ГКПЧ призывает к запрету электрошоков под видом лечения

Когда люди узнают, что в Украине к пациентам психиатрических больниц до сих пор применяют так называемую «электрошоковую терапию», то это вызывает у них изумление и недоверие к такому факту. Однако ГКПЧ имеет сведения от пострадавших, к которым сегодня применяется эта жестокая процедура в Украине.

В 1938 году на скотобойне в Риме пара психиатров увидела, как перед забоем свиньям прикладывают к вискам два электрода, включённые в обычную розетку. Такой удар током не убивал, но обездвиживал животное, и его можно было зарезать. Именно это навело психиатров на идею создания ЭШТ (или ЭСТ – электросудорожной терапии) и последующего широкого использования на пациентах психиатрических больниц. С её помощью они за секунды могли сделать покорным любого.

Никто никогда не говорил пациентам о чудовищных последствиях такого лечения. Раскрошенные зубы, сломанные позвоночники, вывихнутые суставы и сломанные кости – это только то, что происходит прямо во время процедуры. В действительности, разрушение мозга сильными разрядами тока, делает человека инвалидом и даже может убить.

Мы публикуем официальный доклад ГКПЧ Международной с фактами, говорящими о необходимости полного запрета во всём мире этой жестокой и бессмысленной пытки.

ФАКТЫ В ПОДДЕРЖКУ ЗАКОНА О ЗАПРЕТЕ ЭЛЕКТРОШОКОВОЙ ТЕРАПИИ

Существуют иррациональные свидетельства в защиту использования электрошоковой терапии, также известной как «электрошок» или «ЭШТ». Эта процедура воздействует на мозг электрическим разрядом до 460 вольт и наносит человеку непоправимый вред.   

Негативные последствия ЭШТ включают в себя: осложнения на сердечно-сосудистую систему; аритмию; сердечные приступы; инфаркты; ухудшение памяти и сознания [иногда необратимое]; повреждения зубов, ротовой полости и иные физические травмы; перевозбуждение; длительные судороги; ухудшение психиатрических симптомов и смерть.

Исходя из 0.3% смертности в результате применения ЭШТ в Техасе, можно предположить, что ЭШТ может приводить примерно к 300 смертям в год в США и примерно к 3000 смертям по всему миру.

Заявления о безопасности и эффективности ЭШТ не находят научного подтверждения в медицине, а её использование осуществляется экспериментально. Какое-либо научное изложение чёткого механизма действия ЭШТ, доказывающее её эффективность, на сегодняшний день отсутствует.

Статья, опубликованная в научном издании «Достижения психиатрии», гласит, что «более новые методы ЭШТ не привели к какому-либо существенному уменьшению побочных эффектов терапии».

Психолог Гарольд Саккейм и его коллеги-специалисты по ЭШТ признают, что эта терапия может вызывать перманентную амнезию и устойчивый упадок когнитивных способностей, который, в свою очередь, отражается на способности человека нормально функционировать в жизни.

«Невозможно давать никаких гарантий по поводу результатов [ЭШТ — прим. ред.], так как медицина и психиатрия не являются точными науками», – заявляют специалисты госпиталя Джона Хопкинса в Балтиморе, штат Мэриленд, США.

ЭШТ не излечивает. Существует высокий показатель рецидива патологии в течение шести месяцев с момента получения пациентом ЭШТ, который, в свою очередь, требует дальнейших сеансов, наносящих ещё больший урон. Антидепрессанты и/или иные психотропные препараты вкалываются пациенту под эгидой «планового поддержания эффективности ЭШТ» или «продолжения лечения». В результате заявляется, что препараты не дают эффекта, что свидетельствует о необходимости продолжения сеансов ЭШТ.

Беременные женщины могут быть подвергнуты электрошоку даже на третьем триместре беременности, несмотря на побочные эффекты в виде выкидыша, преждевременных родов, мёртворождения, проблем с сердцем и уродства у плода.

