Скрытый враг – смертельный враг

Самая разрушительная сила, способная оказывать наиболее гнетущее влияние на человека и общество, – это скрытая сила, о вреде которой никто не догадывается. Как бы ни была сложна жизнь, но с экономическим кризисом, политическими репрессиями или даже стихийными бедствиями можно что-то сделать, видя врага в лицо. Но как быть, когда враг скрыт? Когда никто не подозревает о его существовании и коварных замыслах? Здесь возникает настоящая проблема.

Общаясь с большим количеством людей об условиях жизни в психиатрических учреждениях, Гражданская комиссия по правам человека сталкивается с тем, что обществу не известно о царящих там злоупотреблениях: насилии со стороны персонала, принудительном лечении, ущемлении гражданских прав и свобод. В большинстве своём люди думают, что, возможно, когда-то очень давно так и было, но сейчас всё иначе. В своей гуманной наивности они не подозревают, что за закрытыми дверями психбольниц, психоневрологических диспансеров и интернатов происходит разрушение человека, как личности, вплоть до физического уничтожения.

instrumental_album_pic_0

Законы, призванные защищать пациентов, часто играют против них самих, и заявления о нарушениях и злоупотреблениях остаются без должного внимания. «Он ведь болен и может сказать всё, что угодно» — таким стандартным ответом психиатры списывают на сумасшествие вопросы о том, почему пациенты так часто жалуются? А тех, кто посмел жаловаться, жестоко наказывают, внушая страх перед борьбой за справедливость и себя самих. Абсолютно всё, что происходит за дверями этих заведений, остаётся сугубо внутренними, закрытыми от внешнего участия, вопросами. Всё, что делают с пациентами, находится в полной власти психиатров, и никто другой не контролирует происходящее. Насилие, избиения, заключение в карцер, сверхдозы психотропных препаратов – это лишь малая часть методов, применяемых тамошними «специалистами по душевному здоровью». Добро пожаловать на социальную свалку, где можно встретить кого угодно: владельцев завидной недвижимости, социально-активных деятелей, неугодных своими политическими взглядами, брошенных детей и тех, кто просто не нужен своим близким.

Почему это остается безнаказанным? Всё очень просто. Единственными свидетелями  таких преступлений являются сами пациенты, которые не могут выступить в суде, дав свидетельские показания. Эта закрытая система покрывает сама собой свои же злодеяния, имея «авторитетное мнение» при любом разбирательстве. И никакой надежды для несчастных, если бы не одно «НО»!

Общественные правозащитные организации и отдельные неравнодушные граждане не прекращают свою деятельность, стремясь помочь лишённым прав пациентам психиатрических заведений, проводя инспекции, подавая жалобы, расследуя такие случаи и добиваясь пресечения злоупотреблений. Так Татьяна Макарова – правозащитница из Одесской области – сумела пролить свет на ряд загадочных смертей, одна из которых произошла 11 ноября 2011 года в Великорыбальском психоневрологическом доме-интернате. Руководство интерната пыталось скрыть убийство Ахримович Татьяны, отправив её тело в морг города Татарбунары, где была сфабрикована экспертиза: «смерть наступила в результате болезни, отёк мозга». Благодаря действиям Макаровой, вмешалась милиция и успела обнаружить следы насильственной смерти до того, как тело было похоронено. По факту возбудили уголовное дело.

Следующий кровавый случай – нашумевшее убийство парня из Великорыбальского психоневрологического интерната. Его избили до смерти и тут же похоронили санитары этого заведения. Благодаря Татьяне Макаровой, впервые за всю историю независимой Украины, получил огласку факт насильственной смерти воспитанника интерната. И ей удалось это доказать.

402100

Таких случаев более чем достаточно, но обнаружить их бывает очень не просто. Свидетели признаются недееспособными, причины появления побоев на телах остаются загадкой, а пострадавшие пациенты находятся в страхе перед ещё более жестоким наказанием. Кроме того, люди, попавшие в такие учреждения, могут быть никому не нужны, или ещё хуже – кто-то сильно НЕ заинтересован в их выздоровлении и никому нет дела до их прав. С такими сложностями приходится сталкиваться при каждом расследовании злоупотребления или насильственной смерти.

Однако Татьяна Макарова утверждает, что большинство жителей психоневрологических интернатов, обращающихся за помощью, не такие больные, какими их пытаются выставить. Они могут высказывать своё мнение, спорить, отстаивать свою точку зрения, пользоваться мобильным телефоном, но ни руководство интернатов, ни социальные службы области не обращают на это внимания. «Государство забрало этих детей от плохих родителей под свою опеку. Хорошо. И что сделало государство с этими детьми? Оно их сделало инвалидами! – говорит правозащитница Татьяна Макарова, – Если даже этих детей забрали здоровыми, то выпустили их инвалидами и отправили куда? В психоневрологический интернат. За одиннадцать лет моих наблюдений за этими детьми, я фактически ни одного ребёнка не видела, чтобы у него всё закончилось хорошо». По её словам, детей специально делают недееспособными, поскольку это выгодно как интернатам, так и государству – на инвалидах зарабатывают много денег.

«При каждом интернате есть поля по сто семьдесят, по двести гектаров земли, – рассказывает Татьяна Макарова, – также там есть фермы, где бараны, коровы, по семьсот голов скота. И вот эти «НЕДЕЕСПОСОБНЫЕ», эти «УМСТВЕННО ОТСТАЛЫЕ ИНВАЛИДЫ», которые официально признаны государством, работают там с утра до ночи». За такую работу воспитанникам, конечно же, ничего не платят, используя их, как бесплатную рабочую силу.

Подобных злоупотреблений со стороны персонала психоневрологических интернатов и психбольниц очень много. Они появляются снова и снова. Такая обстановка не выглядит безопасной ни для кого. И пока мы живём свою жизнь, не зная или не замечая, что происходит, то даём полную свободу для таких злоупотреблений. Если мы не хотим что-то видеть, это не означает, что такого нет.

Благодаря правозащитным организациям, таким как Украинская Хельсинская группа, Гражданская комиссия по правам человека и таким правозащитникам, как Татьяна Макарова, становится виден не только скрытый враг, но и то, что справедливость может восторжествовать, а виновные понесут наказание.

362

Мы имеем право голоса, и наше мнение может быть услышано! Нам нужно объединяться и не молчать о случаях, свидетелями которых мы стали. Может это не покажется таким страшным, пока не коснулось кого-то из Вас лично. Но это уже касается каждого из нас. Зная о таком беззаконии, мы должны о нём открыто заявлять.

Мы призываем Вас рассказать о том, свидетелем чего Вы стали. На нашей стороне законы, на нашей стороне правозащитники, на нашей стороне справедливость. И, рано или поздно, в этой области кому-то придётся навести порядок.
Для получения дополнительной информации
звоните: (066) 806-33-60
e-mail: hco@cchr.org.ua

Понравилось? Поделись!

Скрытый враг – смертельный враг: 2 комментария

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *