Защищая права людей от психиатрического произвола

19.06.2019 пресс-центр ГКПЧ предоставил статистику нарушений и преступлений в психиатрии за последний отчётный период. Два человека ежедневно становятся жертвами произвола.

Главная задача Гражданской комиссии по правам человека – защита прав людей в сфере душевного здоровья. Ситуация такова, что психиатрам удалось путём манипуляций и хитрых рекламных кампаний убедить обществ, правительства и суды в том, что они являются экспертами душевной природы человека. Парадокс в том, что учение о лечении души, напрочь отрицает её существование.  

Так говорят догматы современной психиатрии, утверждая, что человек – это набор случайных биохимических реакций, возникший из грязи. А неудержимое желание истязать тело человека, в попытке изменит его поведение, тому яркое подтверждение.

В среднем около 300 звонков ежемесячно получает горячая линия ГКПЧ от тех, кому нужна помощь от психиатрии. Каждый месяц по несколько раз волонтёры ГКПЧ выезжают в психиатрические заведения Киева, чтобы вызволять незаконно помещаемых туда людей. Ежедневно добровольцы оказывают информационную поддержку и юридические консультации тем, кто столкнулся с психиатрией и пострадал от её действий.

Каждый месяц при содействии юридического отдела ГКПЧ возбуждаются уголовные дела по преступлениям, связанным с незаконным помещением в психиатрические больницы, с жестоким обращением с пациентами, с насильственным принуждением к приёму наркотических или психотропных препаратов. От пяти до десяти раз в месяц представители правозащитной организации присутствуют на судебных заседаниях, где рассматриваются дела о незаконном лишении дееспособности, судебные иски о тяжких последствиях психиатрического лечения и факты участия психиатров в преступных мошеннических схемах по отъёму имущества у граждан.

Есть и громкие расследования, связанные со смертельными случаями в «психушках» Украины. Усилиями волонтёров ГКПЧ разворачивается сама система, в которой полиция и суды, к сожалению, могут выступать слепым орудием в руках психиатра. Нарушение процедур, превышение полномочий работниками психиатрии и откровенно преступные схемы – таковы сегодня реалии психиатрической машины страны.

ГКПЧ при активной поддержке отдельных граждан, институтов власти и общественных организаций добивается реальных изменений в сфере душевного здоровья и защищает права человека.

Современный мир остро нуждается в гуманном отношении к людям, переживающим трудные моменты в жизни. Психиатрия не имеет для этого решения. Она предлагает жестокие насильственные способы в попытке влиять на поведение. Это лишь усугубляет ситуацию, о чём ярко свидетельствует неумолкающий телефон горячей линии ГКПЧ.

Если вы столкнулись с нарушением прав в психиатрии, и вам или вашим близким нужна помощь, звоните +38 (067) 465-3305; +38 (066) 803-5583 

Лира фрейдиста – правдивая вымышленная история психиатрии

15 июня 2019 при участии ГКПЧ Украины в здании Малой оперы Киева пройдёт презентация книги  Андрея Шидловского «Лира фрейдиста».

«Лира фрейдиста» – вторая книга Андрея Шидловского. Как и его первая рукопись «Лира безумца», произведение в художественной форме, но на основе реальных исследований раскрывает действительное положение дел в современной психиатрии.

психиатрии.

Большинство школ психиатрии строят лечение на осознании больным его скрытой проблемы. Не важно, классический ли то психоанализ, нлп, экзистенциальная или индивидуальная психотерапия. Осознание «скрытой угрозы” – вот к чему апеллирует психолог или психиатр в своих методах лечения.

Каждый из них яро доказывает, что в той или иной проблеме есть свой корень, и этот корень полностью состоит то из либидо, то из жажды власти, то из всевозможных комплексов, то из юнговских архетипов.

По их суждению не возможно, чтобы проблема не являлась ни первым, ни вторым, ни третьим. И тем более, включала всё это разом – это означало бы признание своего коллеги (конкурента) также правым и потерю клиентуры, А. Шидловский

Оба произведения – это взгляд на психиатрическую систему глазами рядового гражданина. Чем руководствуется психотерапевт или психиатр при постановке диагноза и как проводится анамнез при наличии патологий? В книге затронута глобальная проблема – злоупотребление служебным положением врача-психиатра. И проводится исследование, как психиатрия из нестабильной науки стала прибыльным бизнесом?

Первая книга рассказывает историю молодого журналиста, который попадает в ловушку и в одну минуту его жизнь превращается в ничто. Клиника для душевнобольных становится местом, где он пытается найти себя, раскрыть страшную тайну этого заведения и обличить преступника. Роман порой теряет грани реальности, как и судьба героя, который лавирует между состоянием сумасшествия и чётким пониманием реальности.

Второе произведение «Лира фрейдиста» в саркастической форме и простым языком повествует о наболевших сложных вещах. О том, как жизненные трудности могут стать окончательно запутанными и что можно предпринять, чтобы это не стало реальностью для каждого из нас.

В романе, немного утрируя, я привожу пример, как классическая школа Фрейда придаёт “обыденным” вещам сложный характер, загоняя всё в рамки сексуальности. Ведь у них, что не бытовой предмет – то скрытые человеческие гениталии.

Также, я поднимаю вопрос, без которого не существовала бы психиатрия на том популярном уровне, что сейчас – прибыль. Диагнозы ставят не по анамнезу больного, а исходя из продукции фармацевтических компаний.

“Лира фрейдиста” – роман о серьёзных и наболевших вещах, но простым языком и в сатирической форме, чтобы не только дать вам полезную информацию, но и сократить всего одну мышцы на вашем лице, дабы вызвать улыбку. Улыбка и хороший настрой – самое верное и забытое лечение всех душевных недуг.