В США известны случаи применения ЭШТ к детям от 5 лет и младше, что приводило к отклонению в развитии тела и мозга. Случаи применения ЭШТ к детям/подросткам также зарегистрированы в Австралии, Канаде, Европе, Швеции и Великобритании.

В результате судебных разбирательств, о случаях повреждения мозга, потери памяти и/или смерти пациентов по врачебной халатности, с ответчиков было взыскано $1.35 миллиона долларов (€1.2 миллиона евро) в качестве компенсаций за нанесённый ущерб.

Исследование более 90 случаев применения ЭШТ, которое было обнародовано в 2017 году и велось с 2009 года, гласит, что практика ЭШТ остается «методологически дефективной и, согласно задокументированным высоким рискам возникновения устойчивой дисфункции памяти, а также низкому показателю соотношения “затраты-эффективность”, её использование не может быть оправдано ни научно, ни этически».

19 октября 2018 года во исполнение решения суда, производитель аппаратов для ЭШТ Thymatron, компания Somatics LLC, выпустило публичное предупреждение о «перманентном повреждении мозга» в результате использования ЭШТ.

В 2016 году один патологоанатом из Великобритании в своем отчёте после вскрытия свидетельствовал о том, что судороги, вызванные ЭШТ, нанесли непоправимый ущерб мозгу пожилой женщины.

Любое заявление о том, что ЭШТ не наносит вред мозгу, противоречит научным знаниям по электродинамике, т.к. ток, проходя через мозг, превращается в тепло и повышает температуру тела.

«В результате этого клетки мозга могут перестать нормально функционировать, им может быть нанесён непоправимый урон, а некоторые могут даже умереть», – заявляет доктор медицинских наук Кен Кастлман, биомедик и автор книги «Цифровая обработка изображения». Он свидетельствовал в суде по одному из дел о негативных последствиях ЭШТ.

Второй эффект (потерям памяти – прим. ред.) вызван импульсной природой подаваемого напряжения.

«Процесс поочередного вдавливания внутрь и вытягивания наружу клеточной мембраны создаёт так называемый «эффект перфоратора». Процесс называется электропорацией, когда электрический ток создаёт поры (прорехи) в клеточных мембранах и приводит к изменению или разрушению этих мембран», – пишет доктор Кастлман.

Ещё один отчёт патологоанатома из Австралии гласит, что принудительная ЭШТ не предотвратила, а, скорее, привела к суициду пациента.

Доктор Лорен Мошер, бывший председатель Центра по Исследованию Шизофрении при Национальном Институте Душевного Здоровья писал: «В течение 6 месяцев после получения сеансов ЭШТ, у 84 процентов пациентов происходит рецидив. ЭШТ не спасает жизни: не отмечено никакого уменьшения случаев суицида в результате её применения, а наоборот, было обнаружено, что ЭШТ может простимулировать суицидальные наклонности». Более того, ЭШТ «являет собой общую судорогу организма, искусственно вызываемую с помощью электричества. Это часто приводит к острым органическим патологиям мозга, характеризуемым амнезией, апатией и эйфорией».

В 2017 году психиатр из Австралии, Найлл Мак’Ларен, писал:

«Вопрос о том, основана ли ЭШТ на каноничной, ясно сформулированной, общедоступной и клинически испытанной модели лечения душевных расстройств с неизменно предсказуемым результатом, является риторическим. Ответ – нет, Потому как такого явления в принципе не существует… Психиатр, который говорит: “Тебе нужен электрошок”, – на самом деле говорит: “Я не знаю, что ещё сделать”. Я повторюсь, ни для одного психиатра сегодня практика ЭШТ не является необходимостью».

Доклад Совета ООН по Правам Человека от июля 2018 года под названием «Душевное здоровье и права человека» призвал мировые правительства «аннулировать любые законодательные акты, разрешающие применение физической силы, включая насильственную госпитализацию и институционализацию, использование средств механического удерживания психически больного, психохирургию, насильственное введение медицинских препаратов и иные меры, направленные на коррекцию или лечение реального или мнимого душевного расстройства, включая те, которые наделяют правом одобрения подобных действие любые третьи лица».

Вышеупомянутый доклад также призывает признать насильственное лечение душевных расстройств, включая ЭШТ, «практиками, включающими в себя пытки или иное жестокое, негуманное и уничижительное лечение или наказание…»

16 февраля 2013 года специальный докладчик ООН по вопросам пыток и иного жестокого, негуманного и уничижительного обращения с людьми и лечения людей, отнес насильственное лечение, подобное ЭШТ, применяющееся к пациенту, к разряду пыток.

В 2005 году Всемирная Организация Здравоохранения заявила: «Какие-либо показатели, оправдывающие применение ЭШТ к несовершеннолетним, на сегодняшний день отсутствуют, так что такую практику следует запретить на законодательном уровне». 

  • Западно-Австралийский Закон о Душевном Здоровье определяет уголовную ответственность за применение ЭШТ к лицам младше 14 лет.
  • Среди наказаний за нарушение закона – штраф и лишение свободы на срок до 2х лет.
  • Психиатрическая практика лечения через накачивание наркотиками и электрошок (так называемая «терапия глубокого сна») законодательно запрещена в большинстве штатов Австралии и Северной Австралии, и может повлечь за собой уголовную ответственность. 
  • ЭШТ запрещена в Словении, Люксембурге и в Сицилии, Италия.

Такой фактор сдерживания необходим для защиты жизней детей и взрослых по всему миру. Наперекор заявлениям и размышлениям психиатров и их сообществ, включая Американскую Психиатрическую Ассоциацию (APA) и Управление по санитарному надзору за пищевыми продуктами и медикаментами США (FDA), ЭШТ приводит к повреждению мозга и в общем ломает жизни.

ШТАТ ______
НАСТОЯЩИМ ВВОДИТ В ДЕЙСТВИЕ ЗАКОН  

О ЗАПРЕТЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ЭЛЕКТРОШОКОВОЙ ТЕРАПИИ (ЭШТ)

  • 1. КРАТКОЕ НАЗВАНИE
  • Данный Закон может далее именоваться как «Закон о запрете использования электрошоковой терапии»
  • РАЗДЕЛ 2. ОПРЕДЕЛЕНИЯ
  • «Электрошоковая терапия» – процедура, проводимая под общим наркозом, в ходе которой электрический ток проходит через мозг, намеренно вызывая кратковременный припадок.
  • «Пациент»: – любое лицо, получающее лечение от душевного расстройства.
  • «Нарушение» – любой врач, проводящий электрошоковую терапию, должен считаться обвиняемым в незаконной медицинской практике.
  • РАЗДЕЛ 3: ЗАПРЕТ ЭШТ
  • (a) Общая Формулировка. «Незаконными следует считать действия любого физического или юридического лица, публичного или приватного, а также связанного с торговыми отношениями между штатами (государствами), выраженные в:
  • 1) проведении или попытке проведения электрошоковой терапии;
  • 2) приёмке аппарата электрошоковой терапии с намерением провести, или попытаться провести, или принять участие в попытке провести электрошоковую терапию.
  • РАЗДЕЛ 4: ВЗЫСКАНИЯ
  • (1)     ОБЩАЯ ФОРМУЛИРОВКА: Человека следует считать виновным согласно данному Закону в случае, если он намеренно проводит, или вступает в преступный сговор с третьими лицами с намерением провести ЭШТ, или помогает третьим лицами провести ЭШТ.
  • (2)       НАКАЗАНИЕ: Любой человек, признанный виновным в нарушении любого раздела настоящего Закона, должен быть оштрафован или лишён свободы на срок до 10 лет, или и то, и другое. 
  • (3)       ВОЗМЕЩЕНИЕ УЩЕРБА: С любого лица, уличённого в нарушении любого из разделов настоящего Закона, должно взыскать компенсацию в пользу потерпевшей стороны. Данное взыскание не заменяет и не отменяет взыскания в гражданском порядке убытков, нанесенных действиями такого лица, пострадавшему от электрошоковой терапии.

