он убил 2 офицеров и 3 рядовых. Рассел принимал антидепрессанты.
  • 11 марта 2012 года в деревне в Афганистане сержант Роберт Бэйлс убил 16 человек, 9 из них были дети. Бэйли употреблял психотропный препарат.
  • 16 сентября 2013 года ветеран ВМС Аарон Алексис на базе ВМС в Вашингтоне убил из ружья 12 человек. Алексис принимал антидепрессант.

Есть десятки подобных случаев. Психотропные препараты и оружие не сочетаются – это рецепт трагедии.

Smertonosnost`_psihiatricheskikh_preparatovВнезапная смерть, вызванная токсичностью препаратов, – один из самых страшных эффектов приема психотропных препаратов. 351 солдат и ветеран США внезапно умерли от предполагаемой остановки сердца. Многие из них были молоды и в наилучшей физической форме.

Можно говорить о том, что в Украине этой проблемы нет и быть не может. Но прямо сейчас можно наблюдать развитие системы оказания психологической помощи. Психиатры публично твердят о необходимости медикаментозного лечения и это тот же сценарий, который был внедрён в армии США.

Если вам нужна дополнительная информация о ПТСР или каком-либо назначенном вам психотропном препарате, или вам известны факты, подобные описанным выше, звоните в Гражданскую комиссию по правам человека Украины по телефонам:
+38 (067) 465 3305
+38 (066) 803-5583
или пишите на e-mail: info@cchr.org.ua

С уважением, президент Гражданской комиссии по правам человека Украины, Анастасия Вилинская

Понравилось? Поделись!

Почему подростки стреляют?

Сегодня в Москве впервые заговорили о том, что трагедия в московской школе № 263, где десятиклассник застрелил двоих человек и нескольких ранил, очень похожа на американские школьные расстрелы. 

strelok_na_antidepressantah

Пока рано делать какие-то выводы, но статистика говорит, что у большинства школьников, устроивших массовые расстрелы в школах США, в крови был обнаружен психотропный препарат, который они принимали за некоторое время до совершения ими преступления.

Поведение, связанное с насилием, включая самоубийство, – это один из самых серьезных побочных эффектов психиатрических препаратов. Известно 22 предупреждения, изданных регулирующими ведомствами по всему миру, в отношении способности психиатрических препаратов вызывать такие эффекты, как мания, враждебность, агрессия, насилие и даже склонность к убийству.

Вот краткая история подобных преступлений.

21 мая 1998 в Спригфилде (штат Орегон, США) 15-летний Кип Кинкель убил своих родителей, а затем пошел в свою школу, где убил еще двоих и ранил 25 человек. Кинкель в это время принимал по рецепту прозак.

16 апреля 1999 в Нотусе (штат Айдахо, США) 15-летний Шон Купер принес в школу карабин и расстрелял два магазина патронов. По счастью, не задел никого. Купер принимал по рецепту антидепрессанты и психостимулятор риталин.

20 апреля 1999 в Колумбайне (штат Колорадо, США) 18-летние Эрик Харрис и Дилан Клеболд убили 12 студентов, одного преподавателя, ранили еще 26 человек, а затем покончили с собой. Харрис принимал антидепрессант лювокс, перед стрельбой посещал психиатра.

20 мая 1999 в Коньерсе (штат Джорджия, США) 15-летний Т.Дж.Соломон ранил из ружья шестерых одноклассников. Он принимал риталин.

26 декабря 2000 в Уэйкфилде (штат Массачусетс, США) 42-летний системный администратор Майкл Макдермот расстрелял на рабочем месте своих коллег, убил семерых. Макдермот принимал по рецепту три антидепрессанта.

7 марта 2001 в Уильямспорте (штат Пенсильвания, США) 14-летняя Элизабет Буш устроила стрельбу по одноклассникам, ранила одного. В это время она принимала прозак по рецепту психиатра.

22 марта 2001 в Эль-Кахоне (штат Калифорния, США) 18-летний Джейсон Хоффман расстрелял одноклассников, ранив трех учеников и двоих преподавателей в школе «Грэнит Хиллз». Перед стрельбой посещал психиатра, принимал по рецепту антидепрессанты селекса и эффексор.

10 апреля 2001 в Охлуке (штат Вашингтон, США) 16-летний Кори Бадсгаард принес в школу карабин и взял в заложники 23 одноклассников и учителя. Принимал антидепрессант эффексор.

8 июля 2003 в Норт-Меридиане (штат Флорида, США) Дуг Уильямс убил пятерых и ранил девять своих сослуживцев в корпорации Локхид Мартинс, а затем застрелился сам. До этого действа Уильямс лечился от депрессии антидепрессантами золофт и селекса, в связи с неудачей в браке.