Приятного чтения! – А. Шидловский

Мероприятие пройдет при участии Гражданской комиссии по правам человека, представители которой поделятся своим многолетним опытом в борьбе за восстановление основных неотъемлемых прав человека в области душевного здоровья.

Частью презентации будет показ документального фильма, получившего миллионы просмотров в сети и поражающего своей точностью и правдивостью раскрытия проблем современной психиатрии.

Ждём вас 15 июня, в 13:00, по адресу
г. Киев, ул. Дегтярёвская, 5. Малая опера.

Презумпция психического здоровья

Исходя из норм международного права, состояние психического здоровья не должно доказываться. Лицо считается психически здоровым до тех пор, пока не будет предъявлено достаточно фактов, свидетельствующих о болезненных изменениях его психического состояния.

Презумпция психического здоровья (или психической нормальности), закреплена, как неотъемлемое право человека в статье 3 Закона Украины «О психиатрической помощи».

«Каждое лицо считается не имеющим психического расстройства, пока наличие такого расстройства не будет установлено по основаниям и в порядке, предусмотренным настоящим Законом и другими законами Украины»

Если по каким-то причинам человек оказался на психиатрическом учёте, то, согласно презумпции психического здоровья, если в течение ПЯТИ лет он не обращался к психиатру и не посещал стационар с какими-либо психическими расстройствами, он автоматически снимается с учёта. К сожалению, многие граждане не знают об этом и продолжают оставаться в списках «психически больных» людей.

Это является нарушением и противоправным бездействием со стороны психиатрии. В случае отказа в снятии с учёта, лицо может подать иск в суд. Причём, вопрос психического здоровья человека в этом случае не рассматривается вообще. Иск подаётся на неправомерное бездействие со стороны психиатрии по НЕ снятию с учёта.

Необходимо писать требование обязать психиатров снять человека с учёта. Суд обязан рассматривать такой иск с соблюдением диспозитивности судебного процесса. То есть, только в пределах заявленных исковых требований, не выходя за их пределы.

Это является достаточным основанием, чтобы ни стационарная ни амбулаторная экспертиза не потребовались. Истец не заявляет ходатайства о выяснении своего психического здоровья, а о снятии с учёта.

В свою очередь ответчик-психиатр, не заявивший самостоятельных исковых требований, не имеет права заявлять ходатайство о назначении экспертизы. Предметом спора является не установление наличия (либо отсутствия) психического заболевания, а бездействие психиатров, которые должны были после 5 лет НЕ обращения лица о заболеваниях или расстройствах, снять его с учета.

Будьте бдительны! Визиты к психиатру без крайней необходимости могу быть небезопасны и отрицательно влиять на вашу жизнь. И даже если кто-то настаивает на обращении к психиатру или повторном освидетельствовании, вам следует изучить альтернативу психиатрическому лечению и самостоятельно принимать решение о необходимости визита в психиатрический кабинет.

По любым другим вопросам, касаемо ваших прав в сфере психического здоровья, обращайтесь в наш консультационный центр по телефонам
+38 (067) 465-33-05; +38 (066) 803-55-83 или пишите на email: info@cchr.org.ua

Кому выгоден статус-кво в психиатрии?

Реорганизация Днепровской психиатрической больницы началась в сентябре 2018 года. И. о. министра здравоохранения У. Супрун обнаружила в одном из отделений учреждения архивные документы, подтверждающие преступления карательной психиатрии Советского периода. Однако процесс реорганизации вязнет в хитросплетениях судебной и исполнительной власти.

Около 650 человек находятся сейчас на принудительном лечении в Днепровской психиатрической больнице со строгим наблюдением. Суд признал их неподсудными из-за наличия у них психических расстройств, и направил на лечение. Однако далеко за пределами Украины это учреждение печально известно своим жестоким отношением к пациентам и их полным бесправием.

Это тот самый карательный придаток советской системы. Возможно, там до сих работают те же самые люди, которые в период 70-80-х годов пытали диссидентов Анатолия Лупинос и Леонида Плюща сверхдозами психиатрических препаратов, пытаясь заставить их отказаться от «антисоветских настроений».

По свидетельствам тех, кто находится или находился в этом учреждении, условия содержания там жуткие, а законы и права не соблюдаются. Это своего рода концентрационный лагерь, незаметно мутировавший в лечебное заведение. Такого рода учреждений в цивилизованном мире не существует! Но у нас процесс реорганизации этого советского психиатрического пережитка застрял по непонятным причинам.

Это тёмное пятно прошлого. Без осознания её ужасной роли в притеснениях и убийствах свободомыслящих людей, без коренной реорганизации самого подхода, сложно ожидать положительных изменений в и без того слишком неоднозначной области судебно-психиатрической экспертизы.

По действующему закону «О психиатрической помощи» принудительное лечение должно проводиться по месту регистрации. Однако более 300 заявлений пациентов о переводе в регионы проживания остаются без ответа. Как свидетельствуют очевидцы, суд не пересматривает дела, а каждые полгода автоматом продлевает содержание. Судья не глядя может подписать пачку из 50-60 дел, которые ему «привезли для продления».

Ещё в 2011 году происходящее в этом учреждении Председатель правления Экспертного центра по правам человека Юрий Белоусов оценивал, как несоответствующее назначению учреждения. Через полгода-год у человека может наблюдаться положительная динамика, и он может быть переведён на более мягкие условия содержания по месту жительства. Но здесь человека удерживают так, как если бы он отбывал наказание в тюрьме: 8-10 и более лет. Или он может оставаться здесь столько, сколько решит психиатр.

Но ведь это не тюрьма – это лечебное заведение! И критерием должна быть динамика улучшений у человека, а не приговор. Хотя и внешне и внутри оно больше похоже на замок инквизиции. Низкие потолки, узкие коридоры, решётки, и тюремный режим. Кроме того внутри заведения действуют карательные меры. Малейший «залёт», как например больше, чем положено сигарет, и 10 уколов препарата, от которого тебе плохо, крутит руки, не можешь усидеть на месте, тело ломит, неконтролируемые движения и тяжёлые последствия для здоровья в целом, обеспечены.

Так в Днепровском «строгаче» находится глубоко пожилая женщина, которой около 85 лет. Она не может сама передвигаться. По мнению врачей и суда, эта бабушка опасна для окружающих. Иначе, почему её продолжают удерживать на строгом режиме с принудительным лечением? Или история Геннадия Спивака – пока единственный случай, когда удалось прекратить принудительное лечение через суд. Важную роль в этом сыграл адвокат. Но даже при вступившем в силу решении суда о прекращении лечения, Спивака продолжали удерживать более двух недель. И только вмешательство прокуратуры и уполномоченного по правам человека при Верховной Раде позволило ему покинуть заведение.

Реорганизация этого учреждения, как мрачнейшего наследия прошлого, необходима. По словам Роберта Ван Ворена – Генерального секретаря международной организации «Глобальная инициатива в психиатрии», в Литве всю систему судебно-психиатрической помощи реорганизовали за пять лет. Была создана больниц в Рокишкис, заново обучен персонал, введены программы реабилитации и ресоциализации. Пациентов готовят к возвращению в общество и дают профессию.

Руководитель комиссии по реорганизации Украинской психиатрической больницы строгого надзора в Днепре Сергей Шум говорит о том, что 12 больниц уже определены и в них будут все три режима содержания. И что готовность этих больниц принимать пациентов полностью зависит от руководителей больниц. Но процесс саботируется на местах.

Гражданская комиссия по правам человека просит власть обратить самое пристальное внимание на то, что на самом деле происходит в Днепре. В том самом месте, которое называют не иначе, как «Ад на земле». Степень цивилизованности общества можно определить по его отношению к социально незащищённому населению. Недееспособные и душевно больные представляют особую категорию. В ней люди часто оказываются с нарушением их прав, в результате мошенничества заинтересованных лиц или даже уголовного преступления против них. Психиатрические заведения страны требуют самых решительных реформ. И отдельное место в этом занимает Днепровская психиатрическая больница строгого надзора.

Аутизм. Что делать, если психиатр ставит такой диагноз

Каким должен быть ребёнок? Каковы стандарты «нормальности» и кто их определяет?  Как часто мы не готовы позволить детям быть детьми и пытаемся сделать поведение ребёнка удобным? Александр Данилин даёт разъяснения диагнозу «аутизм».

«Я не являюсь специалистом по аутизму по одной простой причине: для меня проблема аутизма – это проблема специфической педагогики».

По мировым стандартам дети с верифицированным и проверенным диагнозом аутизм никак не соотносятся с больными шизофренией. У аутизма есть объективные показатели и разные критерии, в том числе, биохимические. Эта информация доступна на сайтах, посвящённых теме. Аутизм – это некая проблема структуры мозга, иногда её биохимии. Но категорически во всём мире, везде и всюду, аутизм никак не соотнесён с понятием «шизофрения».

Дети-аутисты нуждаются в немедленном изъятии от психиатров. Им необходимо обращаться в специальные реабилитационные центры и школы – их много. Существует система специальной реабилитационной педагогики при аутизме. Она отработана, она даёт много надежды на то, что реакция ребёнка на внешний мир восстановится.

Главное – не дать ребёнка полечить. Если вы позволите полечить его так, как это рекомендует сегодня советская ещё психиатрия, то вы получите дементного (слабоумного) ребёнка, которого с каждым годом приёма психотропных препаратов будет всё труднее и труднее учить.

Если вы считаете, что ваш ребёнок аутист, и этот диагноз верифицирован, немедленно его забирайте от психиатра и обращайтесь в коррекционные группы – их много. Есть благотворительные фонды, которые этим занимаются и за вас это оплатят. Это абсолютно реально. Важно не дать проникнуть в свой мозг «белой обезьяне» по имени «болезнь». Большинство докторов (и в Москве, и в Киеве) скажут вам: «Что тут думать? Это будет шизофрения! Поэтому, давайте лечить прямо сейчас, пока ему три года».

К сожалению, диагноз «аутизм» и шизофрения стали одним и тем же. Но ситуация начинает меняться и появляются первые проблески.

«Кошмарный ад и самое страшное место на свете, 6-я детская психиатрическая больница (г. Москва), где детей закармливали нейролептиками с 3-4 летнего возраста. Где никогда не было никаких условий ни для каких других диагнозов, и нет никаких реабилитационных условий. Где подростков удерживают только дозами нейролептиков».

Только в этом году (при совместных усилиях ГКПЧ и осведомлённых врачей) появились первые пациенты, которые находились в детском психиатрическом стационаре, и им не назначили нейролептики, а назначили ноотропы и сообщали, что это неврологическая проблема.

Самое главное. Если классический психиатр скажет вам, что аутизм – это шизофрения, не верьте ему! И ещё надо понимать, что под маской аутизма может скрываться нечто иное.

Аутизм – диагноз международной классификации и он тонко дифференцированный. Его просто так, умно скосив глаза, не поставить. И если кто-то вам в первый 10-минутный осмотр сказал: «О, это аутизм. Идите», – этому человеку не верьте. Пройдите неврологическое обследование. Потому что у нас психиатры часто путают аутизм и то самое врождённое кислородное голодание мозга в результате тяжёлых родов, несвоевременных родов, родов с интоксикацией и пр. А это лечится совершенно другими методами.

Важно: когда вам ставят диагноз «аутизм», необходимо полностью исключить неврологические и соматические заболевания, которые могут вызывать похожие проблемы с развитием ребёнка.

Если вы или ваши близкие пострадали от действий психиатров, сообщайте в ГКПЧ Украины по тел. +38 (067) 465-33-05; +38 (066) 803-55-83 

ГКПЧ отмечает 50-летие искоренения психиатрического насилия

19 апреля 2019 CCHR International – Наблюдатель за индустрией психического здоровья. В свою 50-ю годовщину Гражданская комиссия по правам человека награждает за выдающиеся достижения.

Правозащитники, законодатели, врачи, адвокаты и общественные деятели со всего мира собрались 13 апреля в отеле Langham в Пасадене на празднование 50-й годовщины Гражданской комиссии по правам человека (ГКПЧ) и вручения наград в области прав человека. Десятки воззваний, благодарностей и поздравительных писем со стороны правительственных и общественных групп, подтверждают эту веху и свидетельствуют о больших достижениях ГКПЧ в области прав человека.

«Работа ГКПЧ необходима, если мы хотим противостоять бесконечной пропаганде антигуманной психиатрии и идее о том, что несчастные или проблемные молодые люди должны быть лишены своих прав человека и принуждены подчиняться», – Найл МакЛарен, психиатр, Австралия.

«ГКПЧ имеет давнюю историю смело и беспощадно бороться за права человека. Она был причиной многих великих реформ, которые теперь защищают пациентов от жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения, как это записано в ст. 5 Всеобщей декларации прав человека», – Олег Килкевич, преподаватель сестринского дела, колледж США

«Если вы скажете, что я чего-то добился для детей, которых неправильно диагностировали и неправильно лечили, то я добавлю, что это было возможно, благодаря хорошей информация и документам, которые я получал от ГКПЧ », – Профессор Лотар Краппманн, бывший член Комитета ООН по Правам ребенка.

Каждый год ГКПЧ награждает лиц, проявивших образцовое мужество в борьбе за восстановление основных прав человека в области психического здоровья.

В этом году лауреатами премии CCHR в области прав человека были:

  • Адвокат Энди Викери, лауреат премии CCHR по правам человека 2019 года

Более 30 лет техасский адвокат Энди Викери судился с фармацевтическими компаниями по психотропным препаратам, вызывающим насилие и самоубийства. Его удовлетворённый иск в размере 6,4 млн. долларов США для семьи человека, который убил трёх родственников и себя самого после приема антидепрессанта Паксил, пробило защитную броню отрасли.

Принимая награду, Викери сказала: «В этом году ГКПЧ празднует 50-ю годовщину Великой Правды. И я имею в виду непопулярную, но важную для людей правду, когда те, кто находятся у власти, могут не захотеть её слышать. Я воздаю вам должное за самоотверженность и упорство, и аплодирую усилиям постоянной поддержке от ГКПЧ».

  • Режиссер Кевин П. Миллер, лауреат Премии CCHR за права человека 2019 года

Сценарист, продюсер и режиссер Кевин Миллер представил исследования глубоких и мучительных разрушений психотропными наркотиками в своих неповторимых документальных фильмах «Поколение Rx» и «Письма из поколения Rx». Миллионы назначенных антидепрессантов и психотропных препаратов вскрыли их большую опасность. Фильмы рассказывают истории тысяч людей, которые испытали этот вред на себе.

«Мы должны погрузиться в жизни других людей, которые стали жертвами или понесли невероятную утрату», – сказал Миллер. «Мужество – это то, что мы все чтим этим вечером, чествуя ГКПЧ и всё, за что они выступают и поддерживают, в эту 50-ю годовщину защиты прав человека».

  • Детройтский адвокат по гражданским правам, Эллисон Фолмар

Адвокат Эллисон Фольмар выступила на торжестве со специальным обращением: «Как юрист по гражданским правам, который работал с ГКПЧ в течение многих лет, для меня большая честь быть на праздновании 50 лет борьбы ГКПЧ за справедливость и свободы в системе психического здоровья». Госпожа Фольмар сказала, что ей выпала честь стать членом консультативного совета CCHR International: «Присоединение к этой престижной группе советников вдохновило меня на создание ещё большей армии адвокатов, которые будут сражаться вместе с ГКПЧ. Слишком много родителей, слишком много семей пострадало от психиатрической деятельности, было введено в заблуждение, им угрожали, принуждали и принуждают».

В 1969 году Гражданская комиссия по правам человека была учреждена Церковью Саентологии и профессором психиатрии доктором Томасом Сасом. Первый случай злоупотребления касался тяжелого положения венгерского беженца Виктора Дьёри, который принудительно содержался в больнице Хаверфорд в Пенсильвании. Психиатры диагностировали ему «шизофрению» за то, что он «мямлил невнятно». Дьёри был насильно подвергнут электрошоку. ГКПЧ подала судебный иск, и д-р Сас показал, что «мямлющий» Дьёри просто говорил по-венгерски. ГКПЧ добилась его освобождения из больницы.

Как соучредитель ГКПЧ, покойный Томас Сас заявлял: «Задача, которую мы ставим перед собой, – борьба с психиатрическим принуждением, – очень важна. Это благородная задача, которую мы должны достигать, независимо от препятствий. Наша совесть, не меньше, требует этого от нас».