+++++++

Полный текст на языке оригинала со ссылками на источники:

Если вы, ваши близкие или знакомые столкнулись с нарушением прав, принуждением, насилием, мошенничеством или жестокостью в психиатрии, сообщите об этом в Гражданскую комиссию по правам человека

+38 (066) 803 5583
+38 (067) 465-3305
info@cchr.org.ua

Понравилось? Поделись!

Европейский суд защищает украинцев от психиатрии

Граждане Украины вынуждены искать защиту от психиатрического произвола в Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ). По каким-то причинам в Украине психиатры действуют противоправно и не несут за это ответственность. И только ЕСПЧ является инстанцией, где некоторым из пострадавших от действий психиатров удаётся добиться защиты своих прав.


Так было в 2013 году, когда ЕСПЧ вынес решения сразу по двум делам, направленным туда при содействии ГКПЧ. Так было в деле Анатолия Руденко – незаконность его госпитализации в психиатрическое заведение признал ЕСПЧ через много лет борьбы и лишений. В мае 2013 года ЕСПЧ удовлетворил справедливый иск на EUR 3.600 – моральный ущерб и EUR 1.038 – судебные издержки, поданный украинкой Н. Михайленко. Раз за разом Украина, благодаря отсутствию разумных правовых норм и какой бы то ни было научности в подходах психиатров, проигрывает суды, неся издержки и теряя доверие и авторитет у своих граждан.

Общественные организации, включая ГКПЧ, отдельные правозащитники, Хельсинская группа по правам человека и рядовые граждане выражают своё несогласие с произволом, который позволяет себе в отношении прав человека и законности врач-психиатр. Возможно, именно поэтому события, связанные с реформирование Днепровского психиатрического учреждения со строгим надзором вызывают такой резонанс. Деятельность судебно-психиатрических экспертиз сложно назвать объективной или обоснованной, а условия пребывания в этом учреждении остались на уровне карательного психиатрического прошлого времён СССР.

В октябре 2014 Геннадий Спивак, благодаря усилиям адвоката и личной смелости, впервые за всю историю «Днепровского строгача» сумел через суд добиться прекращения принудительных мер и освобождения из этого заведения. Ранее, по заключению комплексной психиатрической экспертизы он был направлен на принудительное лечение. В больнице ему был установлен психиатрический диагноз и назначено психиатрическое лечение. Но по свидетельствам самого Спивака это лечение не только не помогало, но и приносило физическое и психоэмоциональное страдание.

Кроме того Управлением Национальной полиции по Днепропетровской области было возбуждено уголовное производство о незаконном лишении свободы. Главный врач отказался выполнить решение суда о прекращении пребывания Геннадия Спивака в лечебном учреждении сразу, подавал апелляции и пытался получать разъяснения. Из-за этого Спивак находился в больнице после вступления решение в законную силу. Освободили Геннадия в 2015 году, и он провёл в больнице около двух лет.

Срок применения к лицу медицинских мер принудительного характера нигде в законодательство чётко не указан. Потому ни сам пациент, ни суд, ни врач не могут сказать, сколько именно времени будет находиться лицо в этом учреждении охраны здоровья. Такое положение дел было удобно для выполнения заведением функций карательной психиатрии и подавления гражданских свобод при СССР. И до сих пор объективная и беспристрастная система, которая могла бы выяснить, необходимо или нет государственное принуждение в отношении конкретного лица, в Украине не внедрена.

