Вялотекущая шизофрения – научный диагноз или литературная метафора?

В начале прошлого века, в 1908 году, Ейген Блёйлер (1857–1939) впервые ввёл термин шизофрения. По его собственному определению им он описывал состояние человека и/или болезнь, медицинские причины которых были ему не известны.

Изначально сам Блёйлер использовал множественное число – «шизофрении». Это включало в себя целый список расстройств мышления и поведения, слуховые галлюцинации, эмоциональные расстройства, расстройства восприятия, бред, дезорганизованность речи, нарушение работоспособности и социальных навыков. Позже такое обобщённое определение невероятно разрослось, не получив никакой медицинской основы или точных критериев, но получая всё новые приставки и толкования.

По словам Александра Данилина, врача-психиатра, психотерапевта и публициста:

Никакого отношения к понятиям «медицина» и «диагноз» это [шизофрения] не имеет. Эта литературная метафора стала своеобразным феноменом некой религиозной веры или паранойи психиатров. Если сегодня вам ставят диагноз «биполярное расстройство», то наверняка где-нибудь в описании указано «атипичное». Атипичное биполярное расстройство – это биполярное расстройство в рамках той же шизофренией. В инструкции большинства из назначенных препаратов будет указано, что используются при шизофрении и писхозах. Поэтому всякая иллюзия, что вам поставили какой-то другой диагноз, отпадёт.

Само понятия «шизофрения» происходит от др. греч. σχίζω (skhizo) – расщеплять, раскалывать и φρήν (phren) – ум, мышление. Причиной шизофрении Блёйлер считал «раскол чревного разума». Но не давал никаких определений, самому «чревному разуму», почему он «чревный» и т.д. Вероятно, он имел в виду расстройство некоего базового разума, местоположение которого было ему не известно. Такие размытые границы позволяют отнести к шизофрении всё, что угодно.

Диагноз «вялотекущая шизофрения», который повально применялся к диссидентам советской карательной психиатрией, имеет особую историю. Он был описан Блёйлером, как типичное заболевание актёров. По его понятию актёрское мастерство – это раскол чревного разума: актёр «раскалывается» на свои роли и перестаёт понимать себя, как единую целую личность…

Существует история, по которой вялотекущая шизофрения была описана в отместку некой австрийской актрисе, которая не пожелала иметь интимную связь с профессором психиатрии. Блёйлер, несомненно, был талантлив, как литератор, описание получилось ярким и существует до сих пор, как диагноз.

Таким образом, из литературного описания состояния человека, причин которых Блёйлер не знал и не понимал, развилась целая индустрия медикаментозного воздействия на необнаруженный «чревный разум». Интересно то, что к концу жизни, в книге «Предупреждение о невозможности использования большого числа лекарственных препаратов при лечении шизофрении» Блёйлер доказывает, что самая типичная шизофрения способна пройти совершенно бесследно, если человека не залечивать лекарствами. Причиной он называет то, что сам «раскол чревного разума», скорее всего иллюзия.

Если вы столкнулись с нарушением прав в психиатрии, и вам или вашим близким нужна помощь, звоните +38 (067) 465-3305; +38 (066) 803-5583 

Преступление и наказание. Психиатрия в Украине

По сообщению пресс-центра ГКПЧ Украины от 3 ноября 2018, в Киеве открыто ещё 22 уголовных дела, связанных с преступлениями в психиатрии.

Начиная с июля 2018 года, юридический отдел общественной организации «Гражданская комиссия по правам человека в Украине» провёл громадную работу, добиваясь осуществления законных процедур правосудия в отношении преступной группы психиатров ТМО «Психиатрия» г. Киева и чиновников, связанных с этими преступлениями. Количество заявлений, жалоб и ходатайств, направленных в различные инстанции, приближается к 1000 отметке.

22 уголовных дела открыто в последнюю неделю ноября. А с начала октября 2018 было начато в общей сложности 58 производств в отношении психиатров и служебных лиц, покрывающих преступную деятельность.

Национальным антикоррупционным бюро Украины, как исполнение решений Соломенского районного суда г. Киева, открыто 6 уголовных дел против психиатров ПНД Белой Церкви и служебных лиц национальной полиции УП ГУНП в Киевской области, которые покрывали преступную деятельность психиатров.

  • Ст.151 УК Украины – незаконное помещение в психиатрическое заведение, что привело к тяжелым последствиям», пострадавшая Б. М.;
  • Ст.186 УК – грабеж;
  • Ст.371 УК – незаконное задержание (2 дела);
  • Ст.314, ч.2 УК – принудительное введение психотропных препаратов против воли человека, что привело к тяжелым последствиям;
  • Ст.127 УК – пытки.

Генеральной прокуратурой Украины во исполнение решений Печерского районного суда г. Киева, также открыто 6 уголовных дел.

  • Ст.115 УК Украины – умышленное убийство, в отношении психиатров ТМО «Психиатрия» по делу Довгой Марины;
  • Ст.314 УК – незаконное принудительное введение психотропных препаратов против воли человека;
  • Ст.256 УК – содействие преступной деятельности преступной организации психиатров ТМО «Психиатрия»;
  • Ст.151 УК – незаконное помещение в психиатрическое заведение заведомо психически здорового человека;
  • Ст.396 УК – сокрытие преступления (убийство Довгой М.В.);
  • Ст.364, ч.2 УК – злоупотребление служебным положением, что привело к тяжелым последствиям, в отношении психиатров ТМО «Психиатрия» и служебных лиц национальной полиции причастным к совершению этих преступлений.

Прокуратурой города Киева, во исполнение решений Печерского районного суда г. Киева, которыми были удовлетворены жалобы на бездействие служебных лиц прокуратуры, было открыто 10 уголовных дел в отношении психиатров ТМО «Психиатрия» и служебных лиц полиции прикрывающих преступную деятельность психиатров.

  • Ст.151 УК Украины – незаконное помещение в психиатрическое заведение заведомо психически здорового человека (2 дела);
  • Ст.364 УК – злоупотребление служебным положением (2 дела);
  • Ст.365 УК – превышение служебных полномочий, что привело к тяжелым последствиям (2 дела);
  • Ст.364, ч.2 УК – злоупотребление служебным положением, что привело к тяжелым последствиям;
  • Ст.314 УК – незаконное принудительное введение психотропных препаратов против воли человека (2 дела);
  • Ст.364, ч.2 УК – злоупотребление служебным положением, что привело к тяжелым последствиям.

Грабёж, пытки, сокрытие преступлений, злоупотребление положением с тяжкими последствиями, насильственное введение психотропных препаратов и всё это вкупе с коррупцией институтов власти и системы правосудия. Такова действительная ситуация в правовом поле душевного здоровья страны. Психиатрия продолжает попытки получить больше денег от налогоплательщиков на продолжение ЭТОЙ деятельности. Но, может, сначала стоит провести хорошую зачистку всей системы?

Полиция, суды и прокуратура, которых затронули серьёзные реформы, и раньше имели хорошие результаты в своей работе. Психиатрия же никогда не имела положительных достижений, но сохранила свои формы и состав без изменений с того самого периода, когда являлась карательным придатком власти, ушедшей в прошлое. Не пора ли психиатрии отправиться вслед за каменными идолами социализма?

Если вы столкнулись с нарушением прав в психиатрии, и вам или вашим близким нужна помощь, звоните +38 (067) 465-3305; +38 (066) 803-5583 

Какие методы диагностики использует психиатрия?

По каким признакам и какими методами ставят психиатрический диагноз? Особенно это касается детской психиатрии. Что является основанием для назначения ребёнку антипсихотического препарата?

Когда мать спрашивает психиатра, назначающего антипсихотики её ребёнку, что происходит, и ссылается на понятные ей диагностированные невралгию или сложные роды, происходит то, что противоречит любой этике. Психиатр поднимает глаза к небу и многозначительно говорит: «Я же врач – я знаю. Здесь будет шизофрения». Единственный метод психиатрической диагностики и, более того, важный признак психиатрической власти – постановка диагноза с первого взгляда.