В феврале 2004 в Гринбуше (штат Нью-Йорк, США) 16-летний Джон Романо открыл стрельбу у себя в школе и ранил в ногу преподавателя Майкла Беннетта. Романо принимал антидепрессант по назначению психиатра.

В марте 2005 в Ред-Лейке (штат Миннесота, США) 16-летний Джеф Уэйс, принимавший по рецепту психиатра прозак, расстрелял насмерть своих дедушку и бабушку, затем пошел в свою школу, убил семь человек, ранил еще семерых а затем застрелился сам.

10 октября 2007 в Кливленде (штат Огайо, США) 14-летний Аса Кун ворвался в школу с двумя стволами и убил четверых, затем застрелился сам. Согласно судебному протоколу, принимал антидепрессант тразодон.

7 ноября 2007 в Йокела (Финляндия) 18-летний Пекка Эрик Аувинен расстрелял двадцать человек, убил восьмерых и двенадцать ранил, а затем застрелился сам. Аувинен принимал антидепрессанты.

14 февраля 2008 в Декелбе (штат Иллинойс, США) 28-летний Стивен Казмерчак убил пятерых и ранил 21 человека, а затем застрелился сам в аудитории Северного университета Иллинойса. По сообщению подруги, перед убийством принимал антидепрессанты прозак, ксанакс и амбиен. Результаты токсикологического исследования обнаружили присутствие ксанакса в организме.

14 августа 2008 в Литтл-Роке (штат Арканзас, США) Тимоти Джонсон убил председателя Демократической партии в Арканзасе Билла Гуэтни. Полиция заявила, что в его доме был обнаружен антидепрессант эффексор. Позднее полицейский отчет содержал фразу о том, что «Джонсон был на антидепрессанте и препарат мог сделать свой вклад в его нерациональное и насильственное поведение».

23 сентября 2008 в Каухайоки (Финляндия) 22-летний студент кулинарного колледжа Матти Саари убил девятерых студентов и преподавателя, ранил одного студента, а затем застрелился сам. Саари принимал антидепрессант и бензодиазепин.

11 января 2009 в Конкорде (штат Калифорния, США) 33-летний Джейсон Монтес застрелил насмерть жену, а потом застрелился сам. Принимал прозак для лечения депрессии по рецепту психиатра, в связи с ожиданием развода и недавним банкротством.

17 апреля 2009 в Миддлтауне (штат Мэриленд, США) Кристофер Вуд убил жену, троих детей и застрелился сам у себя дома. Токсикологическое исследование показало, что Вуд принимал антидепрессанты цимбалта и паксил, а также противотревожные препараты буспар и ксанакс.

26 апреля 2009 в Грэнбери Кроссинг (штат Алабама, США) 53-летний Фред Дэйвис убил офицера полиции и ранил заместителя шерифа, который выехал по звонку о том, что Дэйвис угрожал оружием соседям. Дэйвис принимал по рецепту антипсихотик геодон.

3 мая 2009 в Лейклэнде (штат Флорида, США) 34-летний Трой Беллар убил жену и двоих из их трех детей, а затем застрелился сам. Токсикологическое исследование показало, что он принимал психиатрическое лекарство от биполярного расстройства тегретол.

12 октября 2011 в Сил-Биче (штат Калифорния, США) портовый рабочий Скотт ДеКрай принес пистолет в парихмахерскую, где работала его бывшая жена и убил ее, еще семерых, и одного ранил. На суде его адвокат заявил, что ДеКрай принимал по рецепту психиатра антидепрессант тразодон и нормотимик (нормализатор настроения) топамакс.

5 февраля 2012 в Хантсвилле (штат Алабама, США) 15-летний Хаммад Мемон убил ученика своей школы Тодда Брауна. Мемон получал лечение от СДВГ и депрессии. Он принимал золофт.

8 марта 2012 в Питтсбурге (штат Пенсильвания, США) 30-летний Джон Шик, бывший пациент медицинского центра Питтсбургского университета и студент университета Дюкесн, убил одного человека и ранил шестерых в Западном психиатрическом учреждении медицинского центра Питтсбургского университета. Среди лекарств, которые полиция изъяла в его доме при обыске, были обнаружены девять антидепрессантов.

Спустя год мать Дмитрия Виноградова, расстрелявшего в ноябре 2012 в Москве шестерых своих коллег, заявила в суде, что ее сын принимал антидепрессанты до совершения им преступления, а также, что именно из-за психиатрических таблеток ее сын перестал испытывать эмоции.

Безусловно, сегодняшняя трагедия требует тщательного расследования, но необходимо проверить связано ли с приемом психиатрических препаратов внезапное желание московского подростка совершить насилие по отношению к себе и к окружающим.

Смотрите 10-минутное видео о связи психиатрических препаратов с насилием

Источник: блог Президента Гражданской комиссии по правам человека России

Понравилось? Поделись!