Как утверждает Сергей Шум ­– руководитель комиссии по реорганизации заведения – предоставление психологической помощи для реабилитации пациентом не менее важна, чем психиатрическое лечение.

Видео. Ульяна Супрун нанесла визит в Днепровскую психушку строго надзора в феврале 2017, положив начало реорганизации учреждения

Одним из элементарных факторов отсутствия достаточной психологической помощи являются тяжёлые условия пребывания пациентов в Днепровской психиатрической больнице строго надзора и злоупотребления при использовании препаратов. Нередки случаи применения сверхвысоких доз психиатрических препаратов и методов в карательных целях.

Об этом в интервью РАДИО НВ свидетельствует Г. Спивак:

«Даже если пациент или родственники начинают эту нелегкую борьбу с данной больницей, то это все отражается в первую очередь на самом пациенте и его пребывании там, на отношении персонала, даже в элементарном — будут ли выпускать в туалет там. Малейшая жалоба на какие-то бытовые вопросы или еще что-то, если ты начинаешь как бы более настойчиво добиваться своих требований, то врачи это сразу классифицируют как то, что болезнь начинает прогрессировать, и увеличивают дозировку препаратов»

  • Для ГКПЧ Геннадий дал краткое пояснение, с какими трудностями сталкиваются граждане в ходе реорганизации.

С пациентами, по мнению Шума, должна работать команда из психолога, социального работника и психиатра, что позволит личности реабилитироваться и вернуться к нормальной жизни. Сегодня же психиатр имеет доминирующее и часто небезопасное для здоровья пациента влияние, штат психологов из четырёх человек катастрофически мал.

Ульяна Супрун – исполняющая обязанности Министра здравоохранения Украины задала главному врачу Днепровской психиатрической больницы строгого режима Анатолию Кушниру резонный вопрос о том, почему он, как тот, кто отвечает за пациентов, не имеет собственного видения и инициатив, как улучшить их содержание.

По словам Кушнира в больнице происходили изменения, но каждый раз под давлением омбудсмена, министерства здравоохранения или отдельных граждан, как в нашем случае. Однако собственного намерения улучшить жизнь пациентов и повлиять на несовершенное законодательство, чтобы не оставалось места для нарушения прав человека, руководство больницы не проявляет. А судя по тому, как происходит процесс реорганизации учреждения, имеет место даже саботаж.

Это случай ещё раз показывает, как психиатрия своими методами из прошлого века создаёт ситуацию, при которой граждане страны вынуждены добиваться защиты от своей же страны в Европейском Суде по правам человека. Очевидно, что психиатрическая система нуждается в значительных реформах. Е

Понравилось? Поделись!

Конституционный Суд Украины отмечен наградой в номинации «законодавчий прорив»

20 апреля 2018 Председателю КСУ Станиславу Шевчуку была вручена награда в номинации «законодавчий прорив».

Награду за важный вклад в деле соблюдения прав человека в психиатрии вручали президент общественной организации Гражданская комиссия по правам человека в Украине Анастасия Вилинская и Исполнительный директор организации Антон Баталин.

Психиатрия до сих пор остаётся областью регулярных и грубых правонарушений. Однако 2016 год стал переломным в изменении этой ситуации, после решения Конституционного суда Украины, признавшем неконституционными ряд положений Закона Украины «О психиатрической помощи». В частности, госпитализацию недееспособного лица в психиатрическую больницу по просьбе опекуна или решению врача-психиатра БЕЗ судебного контроля.

Это, без преувеличения, – революция в конституционной юриспруденции, – комментирует Анастасия Вилинская.

Это решение стало началом пересмотра Закона Украины «О психиатрической помощи». Важные изменения гарантируют доступ к альтернативным судебно-психиатрическим экспертизам и право на обращение в суд об изменении или прекращении принудительных мер медицинского характера.