А. Г. Данилин рассказывает о методах диагностирования в современной психиатрии как они изменились в советское время.

В действительности, и в это верится с трудом, никаких реальных методов диагностики в психиатрии не существует. Изначально немецким психиатром Карлом Ясперсом (1883–1969 г.) создавалась идея научить психиатра эмпатии – осознанному сопереживанию эмоциональному состоянию другого человека. Предполагалось делать мгновенное спонтанное описание того что психиатр наблюдал: «Нервно сжимает руки, противоестественно улыбается и молчит, явно желая что-то сказать. Напряжена, волнуется, достаточно нехорошо выглядит». Без каких-либо терминов, только художественное описание наблюдаемого.

Затем эти записи убирались и через два-три дня, имея опыт общения с пациентом, к ним возвращались, пытаясь понять, что же почувствовали с первого раза. На этом строился диагноз. Позже в советской психиатрии эта модель была упрощена П. Б. Ганнушкиным. И вместе с этим любые другие методы, включая электроэнцефалограммы, МРТ, биохимические анализы, которые в лучшем случае лишь подшивались к истории болезни, как доказательство заранее поставленного диагноза.

Такая модель диагностирования сохраняется по сегодняшний день и представляет собой субъективное мнение отдельно взятого психиатра. Которое, кстати, может отличаться от таких же мнений других психиатров. И здесь мы имеем две острых проблемы.

Первая из них – вопрос объективности и справедливости диагноза. ГКПЧ регулярно получает обращения от пострадавших, на которых психиатрический диагноз был повешен произвольно, ради личной выгоды родственников, других заинтересованных лиц или самих же психиатров. Решётки психиатрических заведений удерживают людей лучше любой тюрьмы, из которой хотя бы можно выйти по окончании срока наказания.

Вторая проблема – вопрос лечения и назначения препаратов. Любой антипсихотик, антидепрессант или иной психиатрический препарат является опасным для физического здоровья наркотическим или изменяющим сознание и биохимию тела посторонним веществом. Побочные эффекты таких «лекарств» разрушают как психику человека, так и работу всех систем тела. Возникает не простой вопрос: как таким разрушительным воздействием на человека можно «вылечить» мнение врача-психиатра об этом человеке?

Если вы пострадали от действий психиатрии, ваши права были нарушены психиатром, и вам или вашим близким нужна помощь, звоните
+38 (067) 465-3305; +38 (066) 803-5583

Ассоциация психиатров Украины против Совета безопасности ООН

Между Ассоциацией психиатров Украины и Советом ООН по правам человека возникло ключевое противоречие.

При общем ходе реформ и положительных изменений в Украине психиатрия остаётся областью, которая большую часть времени усиленно гребёт в другую сторону. Президент Ассоциации психиатров Семён Глузман, по сообщению Укринформ, заявил о необходимости узаконить принудительное лечение людей с алкогольной и наркотической зависимостью. В то время как подавляющее большинство докладчиков Совета безопасности ООН по правам человека в конце сентября 2018 высказались за обязательный пересмотр такого подхода в отношении людей с психосоциальными отклонениями.

«В законе о психиатрии говорится, что мы должны оказывать помощь на добровольных началах, за исключением тех случаев, когда человек опасен для себя и окружающих. Считаю, что это правило должно распространяться и на эту категорию украинских граждан», – говорит Семён Глузман

Одна из главных причин, по которой Совбез ООН требует устранения норм о принудительном или недобровольном лечении – это возникновение большого количества злоупотреблений и нарушений прав человека в рамках такой недобровольной «помощи». Кто и по каким критериям будет определять степень опасности и необходимости принудительных мер? Там, где свобода человека зависит от мнения врача-психиатра, мы имеем невероятно высокий процент злоупотреблений, нарушений прав и уголовные преступления.