Коротко о некоторых достижениях за 50 лет:

В начале 1970-х годов в Южной Африке при апартеиде ГКПЧ обнаружила, что психиатры заключили в тюрьму 10 000 чернокожих и использовали их в качестве рабского труда. ГКПЧ задокументировала преступления, включая электрошоковых пациентов без анестезии, которым позволили умереть от простых, поддающихся лечению заболеваний. Группа сообщила о них Всемирной организации здравоохранения, которая исследовала лагеря и выпустила отчет в 1983 году, в котором говорится, что «ни в одной другой медицинской сфере … такое презрение к человеку, культивируемое расизмом, не находит более точно отображения, чем в психиатрии».

После падения апартеида, ГКПЧ начало национальное правительственное расследование психического расизма в учреждениях. В 2001 году министр правительства Южной Африки отметил ГКПЧ за его смелость, сострадание и образцовую борьбу с психиатрией апартеида, которая «явно дискриминировала чернокожих».

В 1976 году CCHR способствовал принятию калифорнийского закона, запрещающего использование электрошока (ЭСТ) и психохирургии для детей и подростков.

В течение десяти лет CCHR исследовал и подвергал лечению глубокий сон в частной психиатрической больнице Челмсфорда в Сиднее, Австралия. Пациенты теряли сознание от наркотиков и ежедневно подвергались электрошоку – 48 умерли. В результате был принят Закон об охране психического здоровья 1983 года, согласно которому психиатры признали уголовным преступлением использование глубоко сна.

После того, как ГКПЧ обнажила бесчеловечные условия в итальянских приютах, 97 приютов были закрыты, и пациенты были спасены и впервые научились заботиться о себе.

В Германии ГКПЧ исследовала роль немецких психиатров и роль Института психиатрии им. Макса Планка в Холокосте, в том числе помогая узаконить стерилизацию и убийство так называемых «негодных».

Исследование завершилось публикацией в 1995 году книги «Психиатры: люди за спиной Гитлера». В 2010 году д-р Франк Шнайдер, президент Немецкой ассоциации психиатрии, психотерапии и психосоматики (DGPPN), написал извинение и признался, что немецкие психиатры «лгали и обманывали пациентов, находящихся под их опекой и их семьи. Они заставляли их стерилизоваться, устраивали их смерти и даже сами совершали убийства. Они убивали детей с физическими и умственными недостатками более чем в 30 психиатрических и детских больницах». В DGPPN заявили, что психиатры «заложили научные основы программы эвтаназии».

В 1991 году ГКПЧ помогла провести слушания FDA по антидепрессантам и их участию в суицидальных и убийственных реакциях у пользователей. 13 лет упорной работы вместе с родителями, медицинскими экспертами и юристами, заставили FDA выдавать строгое предупреждение, что антидепрессанты могут вызвать суицидальные мысли и действия.

В 2004 году ГКПЧ была среди тех, кто создавал закон США о запрете лекарственных средств, который запрещал заставлять школьников принимать рецептурные психотропные препараты как обязательное условие для их обучения в школе.

В течение почти 30 лет ГКПЧ расследовала психиатрическое мошенничество психиатров, которые выставляли свои сексуальные надругательства над пациентами как «терапию» и выставляли счета за лечение, которое никогда не предоставлялось, включая умерших пациентов. Это привело выплате более 2 миллиардов долларов гражданских и уголовных штрафов. ГКПЧ помогла обеспечить принятие 28 законов по всему миру, которые в настоящее время превращают сексуальное насилие в отношении практикующих психиатров в уголовное преступление, наказуемое тюремным заключением. В среднем 170 психиатров и психологов в настоящее время привлекаются к дисциплинарной ответственности за преступления, связанные с сексуальным надругательством и мошенничеством.

В 2010 и 2012 годах ГКПЧ Новой Зеландии представила доклады Комитету ООН против пыток с подробным описанием нарушений прав человека в больнице озера Алиса в Новой Зеландии, где для наказания детей использовались ЭСТ и другие принудительные психиатрические методы. В ответ ООН поручила правительству Новой Зеландии внедрить системы, предотвращающие психиатрические злоупотребления в будущем.

Десятилетиями ГКПЧ рассматривала психиатрическое лечение как пытки, что было подтверждено отчетом Докладчика ООН по пыткам в 2013 году. Доклад осудил принудительное шоковое лечение и призвал государства «наложить абсолютный запрет на все принудительные и несогласованные медицинские вмешательства в отношении людей с ограниченными возможностями, включая недобровольное применение психохирургии, электрошока и лекарств».

Около 200 законов и бесчисленных нормативных актов, защищающих права человека в области психического здоровья, свидетельствуют о преданности делу и настойчивости членов, партнёров и сторонников Гражданской комиссии по правам человека.

По материалам cchrint.org

Суд отменил незаконное лишение дееспособности от психиатра

08.04.19 пресс-центр ГКПЧ Украины сообщает: Днепровский апелляционный суд отменил незаконное судебное решение о лишении дееспособности  Анны К. и восстановил её права.

Днепровский апелляционный суд, удовлетворил апелляционную жалобу Анны К., направленную при поддержке юридического отдела ГКПЧ Украины на рассмотрение в июле 2018 года. Этим суд отменил решение Жовтневого районного суда г. Кривой Рог от 13 апреля 2016 года о незаконном лишении Анны К. дееспособности.

Парадоксально в этой истории то, что Анна узнала об этом решении случайно. Будучи в статусе недееспособной, она вела предпринимательскую деятельность, платила налоги и не подозревала о том, что была лишена гражданских прав заочно.

История началась с того, что родной отец в сговоре с сестрой Анны, начали инициировать её помещение в психиатрическое заведение. Мотивом была обычная зависть успехам Анны и заработкам. Путём фальсификации психиатрической экспертизы, втайне от Анны, сестра добились того, что судья Жовтневого районного суда г. Кривой Рог 13.04.2016 лишил Анну дееспособности и назначил опекуном её мать.

Никакой экспертизы не проводилось. Сама Анна в судебном заседании участия не принимала. Суду был представлен фиктивный документ проведения амбулаторной психиатрической экспертизы.

Вероятно, расчёт был на несовершенство права, которое без каких-либо оснований позволяет психиатру навешивать на людей ярлыки, объявляя их душевно больными или даже опасными для общества. Провоцируя конфликты в семье, горе родственники вполне могли поместить Анну в ПНИ на пожизненное пребывание и завладеть её имуществом, включая часть квартиры.

В ГКПЧ поступают сотни обращений граждан о постановке психиатрических диагнозов с нарушением прав человека. Анна К., ничего не подозревая, продолжала свою деятельность, пока случайно в 2018 году из реестра судебных решений не узнала о том, что два года назад была лишена гражданских прав. С просьбой помочь восстановить свои права Анна обратилась в ГКПЧ.

За февраль-март 2019 года Гражданская комиссия по правам человека (ГКПЧ) получила:

  • Свыше 600 звонков на горячую линию (10 в день!).
  • Новых обращений по случаям нарушений прав 82 (почти ДВА в день).
  • Было предоставлено 152 консультации по нарушениям прав людей психиатрами
  • Задокументировано 18 случаев .
  • Составлено 10 анкет для возбуждения уголовных дел по преступлениям психиатров.
  • Предотвращено незаконных безосновательных попаданий в психиатрический стационар – 10.
  • Спасено из психиатрических стационаров 5 человек, удерживаемых там в нарушение прав и законности.

Следует обратить внимание, что при расследовании значительной части случаев попадания людей в психиатрические больницы, или лишения их гражданских прав, факты указывают на существование преступной схемы с участием врача-психиатра.

Из содержания решения следует, что Днепровский апелляционный суд, выслушав доводы Анны К., принимавшей на этот раз участие в заседании, отменил решение суда первой инстанции. Суд критично отнёсся к сфальсифицированной экспертизе, посчитав её недостаточным основанием для лишения Анны К. дееспособности. Одновременно с этим суд отказал родственникам в притязаниях на лишение Анны дееспособности.

На сегодня решение суда вступило в силу. Национальной полицией открыто уголовное дело по незаконному помещению Анны в психиатрическое заведение. Проводится досудебное расследование.

Если вы или ваши близкие пострадали от действий психиатров, сообщайте в ГКПЧ Украины по тел. +38 (067) 465-33-05; +38 (066) 803-55-83 

Ребёнок у психиатра. Что необходимо знать родителям о «проблемах психического развития»

У ребёнка могут быть проблемы. Но родителям необходимо знать несколько вещей, первая из которых, что ни о каких психических болезнях у ребёнка до семи лет (начало социализации) говорить нельзя.

В советской психиатрии – той самой, где создавалась политическая психиатрия, – тем не менее, чётко учили, что до 7 лет следует обращаться к неврологу или психоневрологу, но не к психиатру. Главной проблемой детей чаще всего является задержка психического развития или повышенная возбудимость. Такие проблемы почти всегда вызваны лёгкими неврологическими расстройствами.

Немного истории: в 80-х г. г.  главным психиатром СССР был профессор Портнов А. А. (1914 – 2006). Он был заведующим кафедрой психиатрии в Военно-медицинской академии им Кирова (СПб), позже директором Московского научно-исследовательского института психиатрии и умел дистанцироваться от политики. Автор учебника психопатологии. В его школе был ряд вещей, которые твёрдо понимали и знали, но которые сейчас полностью ушли. И это важно знать родителям.

Если вы нашли любое неврологическое расстройство, – повышенное внутричерепное давление, напряжённость нервной ткани, сниженный порог судорожной готовности или признаки врождённой гипоксии (кислородное голодание), то ни в коем случае не следует влезать в психиатрию. Лечим одну болезнь. И если нашли известную болезнь, то не говорим о неизвестной.

Многие женщины сегодня рожают в позднем возрасте, и ребёнок может появиться с той или иной внутриутробной гипоксией. Его мозгу нужно помогать и это успешно делают неврологи, прописывая антиоксиданты и витамины группы В. Сейчас это происходит иначе.

Пример: нашли небольшую кисту мозга. Это не опухоль, а небольшая складочка тканей. Но она может вызывать избыточное напряжение в нервной ткани и какие-то психологические проблемы. А если говорить точнее, то заострение обычных детских проблем и более яркую их выраженность.

Психиатр не лечит и не имеет права лечить никакой кисты и никакой неврологии – это не его специальность. Так было в 80-х. А сегодня он просто обязан приплюсовать и написать нечто вроде «микрокиста 4-го желудочка вызвала появление шизофрении». И эту шизофрению будет лечить уже он.

Многие родители ошибочно думают, что если при обследовании психиатр нашёл какую-то болезнь, то её он и лечит. Нет! Психиатр к имеющейся болезни приплюсовывает лишнюю сущность. Он говорит: «Киста спровоцировала у вашего ребёнка шизофрению. Шизофрения опасна, а киста – это фигня. Будем лечить шизофрению». Этого ни в коем случае делать нельзя! Любые нейролептики или антидепрессанты будут ухудшать проблемное состояние нервной ткани. Это написано в инструкции к таким психиатрическим препаратам. Мы получим замкнутый круг. Ребёнку дают нейролептик – его состояние ухудшается. И это надо знать родителям, чтобы выжить.

Ребёнок будет какаться, писаться, будет всё хуже учиться в школе, родители будут приходить к психиатру, тот будет говорить: «Видите, какая болезнь тяжёлая!». Но основной проблемой, которая вызвала первичные изменения поведения – бессонницу, беготню, нарушение концентрации внимания – никто заниматься не будет. И даже невролог сегодня может сказать: «Вы лечитесь у психиатра? Идёшь бабка? Иди, иди…».

Если вы оказываетесь у детского психиатра, – это придуманная ложная сущность. Причиной поведенческих нарушений у ребёнка может быть, например, щитовидная железа. И это не обязательно какие-то тяжёлые формы – они сразу видны. Это могут быть незначительные аутоимунные отклонения. Проверив антигенную системы щитовидной железы, вы можете снять многие вопросы того, что происходит с ребёнком.

Главная проблема в том, что психиатр – это человек, который выявляет «тайную дополнительную сущность». Ему не важно, что вы нашли в обследованиях. Так что, прежде чем впадать в «белую обезьяну» и искать в поведении ребёнка сумасшествие, сходите к нормальному неврологу. Сделайте МРТ, осмотрите внимательно щитовидку, посмотрите с помощью хорошего доктора биохимию. Не всегда, но в 90% случаев, вы такую проблему найдёте.

Самый худший вариант – если мама вовремя беременности принимала психотропные препараты. Этого ни в коем случае делать нельзя, как бы плохо вы себя не чувствовали. Все до единого нейролептики вызывают сложные дефекты обмена веществ у плода. Все они проникают через плаценту и молоко в организм ребёнка. А значит, ваш ребёнок будет лечиться нейролептиками вместе с вами, и вы рискуете получить разные формы слабоумия. Лечить их будет очень трудно. Сложно нормализовать врождённые дефекты обмена веществ.  

Чтобы не говорили доктора, про атипичные нейролептики или что угодно другое, и какой бы «страшной формой безумия» вы не страдали, если вы решили рожать, то с первого дня беременности никаких психотропных препаратов быть не может.

Если вы столкнулись с нарушением прав в психиатрии, и вам или вашим близким нужна помощь, звоните +38 (067) 465-3305; +38 (066) 803-5583

Над 25-летней жительницей Крыма больше месяца издеваются в психбольнице

24 февраля 2019 года мать Леры вместе с участковым полицейским заставили девушку пойти на приём к психиатру. Тот сразу выписал Лере направление на госпитализацию в психиатрическую больницу №5 (Строгановка) недалеко от Симферополя. Всё произошло в один день – в выходной, когда отца Леры не было в городе, а её жених уехал по делам в Москву. С тех пор девушку насильно удерживают в психбольнице, издеваются и закалывают психотропными препаратами.

ЧТО участковому психиатру сказала мать, после чего тот моментально согласился госпитализировать девушку, пока загадка. Однако сам психиатр сообщил Лере, что ей надо полежать в психбольнице, так как «она не работает и сидит на шее у родителей».

В психбольнице Леру под давлением заставили подписать согласие на лечение, а если не подпишет, угрожали закрыть на полгода через решение суда. Пять дней молодую девушку, которая не представляла опасности ни для себя, ни для окружающих, держали в палате строгого режима, пока она не подписала согласие на «добровольное лечение».

Очевидно, администрация психбольницы № 5 намеренно вводила в заблуждение и запугивала пациентку, так как законом о психиатрической помощи не предусмотрено полугодовое лечение. В законе указано, что санкцию суда на недобровольное лечение через полгода необходимо продлевать в судебном порядке. А выписка пациента из психиатрического стационара происходит по решению врачебной комиссии, а не по решению суда.

Это не первая попытка матери поместить Леру в психбольницу. Мать не скрывает, что хочет, чтобы дочери дали инвалидность по психическому расстройству – так она сможет получать дополнительную пенсию на неё. По свидетельству знакомых и других близких родственников, Лера – девушка общительная, контактная, не конфликтная, желающая работать и умеющая находить общий язык с людьми. Педагог по образованию и по призванию – преподаватель ИЗО для детей.

Узнав о госпитализации в психбольницу, её жених вернулся в Крым и связался с Гражданской комиссией по правам человека, чтобы помочь Лере выйти из стационара. Лера написала отказ от госпитализации, после чего психбольница мгновенно инициировала судебное заседание, в результате которого суд вынес решение о недобровольном психиатрическом лечении Леры.

Девушку по решению суда продолжили удерживать в психиатрической больнице. При этом судебное решение было построено целиком на показаниях матери, которая попросту оговорила свою дочь, приписав ей суицидальные наклонности. Кроме того, суд незаконно допустил мать в судебный процесс, назвав её законным представителем Леры. Но у дееспособного совершеннолетнего лица, которым Лера и является, не может быть никакого законного представителя.

Сейчас по решению психиатров девушке полностью запретили с кем-либо видеться. Какое-то время Лера сообщала о себе через окно, но когда об этом узнали, её перевели в другую палату, лишив всех средств связи. Лере удалось передать записку, где она сообщает, что с ней грубо обращаются, орут на неё, доводят до слёз, а потом колют успокоительные препараты.

Из разговоров жениха Леры с врачами, стало известно, что девушку выписывают. Однако эти обещания продолжаются две недели! Само по себе «обещание выписать» свидетельствует о том, что оснований для «лечения» у психиатров нет. Но Леру продолжают удерживать в психушке, грубо с ней обращаться и закалывать психотропными препаратами.

Жених Леры подал заявления в Прокуратуру и Минздрав.

Эта история пришла от наших коллег из московского офиса ГКПЧ. Безусловно, Крым сейчас находится вне правового поля по многим аспектам. Однако психиатрия является для любого места Земли особой территорией без прав, без помощи и гуманного отношения к людям. В настоящий момент против преступной группы психиатров, действующей в Киеве, и чиновников, покрывающих их преступления, при содействии ГКПЧ Украины возбуждено более 150 уголовных дел.

Если вы или ваши близкие пострадали от действий психиатров, сообщайте в ГКПЧ Украины по тел. +38 (067) 465-33-05; +38 (066) 803-55-83

Преступления психиатров в Киеве расследует ГБУ

За первую половину марта 2019 г. Государственное бюро расследований в Киеве открыло ещё 21 уголовное дело в отношении преступлений, совершённых психиатрами в Украине.

01.03.19 юридический отдел Гражданской комиссии по правам человека получил документы об открытии Государственным бюро расследований 17 уголовных дел, и 05.03.19 о ещё четырёх производствах в отношении преступной группы ТМО ПСИХИАТРИЯ, действующей на территории психиатрической больницы им. Павлова в Киеве. Всего же за период с 25.01.2018 по преступлениям психиатров и служебных лиц, покрывающих эти преступления и/или препятствующих правосудию, открыто 166 (СТО ШЕСТЬДЕСЯТ ШЕСТЬ!!!) уголовных дел.

Значительное содействие в осуществлении правосудия оказали Печерский и Шевченковский районные суды г. Киева Из документов следует что ГБУ открыты уголовные дела по убийству в ТМО ПСИХИАТРИЯ Довгой Марины, о незаконном помещения в психиатрические заведения Ольги М., Андрея С., Анны П., Юлии К. и о принудительном введении им психотропных препаратов. Также начато расследование незаконного помещения в Белоцерковский психоневрологический диспансер и принудительное ведение психотропных препаратов Маргарите Б.

Уголовные дела открыты по признакам состава преступлений:

  • Ч. 3 ст. 314 УК Украины. Принудительное введение психотропных препаратов, что привело к смерти человека.
  • 7 уголовных дел по ч. 2 ст. 365 УК Украины. Превышение служебных полномочий, что привело к тяжким последствиям.
  • 3 уголовных дела по ч. 2 ст. 151 УК Украины. Незаконное помещение в психиатрическое заведение, заведомо психически здорового человека, что привело к тяжким последствиям.
  • Ст. 256 УК Украины. Содействие преступной организации.
  • 2 уголовных дела по ч. 2 ст. 364 УК Украины. Злоупотребление служебным положением, что привело к тяжким последствиям.
  • 4 уголовных дела по ст. 115 УК Украины. Умышленное убийство.
  • Ч 2 ст. 146 УК Украины. Похищение людей, что привело к тяжким последствиям.

Национальным антикоррупционным бюро Украины открыты уголовные дела по признакам состава преступления:

  • Ч. 2ст. 367 УК Украины. Служебная халатность, которая привела к тяжким последствиям.
  • Ч. 2 ст. 151 УК Украины. Незаконное помещение в психиатрическое заведение заведомо психически здоровых людей, что привело к тяжким последствиям.
  • Ч. 3 ст. 314 УК Украины. Незаконное введение психотропных препаратов против воли человека, что привело к смерти.
  • Ст. 115 УК Украины. Умышленное убийство.
  • Ч. 2ст. 256 УК Украины. Содействие преступной организации, что привело к тяжким последствиям.

Ранее отдельные лица из ГБР, СБУ и НАБУ саботировали процесс и препятствовали правосудию. Добиться активных действий по расследованию преступлений психиатров и служебных лиц удалось после того, как юристом ГКПЧ Винником В. А. было заявлено о служебных преступлениях первого заместителем директора ГБР Варченко О. А. и предоставлены доказательства совершенных преступлений этим служебным лицом. Решениями Шевченковского районного суда г. Киева жалобы были удовлетворены. Суд обязал открыть уголовные дела в отношении Варченко О. А. и подчиненных ей коррумпированных следователей и руководителей органов досудебного расследования. После этого было открыто 26 уголовных дел, был допрошен следователь Подольского УП ГУНП в г. Киеве, Скок Ю.В. – именно он саботировал расследование уголовных дел в отношении психиатров, не исполняя 21 судебное решение Подольского  районного суда, одно решение Святошинского и 57 решений Шевченковского районных судов г. Киева. Об этих преступлениях было известно руководству Подольского УП ГУНП в г. Киеве, что даёт основания предполагать преступный сговор с психиатрами.

То, что психиатрия в нынешнем виде представляет собой циничный, жестокий бизнес с громадными прибылями, ГКПЧ доказывало уже не раз. Отсутствие реальной помощи и развращение любых институтов государства – такова реальная деятельность психиатрии в мировом масштабе. Всё, что удалось психиатрам за столетия своей деятельности – обманом убедить общество и часть специалистов в том, что они якобы эксперты в душевном здоровье. Однако правда в том, что там, где психиатр, там жестокость, пытки, нарушения прав, преступления и коррупция.

Благодаря просветительской и правозащитной деятельности Общественной организации ГКПЧ в Украине, ситуация меняется. Как можно видеть из списка приведённых выше статей уголовного кодекса, закон следит за безопасностью своих граждан. Вот только считают ли сами психиатры, что буква закона относится и к ним?

Если вы или ваши близкие пострадали от действий психиатров, сообщайте в ГКПЧ Украины по тел. +38 (067) 465-33-05; +38 (066) 803-55-83