Президент ГКПЧ Украины поблагодарила Конституционный Суд Украины и Станислава Шевчука лично за такое сверхважное решение. После его принятия ситуация с контролем госпитализации недееспособных лиц в психиатрические заведения, наконец начала меняться в части законодательства. Изменился Гражданский процессуальный кодекс Украины, обеспечивая доступ к правосудию этой категории граждан, определив, что заявление о пересмотре решения о признании лица недееспособным, может быть подано самим лицом (статья 300) и рассмотрено при его обязательном присутствии лично или через видеоконференцию.

Внесены изменения и в Уголовно процессуальный кодекс Украины, призванные защитить права лиц с психическими расстройствами. Были утверждены новые правила применения принудительных мер медицинского характера, определяющие права и обязанности лиц, в отношении которых могут быть применены такие меры и регламентирующих социально-бытовые условия.

С 2000 года Закон Украины «О психиатрической помощи» не менялся. Решение КСУ стало толчком к законодательным изменениям в сфере защиты прав человека, гражданская дееспособность которого ограничена. Конституционный Суд рекомендовал Верховной Раде Украины урегулировать этот вопрос. И закон «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины по предоставлению психиатрической помощи» был принят Верховной Радой Украины во втором чтении 14 ноября 2017.

Глава Конституционного суда Станислав Шевчук отметил, что это решение КСУ касается не только психиатрии. Он убеждён, что никто не может быть лишен свободы без судебного решения.

Серед фундаментальних цінностей дієвої конституційної демократії є свобода, наявність якої у особи є однією з передумов її розвитку та соціалізації, – подчеркнул Станислав Шевчук

Он продолжил, что Конституционный Суд Украины в своём решении исходил из того, что ограничения конституционных прав и свобод не могут быть произвольными и несправедливыми, а устанавливаются исключительно Конституцией и законами Украины. Так, признание лица недееспособным, не может лишать его конституционных прав и свобод или ограничивать их, нивелируя их сущность.

Станислав Шевчук заметил, что КСУ учитывал действующие международные договоры и практику их толкования и применения международными органами, юрисдикцию которых признала Украина. В частности, Европейский суд по правам человека. В этом решении, как отметили обе стороны, сформулирована правовая позиция, имеющая определяющее значение для развития системы защиты прав и свобод человека в сфере здравоохранения.

Поблагодарив друг друга за встречу, стороны выразили надежду, что права человека будут защищены, особенно в свете внедрения в Украине института конституционной жалобы.

Если вы столкнулись с нарушением прав в психиатрии и вам или вашим близким нужна помощь, звоните +38 (067) 465-3305; +38 (066) 803-5583 

Понравилось? Поделись!

Психиатрия может лишиться своего главного аргумента

В ближайшее время психиатрическое сообщество ждет настоящий сейсмический сдвиг. Такой тревожный прогноз связан с представлением Американской психиатрической ассоциации очередной редакции «Руководства по диагностике и статистике психических расстройств» DSM-5. DSM был включен в «Международный классификатор болезней» в середине прошлого века, и до сих пор являлся «Библией» психиатрии по всему Миру.

8 мая 2013 интернет журнал Forbs опубликовал отношение Томаса Инсела, директора Национального института психического здоровья, к обновленной версии DSM:

«Мы не можем более использовать DSM, как «золотой стандарт» для диагностики пациентов в научных исследованиях. Хотя он и был написан, как «Библия» для врачей, это, в лучшем случае словарь, создающий набор ярлыков и определений».

DSM

По его словам каждое из изданий было «надежно» тем, что устанавливало для врачей использование одинаковых терминов одинаковым способом, но слабым местом всегда была недостаточная обоснованность:

«В отличие от наших определений ишемической болезни сердца, лимфомы, или СПИДа, диагнозы в DSM основаны на консенсусе (согласии) о группах клинических симптомов, без каких-либо объективных лабораторных измерений. В других областях медицины это было бы равносильно созданию диагностических систем, основанных на характере боли в груди или силе лихорадки».