Только по Киеву, в рамках расследований ГКПЧ, с начала года открыто 35 уголовных производств, в том числе и по делу об убийстве. Трагическая смерть пациента Павловской психиатрической больницы Марины Довгой стала возможна лишь по той причине, что к ней были применены те самые меры принудительного лечения. Каждый месяц в ГКПЧ обращаются десятки людей с просьбами защитить их права или помочь выпутаться из принудительных сетей «помощи», которой их желает напичкать психиатрия.

И, конечно же, возникает вопрос, почему нарко и алкозависимые стали интересны психиатрам? Что психиатрия может предложить в качестве реабилитации этой категории населения? Электрошок? Передозировку галоперидолом? Горсти антидепрессантов, которые сами по себе наркотики? Смесь алкоголя и психиатрических препаратов – настоящая гремучая смесь, унёсшая тысячи и тысячи жизней. Психиатрия предложила миру кокаин, ЛСД, героин и огромное количество психотропов, которые по-настоящему опасны и для человека, и для общества побочными эффектами.

Стрельба в школах и на площадях – один результатов психиатрического лечения. Погибшие мировые звёзды и люди искусства – ещё один побочный эффект. Разрушенная армия и рост самоубийств – находим след психиатра. Разваленная система правосудия и коррупция в судах – психиатрия и здесь стремится занять лидирующие позиции. Гражданская комиссия по правам человека Украины постоянно публикует факты таких злоупотреблений и преступлений, призывая к радикальным реформам психиатрической системы. Без фундаментального пересмотра всей психиатрической системы дать ей право решать судьбу ещё одного обширного слоя населения – просто опасно для нашего будущего.

И если Совбез ООН выступает за расширение прав людей с психосоциальными проблемами, то Ассоциация психиатров в лице своего президента стремится ограничить их права, забирая право голоса от личности себе. Мировое сообщество говорит о чрезмерном применении химических препаратов там, где требуется социальная адаптация и замене жестокости и пыток закрытых психиатрических учреждений на нормальные для человека условия. Психиатрия жаждет посадить людей за свои решётки и продолжить свои эксперименты с препаратами на живых людях, заручившись правом на принудительное лечение.

На что рассчитывает психиатрия, пытаясь уменьшить права и свободы граждан страны? Хотят ли украинцы утратить своё право на собственную жизнь и доверить её психиатрии?

Если вы столкнулись с нарушением прав в психиатрии, и вам или вашим близким нужна помощь, звоните +38 (067) 465-3305; +38 (066) 803-5583

Психиатрическая жесткость в Украине и заключение ООН

5 ноября 2018 на горячую линия ГКПЧ обратилась пострадавшая, которую отправили в «психушку» за религиозные взгляды.

Месяц провела в психиатрической больнице Павлова пострадавшая М.О. после того, как дверь её квартиры 4 октября выбили сотрудники МЧС Киева. Полицию и психиатрическую бригаду к М.О. вызвали мать с братом из-за того, что та хотела принять ислам, как религию. Два здоровых санитара насильно вывели пострадавшую из квартиры, оставив там напуганную 3-х летнюю дочь.

В Павловской «психушке» М.О. против её воли и без решения суда удерживали месяц, подвергая насильственному «лечению» с передозировками препаратами: сибазон, аминазин, клопиксол. Аминазин известен своим болезненным воздействием на тело человека, и его применяли в советской карательной психиатрии, чтобы сломить волю инакомыслящим. Клопиксол так и не был одобрен для использования на рынке США, куда его в 1962 году пыталась выпустить фармкомпания Lundbeck.

М.О. смогла восстановить свои права и покинуть психиатрическое заведение, где её удерживали незаконно, благодаря консультации и содействию юридического отдела ГКПЧ Украины. Подано заявление на возбуждение уголовного дела против психиатров. Ранее она никогда не обращалась к психиатру и не имела проблем с психическим здоровьем.

Этот случай, к сожалению, не является из ряда вон выходящим. Положение бесправия, отсечения от общества и чрезмерного использования препаратов на тех, кого психиатр посчитал душевно не здоровым, свойственно не только для Украины. Таково общее состояние психиатрии. Об этом на 39 сессии ООН «Психическое здоровье и права человека» в сентябре 2018 говорили представители сферы душевного здоровья со всего мира. Специальный докладчик по вопросу о пытках и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видах обращения и наказания Нильс Мельцер осудил незаконное принудительное помещение в психиатрические учреждения и отметил, что это может приравниваться к пыткам и жестокому обращению.

Представитель ЮНИСЕФ Нина Ференчич напомнила, что психические заболевания часто являются прямым следствием насилия, бесчувственного отношения и жестокого обращения. И что именно такое обращение распространено в специализированных учреждениях. Она выразила озабоченность в связи с криминализацией, контролем и полицейским наблюдением в рамках обеспечения психического здоровья, что не имеет каких-либо аналогов в других областях здравоохранения.

Действительно, трудно себе представить, что дверь вашей квартиры вышибает спецотряд МЧС для того, чтобы пригласить вас к стоматологу или на ежегодный медицинский осмотр. Противоправный и карательный аспекты существуют только в психиатрии, которая заявила себя экспертом в душевном здоровье. Но её жестокость, бездоказательность и обилие преступлений против личности не решают, а только усугубляют проблемы психического здоровья людей.

ГКПЧ Украины призывает общественность и законодательные органы страны к процессу активного реформирования этой сферы для создания безопасного демократического государства, в котором ценят права и свободы граждан.

Если вы или ваши близкие пострадали от действий психиатров, сообщайте в ГКПЧ Украины по тел. +38 (067) 465-3305; +38 (066) 803-5583 

Открыты уголовные дела об убийстве в ТМО «Психиатрия»

27 октября 2018 года юридическим отделом ГКПЧ были получены документы об открытии ещё 11 уголовных производств в деле об убийстве Марины Довгой.

Месяц назад ГКПЧ удалось добиться открытия уголовного производства по делу об убийстве Марины Довгой в ТМО «Психиатрия». Это произошло через полтора месяца после самой трагедии 06.08.2018. Не дали результата 32 заявления о преступлении, и уголовные дела не открывались. Тогда юристом ГКПЧ В. А. Винником было подано ещё 165 жалоб о бездействии и 4 апелляции в каждый из районных судов Киева. Шевченковский, Печерский и Соломенский суды вынесли 26 законных решений, которыми обязали ГУНП в г. Киеве, ГСУ СБУ, НАБУ и ГПУ внести в Единый реестр досудебного расследования, сведения о совершении преступления, предусмотренного ст.115 УК Украины – умышленное убийство.

Судебные решения не исполнялись, пока не было направлено ещё 137 заявлений с требованием выполнить эти судебные решения, с копиями решений в ГПУ, НАБУ, САП ГУНП, СБУ, Киевскую прокуратуру №7, Подольское УП ГУНП в г. Киеве. И лишь после этого 28 сентября 2018 было открыто первое уголовное дело по признакам убийства против ТМО «Психиатрия».

Значительный вклад в то, чтобы эта мёртвая глыба беззакония сдвинулась с места, освободив дорогу правосудию, сыграла Пятая Международная выставка «Психиатрия: индустрия смерти». Она проходила с 26 августа по 24 сентября на Майдане, и её главной особенностью стала публикация для широких масс материалов, собранных ГКПЧ за пять лет работы в Украине. Огласка преступлений, жестокости и противоправных действий психиатрии против граждан Украины вызвала резонанс в обществе. Новость о трагедии Марины Довгой в фейсбуке обсуждалась на протяжении всей выставки с сотнями комментариев.
Были те, кто не верил. Кто-то обвинял и требовал от ГКПЧ точных сведений и что сделано.

И были друзья Марины, знакомые и те, кто тоже пострадал от незаконных действия психиатров и кому нужна помощь.

