Незаконная медицина — Украина в Европейском суде

В последнюю неделю ГКПЧ Украины получила ряд обращений от граждан с историями о том, как на их жизнях и жизнях их близких отразилась встреча с психиатрией. Несколько цитат:

«Впервые с психиатрической, так званой «помощью» столкнулся в начале июля далёкого 1970 года, будучи студентом 3-го курса Львовского политеха. После нескольких периодических «лечений», увяз на долгие годы в тяжелом омуте психотропной зависимости так званых «лекарств», которые на протяжении двух десятилетий назначали мне, так званые врачи – психиатры советской школы психиатрии! Не буду здесь описывать все кошмары, которые мне лично пришлось пережить за 20 лет лжемедицинского, псевдонаучного «лечения» насильственной системы по массовому уничтожению интеллекта людей варварами-оборотнями в белых медицинских халатах, играющих роль «добродетелей». Врачи-психиатры, которым государство платило из народного бюджета стабильную зарплату за каждого изувеченного, изуродованного препаратами пациента, превращали их в психотропозависимое ЗОМБИ, с тяжелыми, необратимыми процессами общего самочувствия, полным отчуждением от общества, среды обитания и близких родственников!». Виктор Васильевич, пенсионер.

психушка

«Мою свекровь старший сын насильно посадили в машину скорой помощи во дворе ее дома в присутствии жильцов и поместил в психиатрическую больницу без ведома других ее троих детей. Мы узнали об этой ситуации от постороннего человека, которому небезразлична судьба мамы. Свекровь в 1963 г. получила производственную травму, и по этому случаю ей пришлось обследоваться в ПНД для назначения группы по инвалидности. По истечении 42-х лет в 2005 году ее сыну пришла идея положить ее в психушку и признать недееспособной по его заявлению. Уже прошло 7 лет, а свекровь до сих пор со слезами вспоминает свое пребывание в ПНД, где ее привязывали к кровати без сетки вниз лицом и били… Она, при ее весе 60-65 кг, весила меньше 45 кг, когда ее забрали. У нее нет документов, подтверждающих ее инвалидность, нет пенсионного, нет документов на квартиру. Бывший опекун забрал все документы. Мы восстановили ей только паспорт. Помогите вернуть свекрови ее права и дееспособность!». Ирина.

психиатрия украины

«После того как мне поставили диагноз, я понял уже тогда, что мне капец. Я продержался только потому, что имел большое и доброе сердце, которое, как настаивали психиатры, надо было лечить сначала сульпиридом, а потом амитриптилином, да всякой еще другой херней аж до галоперидола, которого я смог перенести аж полную капельницу и кучу уколов. Я перенес 3 электрошока в Павловке. Ощущение, как будто ты умер, и тебя не существует. Потом включаешься, ни хрена не чувствуешь, но со временем связи в голове восстанавливаются и ты можешь думать дальше. Эти шоки я делал лишь для того, чтобы создать видимость лечения и чтобы мне не начали делать его насильственно. Павловка 1-ое, потом 16-ое отделение. Сейчас живу, вернее существую, в селе. Один в старой хате. Ощущение: температуры нет, но из легких воняет, холодные конечности, голова как будто накалена. Я думаю, психика и нервная система просто раскалились, чтобы поддержать организм.  Я ни разу не спал нормально и не чувствовал спокойствия после прихода Главного убийцы. У меня не было никаких галлюцинаций, никаких навязчивых состояний, я не считал себя не Наполеоном или Иисусом Христом. Я пытался помочь другому человеку, как мог, а сам оказался в роли пациента. Знайте, я хотел жить все это время, которое боролся, и сейчас очень хочу. Мое сердце разорвется от желания жить и от того понимания, что скоро я умру в мучениях. Что бы это не было полностью напрасным, я и пишу это последними силами. Но даже сейчас я мог бы выздороветь, если бы не было психиатрии, как таковой, и был бы рядом врач, хотя бы кардиолог. Я понимаю тех детей в Америке, которые дохнут от антидепрессантов. Особенно меня поразил рассказ о девочке, которая была так счастлива и не могла усидеть на одном месте — ведь я тоже таким же был. Ей на этой основе поставили диагноз, а вскоре она умерла. Сердце разорвалось просто в библиотеке…». Алексей Я., Киев, 28 лет.

психиатрия

О чем говорят эти истории? О том, что психиатрия не только не является наукой и медициной, способной решать какие бы то ни было проблемы душевного здоровья, но также была и остается областью, где человек лишен всяческих прав и где с ним могут делать все что угодно. По большей части она соткана из грубейших нарушений прав человека и преступлений против личности. Подтверждением тому является очередной проигранный Украиной суд.

30 мая 2013 года Европейский суд, рассмотрев заявление гражданки Украины Натальи Михайленко, признал нарушением отсутствие у лица, лишенного дееспособности, доступа к процедуре восстановления дееспособности и удовлетворил справедливый иск: EUR 3.600 –  моральный ущерб и EUR 1.038 – судебные издержки.

Практически каждое обращение граждан в суд по психиатрическому делу, решается в пользу потерпевшего, то есть пациента. И если суд раз за разом обнаруживает нарушение прав человека психиатрами, то не пора ли в корне изменить ситуацию? Не настало ли время ввести в рамки Закона психиатрию, как явление?

Понравилось? Поделись!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *