Конституционный Суд Украины отмечен наградой в номинации «законодавчий прорив»

20 апреля 2018 Председателю КСУ Станиславу Шевчуку была вручена награда в номинации «законодавчий прорив».

Награду за важный вклад в деле соблюдения прав человека в психиатрии вручали президент общественной организации Гражданская комиссия по правам человека в Украине Анастасия Вилинская и Исполнительный директор организации Антон Баталин.

Психиатрия до сих пор остаётся областью регулярных и грубых правонарушений. Однако 2016 год стал переломным в изменении этой ситуации, после решения Конституционного суда Украины, признавшем неконституционными ряд положений Закона Украины «О психиатрической помощи». В частности, госпитализацию недееспособного лица в психиатрическую больницу по просьбе опекуна или решению врача-психиатра БЕЗ судебного контроля.

Это, без преувеличения, – революция в конституционной юриспруденции, – комментирует Анастасия Вилинская.

Это решение стало началом пересмотра Закона Украины «О психиатрической помощи». Важные изменения гарантируют доступ к альтернативным судебно-психиатрическим экспертизам и право на обращение в суд об изменении или прекращении принудительных мер медицинского характера.

Президент ГКПЧ Украины поблагодарила Конституционный Суд Украины и Станислава Шевчука лично за такое сверхважное решение. После его принятия ситуация с контролем госпитализации недееспособных лиц в психиатрические заведения, наконец начала меняться в части законодательства. Изменился Гражданский процессуальный кодекс Украины, обеспечивая доступ к правосудию этой категории граждан, определив, что заявление о пересмотре решения о признании лица недееспособным, может быть подано самим лицом (статья 300) и рассмотрено при его обязательном присутствии лично или через видеоконференцию.

Внесены изменения и в Уголовно процессуальный кодекс Украины, призванные защитить права лиц с психическими расстройствами. Были утверждены новые правила применения принудительных мер медицинского характера, определяющие права и обязанности лиц, в отношении которых могут быть применены такие меры и регламентирующих социально-бытовые условия.

С 2000 года Закон Украины «О психиатрической помощи» не менялся. Решение КСУ стало толчком к законодательным изменениям в сфере защиты прав человека, гражданская дееспособность которого ограничена. Конституционный Суд рекомендовал Верховной Раде Украины урегулировать этот вопрос. И закон «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины по предоставлению психиатрической помощи» был принят Верховной Радой Украины во втором чтении 14 ноября 2017.

Глава Конституционного суда Станислав Шевчук отметил, что это решение КСУ касается не только психиатрии. Он убеждён, что никто не может быть лишен свободы без судебного решения.

Серед фундаментальних цінностей дієвої конституційної демократії є свобода, наявність якої у особи є однією з передумов її розвитку та соціалізації, – подчеркнул Станислав Шевчук

Он продолжил, что Конституционный Суд Украины в своём решении исходил из того, что ограничения конституционных прав и свобод не могут быть произвольными и несправедливыми, а устанавливаются исключительно Конституцией и законами Украины. Так, признание лица недееспособным, не может лишать его конституционных прав и свобод или ограничивать их, нивелируя их сущность.

Станислав Шевчук заметил, что КСУ учитывал действующие международные договоры и практику их толкования и применения международными органами, юрисдикцию которых признала Украина. В частности, Европейский суд по правам человека. В этом решении, как отметили обе стороны, сформулирована правовая позиция, имеющая определяющее значение для развития системы защиты прав и свобод человека в сфере здравоохранения.

Поблагодарив друг друга за встречу, стороны выразили надежду, что права человека будут защищены, особенно в свете внедрения в Украине института конституционной жалобы.

Если вы столкнулись с нарушением прав в психиатрии и вам или вашим близким нужна помощь, звоните +38 (067) 465-3305; +38 (066) 803-5583 

Понравилось? Поделись!

Психиатрия может лишиться своего главного аргумента

В ближайшее время психиатрическое сообщество ждет настоящий сейсмический сдвиг. Такой тревожный прогноз связан с представлением Американской психиатрической ассоциации очередной редакции «Руководства по диагностике и статистике психических расстройств» DSM-5. DSM был включен в «Международный классификатор болезней» в середине прошлого века, и до сих пор являлся «Библией» психиатрии по всему Миру.

8 мая 2013 интернет журнал Forbs опубликовал отношение Томаса Инсела, директора Национального института психического здоровья, к обновленной версии DSM:

«Мы не можем более использовать DSM, как «золотой стандарт» для диагностики пациентов в научных исследованиях. Хотя он и был написан, как «Библия» для врачей, это, в лучшем случае словарь, создающий набор ярлыков и определений».

DSM

По его словам каждое из изданий было «надежно» тем, что устанавливало для врачей использование одинаковых терминов одинаковым способом, но слабым местом всегда была недостаточная обоснованность:

«В отличие от наших определений ишемической болезни сердца, лимфомы, или СПИДа, диагнозы в DSM основаны на консенсусе (согласии) о группах клинических симптомов, без каких-либо объективных лабораторных измерений. В других областях медицины это было бы равносильно созданию диагностических систем, основанных на характере боли в груди или силе лихорадки».

Открыто поставив под сомнение объективность DSM, как источник данных о психических заболеваниях и способах их лечения, Томас Инсел вызвал бурную реакцию журналистов, врачей и общественности. И это вполне обосновано, ибо никакого другого руководства в психиатрии не существует.

Впервые DSM был принят в 1952 году как нозологическая* система, то есть такая, которая отвечает на главные вопросы – что такое болезнь, чем она отличается от здоровья, каковы причины и механизмы развития болезни, выздоровления или смерти. Включает в себя семь основных понятий, принятых в любой другой области медицины:

1) учение о причине возникновения болезней;
2) механизмы возникновения и развития болезни;
3) морфологические (относящийся к внешнему виду и строению) изменения, возникающие при развитии болезней;
4) учение о номенклатуре и классификации болезней;
5) теория диагноза, то есть идентификация болезней;
6) учение об изменчивости болезней под влиянием различных факторов;
7) врачебные ошибки и ятрогении – болезни и патологические состояния, вызванные действием медицинского персонала.

Существующее же «Руководство по диагностике и статистике» попадает в категорию «нозологическое» лишь по пунктам 4 и 7, который тщательно скрывается и замалчивается, что вызывает обоснованную критику со стороны ученого мира.

Аллен Фрэнсис, профессор психиатрии, работавший над предыдущими выпусками, публично осуждал путь создания DSM-5, и считал хорошим решением отказаться от такого метода борьбы за право психиатрических проектов получать правительственные деньги:

«Наш совет экспертов упорно старался соблюсти консервативность и тщательность, но тем не менее, непреднамеренно сделал свой вклад в три фальшивые «эпидемии» — синдрома дефицита внимания, аутизма и биполярного расстройства. Очевидно, что наша сеть оказалась раскинута слишком широко, и она захватила множество «пациентов», которым скорее всего было бы намного лучше, если бы они никогда не попадали в систему психиатрической помощи».

DSM-5

Одним из оснований для недовольства DSM-5 стало также то, что при такой методике диагностирования последние два десятилетия психиатрических исследований были полны громадных разочарований. Это не привело к разработке новых психиатрических препаратов и стало причиной самого большого отступления фармацевтических фирм или отказа от психиатрической области вообще.

Большое исследование антидепрессантов показало, что лишь треть пациентов избавилась от симптомов. Применение других препаратов к остальным двум третям ухудшило состояние или не дало результатов. Исследование препаратов для лечения шизофрении обнаружило, что практически все пациенты и доктора приняли решение три четверти времени переключиться на другое лечение из-за трудностей с использованием этих лекарств.

Джеффри Либерман, профессор психиатрии Колумбийского университета, не отрицает DSM в нынешней форме. Но он активный сторонник того, что психиатрия должна базироваться на биологии, а не на поведении:

«DSM – это прошлое, и сейчас – настоящее. Но у него нет будущего. В будущем это должно быть или улучшено или заменено набором диагностических критериев базирующихся на физиологических и лабораторных исследованиях. Это может целиком изменить картину диагностики».

Украинская психиатрия не имеет ни подобного финансирования, ни таких исследовательских возможностей. Но есть положительный опыт частных клиник Италии, Швеции, Швейцарии, с гуманным отношением к пациентам. Где улучшения и излечение достигаются за счет точного диагностирования биологических нарушений, отказа от обширного применения психотропных препаратов и лечения известных, поддающихся лабораторным анализам внутренних патологий. Такие прецеденты дают надежду.

Судя по приведенным высказываниям ведущих ученых, именно за таким подходом к душевному здоровью и есть будущее. Государству необходимо пересмотреть нынешний подход к психическим болезням и провести необходимые реформы в этой области здравоохранения.

С использованием материалов Forbs http://www.forbes.com/sites/matthewherper/2013/05/08/why-psychiatrys-seismic-shift-will-happen-slowly/

Понравилось? Поделись!