За время работы выставки было задокументировано 12 случаев преступлений, связанных с действиями психиатров. Люди прямо на выставке рассказывали свои истории о жестокости и мошенничестве. О нарушении своих прав и загубленных жизнях. Большинство историй связано с Киевской городской психиатрической больницей № 1 им. И. П. Павлова, которая является центром ТМО «Психиатрия». ГКПЧ впервые добилась открытия уголовного дела против преступной группы, действующей в ТМО «Психиатрия» 15 октября 2018.

И вот ещё один промежуточный итог работы ГКПЧ, важной частью которой являются выставки «Психиатрия: индустрия смерти». Начато ещё одиннадцать досудебных расследований по признакам уголовных преступлений. Прокуратурой г. Киева во исполнение решений Печерского суда г. Киева открыто 10 уголовных дел:

  • два по ст. 151 УК Украины – незаконное помещение в психиатрическое заведение;
  • три по ч. 2 ст. 364 УК Украины – злоупотребление служебным положением, что привело к тяжким последствиям;
  • два по ст. 365 УК Украины – превышение служебных полномочий;
  • два по ст. 314 УК Украины – принудительное введение психотропных препаратов против воли человека, что привело к смерти;
  • одно по ст. 396 УК Украины – сокрытие преступления.

В исполнение решения Соломенского суда г. Киева НАБУ открыло одно уголовное дело. Всего же за период около месяца открыто 21 уголовно дело, связанное с преступлениями психиатров. Огромную роль в этом играют просветительские выставки «Психиатрия: индустрия смерти», которые раскрывают правду о прошлом и настоящем «психиатрического лечения».

Если вы или ваши близкие пострадали от действий психиатров, сообщайте в ГКПЧ Украины по тел. +38 (067) 465-3305; +38 (066) 803-5583 

Недееспособных лиц защищает Конституционный суд Украины

11 октября 2018 года КСУ признал неконституционными положения закона «Об обращении граждан», согласно которым обращения недееспособных лиц в суд не рассматривались вообще, а обращения с жалобами рассматривались только от их законных представителей (опекунов).

Это создавало ситуацию, при которой недееспособное лицо становилось в прямом смысле собственностью опекуна и утрачивало шансы восстановить свои права, если того не пожелает опекун.

«Конституційний Суд України звертає увагу на те, що стаття 40 Конституції України не передбачає можливості обмеження права кожної людини на звернення до органів державної влади, органів місцевого самоврядування, їх посадових і службових осіб», – сообщается на официальном сайте КСУ.

Иными словами, признание лица недееспособным не может автоматически лишать его правоспособности. Такое несоответствие частного закона положению Конституции нередко использовалось в преступных целях. Родственники, конкуренты по бизнесу или даже соседи со злыми умыслами обманом или силой в сговоре с психиатрами помещали человека в психиатрическое заведение. За невысокую плату вскоре ему определяли инвалидность по психическому здоровью, и через время он становился недееспособным, утрачивая все свои права и становясь собственностью опекуна. Зачастую опекуном становится само психиатрическое заведение.

Только за первую половину 2018 года в ГКПЧ поступило четыре заявления от лиц, которые по такой схеме за короткий срок стали недееспособными, утратив все свои права.

«Моя мать без всякой причины внезапно вызвала психиатрическую скорую ко мне на квартиру и меня насильно отправили в психиатричку в мае 2014 на 4.5 месяца, а потом ещё 9 раз на такие же сроки. Затем сделала меня инвалидом без моего ведома, а в 2015 через полгода сказала, что я недееспособная, и она мой опекун. Если я отказываюсь от «лечения» в психиатричке, то она грозится отправить меня в ПНИ. Прошу ГКПЧ рассмотреть возможность расследовать мой случай и помочь защитить мои права, восстановить дееспособность, снять инвалидность и вернуться к полноценной жизни», –  пострадавшая С.О., 26.01.2018

Проблема осложняется тем, что большинство таких лиц лишены даже возможности связи с внешним миром, доведены до отчаяния и никуда не обращаются. Можно лишь предполагать реальные цифры пострадавших от подобного рода афер.

«Меня мой отец Т. И. и его любовница М. Д. [имена изменены, прим. ред.] насильно отправляли в психиатричку 14 раз, сделали недееспособной. Прошу ГКПЧ восстановить дееспособность, снять диагноз, защититься от психиатров и вернуть ребёнка», –  пострадавшая К.В., 01.06.18

Конституция страны – это главное соглашение между гражданами и государством, которое определяет права, свободы и взаимоотношения в стране. Но когда Конституция нарушается, то принципы правовой демократии теряют смысл и её место занимает диктатура или анархия. Конституционный суд – единственный орган, который контролирует и гарантирует верховенство Конституции Украины на всей её территории для любых категорий граждан.

«Меня насильно сделали недееспособным. Прошу ГКПЧ рассмотреть возможность расследовать мой случай и помочь защитить мои права, возобновив дееспособность», – пострадавший Р.А. 21.03.2018

Свои решением КСУ обязал Верховную Раду привести неконституционные положения Закона в соответствие с Конституцией Украины и настоящего Решения. Это решение окончательно, не подлежит обжалованию и неправовые положения утратили свою силу с момента принятия Судом решения. Вот как комментирует это решение президент ГКПЧ Украины Вилинская Анастасия:

«Конституционный Суд Украины, как мы видим, стоит на страже соблюдения прав граждан, не зависимо от их статуса. Это уже второе решение КСУ в защиту лишенных дееспособности граждан, которые до 2016 года вообще не существовали, как субъекты права. Благодаря психиатрии, эти люди являлись полной собственностью своих опекунов, которые попросту использовали своих подопечных в корыстных целях. Теперь, благодаря конституционному суду, недееспособные люди получили возможность обращаться в органы государственной и местной власти, если их права нарушаются. Это значительно расширяет спектр прав недееспособных»

Интересен тот факт, что параллельно с рассмотрением этой правовой коллизии, 28 сентября 2018 в Верховной Раде прошёл круглый стол на тему: «Обеспечение права на охрану здоровья недееспособных лиц. Актуальные проблемы и пути их решения». Среди выступавших был известный уже в Украине Исполнительный директор международной организации «Права человека в сфере психического здоровья — Федерация Глобальная инициатива в психиатрии» Роберт ван Уоррен. Он отметил, что:

«Один из худших остатков советской истории — система опеки… Конечно, должны быть ограничения права недееспособных, но нельзя лишать их прав совсем. Почти 50 000 человек в стране остаются изолированными от общества, и часть из них находится в жалких условиях».

Президент ГКПЧ А. Вилинская выразила надежду, что результатом этого круглого стола, как и других подобных мероприятий, станет ускорение процесса позитивного реформирования в сфере душевного здоровья. И что психиатры, которые раз за разом оказываются заинтересованной стороной в подобных нарушениях конституционных прав граждан, и которые составили подавляющее большинство на этой встрече, не станут препятствием в проведении программ, призванных обеспечить права граждан и устранить жестокость и преступность из психиатрии в Украине.

Если вы столкнулись с нарушением прав в психиатрии и вам или вашим близким нужна помощь, звоните +38 (067) 465-3305; +38 (066) 803-5583

Психіатрія: індустрія смерті в Києві. Вересень 2018. Підсумки

15 жовтня 2018 ГКПЛ України представила результати виставки «Психіатрія: індустрія смерті», яка завершила свою роботу в Києві в кінці вересня.

23 вересня пізно ввечері останній відвідувач покинув експозицію «Психіатрія: індустрія смерті», яка протягом місяця приймала гостей в Києві на Майдані Незалежності. Це п’ята вже виставка, що проводиться ГКПЛ в Україні, і її головною особливістю став новий стенд «Психіатрія: індустрія смерті в Україні». Тисячі українців, знайомлячись з фактами з усього світу про історію психіатрії та приховані загрози, які психіатрія несе суспільству сьогодні, ставили одне і теж питання: «Що відбувається з душевним здоров’ям в нашій країні? Чи настільки жахлива ситуація, як це представлено?».