Открыто поставив под сомнение объективность DSM, как источник данных о психических заболеваниях и способах их лечения, Томас Инсел вызвал бурную реакцию журналистов, врачей и общественности. И это вполне обосновано, ибо никакого другого руководства в психиатрии не существует.

Впервые DSM был принят в 1952 году как нозологическая* система, то есть такая, которая отвечает на главные вопросы – что такое болезнь, чем она отличается от здоровья, каковы причины и механизмы развития болезни, выздоровления или смерти. Включает в себя семь основных понятий, принятых в любой другой области медицины:

1) учение о причине возникновения болезней;
2) механизмы возникновения и развития болезни;
3) морфологические (относящийся к внешнему виду и строению) изменения, возникающие при развитии болезней;
4) учение о номенклатуре и классификации болезней;
5) теория диагноза, то есть идентификация болезней;
6) учение об изменчивости болезней под влиянием различных факторов;
7) врачебные ошибки и ятрогении – болезни и патологические состояния, вызванные действием медицинского персонала.

Существующее же «Руководство по диагностике и статистике» попадает в категорию «нозологическое» лишь по пунктам 4 и 7, который тщательно скрывается и замалчивается, что вызывает обоснованную критику со стороны ученого мира.

Аллен Фрэнсис, профессор психиатрии, работавший над предыдущими выпусками, публично осуждал путь создания DSM-5, и считал хорошим решением отказаться от такого метода борьбы за право психиатрических проектов получать правительственные деньги:

«Наш совет экспертов упорно старался соблюсти консервативность и тщательность, но тем не менее, непреднамеренно сделал свой вклад в три фальшивые «эпидемии» — синдрома дефицита внимания, аутизма и биполярного расстройства. Очевидно, что наша сеть оказалась раскинута слишком широко, и она захватила множество «пациентов», которым скорее всего было бы намного лучше, если бы они никогда не попадали в систему психиатрической помощи».

DSM-5

Одним из оснований для недовольства DSM-5 стало также то, что при такой методике диагностирования последние два десятилетия психиатрических исследований были полны громадных разочарований. Это не привело к разработке новых психиатрических препаратов и стало причиной самого большого отступления фармацевтических фирм или отказа от психиатрической области вообще.

Большое исследование антидепрессантов показало, что лишь треть пациентов избавилась от симптомов. Применение других препаратов к остальным двум третям ухудшило состояние или не дало результатов. Исследование препаратов для лечения шизофрении обнаружило, что практически все пациенты и доктора приняли решение три четверти времени переключиться на другое лечение из-за трудностей с использованием этих лекарств.

Джеффри Либерман, профессор психиатрии Колумбийского университета, не отрицает DSM в нынешней форме. Но он активный сторонник того, что психиатрия должна базироваться на биологии, а не на поведении:

«DSM – это прошлое, и сейчас – настоящее. Но у него нет будущего. В будущем это должно быть или улучшено или заменено набором диагностических критериев базирующихся на физиологических и лабораторных исследованиях. Это может целиком изменить картину диагностики».

Украинская психиатрия не имеет ни подобного финансирования, ни таких исследовательских возможностей. Но есть положительный опыт частных клиник Италии, Швеции, Швейцарии, с гуманным отношением к пациентам. Где улучшения и излечение достигаются за счет точного диагностирования биологических нарушений, отказа от обширного применения психотропных препаратов и лечения известных, поддающихся лабораторным анализам внутренних патологий. Такие прецеденты дают надежду.

Судя по приведенным высказываниям ведущих ученых, именно за таким подходом к душевному здоровью и есть будущее. Государству необходимо пересмотреть нынешний подход к психическим болезням и провести необходимые реформы в этой области здравоохранения.

С использованием материалов Forbs http://www.forbes.com/sites/matthewherper/2013/05/08/why-psychiatrys-seismic-shift-will-happen-slowly/

Понравилось? Поделись!