П’ять років безперервної роботи волонтерів ГКПЛ дозволили зібрати достатньо фактичного матеріалу про події в українській психіатрії та надати їх на огляд широкому загалу. Нова панель відображає всі жахи і свавілля психіатричної системи в Україні на сьогоднішній день. Смерть, поневолення, насильницьке заколювання препаратами – реальні приклади живих людей, факти злочинів і свавілля системи.

За 30 днів виставку відвідало більше 30000 людей, серед яких чимало журналістів, лікарів, юристів, робітників соціальної сфери, психологів, психотерапевтів, студентів, чиновників та інших гостей. Кожний відвідувач мав можливість отримати матеріали, ідентичні новому стенду, з фактами порушення прав людини у психіатрії в Україні. Більше 3500 матеріалів було розповсюджено у руки фахівців.

Також знаковою подією цьогорічної виставки стала організована лекція відомого психіатра, нарколога, члена міжнародної асоціації психотерапевтів, Олександра Генадійовича Даніліна. Захід відвідало більше 100 фахівців: лікарі, психологи, психотерапевти. Олександр Генадійович поділився 30-ти річним досвідом роботи у психіатричній галузі і висновками до яких він прийшов. Він підкреслив, що нині психіатричний метод «лікування» психічних розладів лише ще більше поневолює людину і ніяк іі не лікує. Що там де потрібна турбота, терпіння і час застосовують жорстокість, закалювання препаратами і насилля.

За місяць роботи виставки, волонтери Гомадянської комісії з прав людини розповсюдили понад 240000 листівок з інформацією про виставку та про проблематику у психіатричній галузі.  Також тему презентації нової панелі висвітлили у ЗМІ.

Загалом увага суспільства до зловживань у психіатричній сфері зростає, суспільство задається питанням, чому у демократичній державі за гроші платників податків існує система з нульовим відсотком результативності і з величезними кількостями щоденних зловживань? Чому все менше і менше людей звертаються за власним бажанням до психіатрів, а держава і на далі продовжує фінансувати цю галузь? Чому до сьогоднішнього дня існують психіатричні «концтабори», вийти з яких неможливо ніколи, а одужати чи соціалізуватись тим більше?

Психіатрія має бути змінена, та має існувати у рамках закону і бути основана на принципах гуманності і допомоги.

Якщо ви або ваші близькі постраждали від дій психіатрів, повідомляйте в ГКПЛ України за тел. +38 (067) 465-3305; +38 (066) 803-5583

Конец Днепровской «карательной психбольницы»

17 сентября 2018 года МОЗ официально сообщил о начале реорганизации Днепровской психиатрической больницы со строгим надзором.

Процесс реорганизации вскрыл шокирующие факты. В заведении содержится шестеро иностранцев, из которых лишь по одному было сделано сообщение консулу, как этого требует законодательство. Пятеро других содержатся в нарушение закона. Там же находятся четверо пациентов, по которым суд ещё в июне, июле и августе принял решение о переводе.

Жах совєцької каральної психіатрії, який досі живе у цьому закладі, переживають всі пацієнти, які там знаходяться. Умови, в яких живуть люди, принижують гідність і суперечать міжнародним нормативно-правовим актам про права людини. До вбиральні пацієнти ходять суворо за графіком, у двері туалетів вмонтоване вікно, а на ніч у палатах залишають увімкненим яскраве світло.

Так 31 июля написала в своём фейсбуке исполняющая обязанности министра охраны здоровья Украины Ульяна Супрун. Ранее, в июле 2018 года, в ходе рабочего визита в это учреждение она обнаружила архивные материалы, подтверждающие использование больницы в карательных целях. В период с 1968 по 1991 годы психиатрия использовалась здесь репрессивными органами для политических преследований и через это учреждение прошли известные диссиденты Анатолий Лупинос и Леонид Плющ.

Именно в «Днепровскую карательную» с диагнозом «вялотекущая шизофрения», которого не существовало более нигде в мире, попадали не угодные тогдашнему политическому режиму инакомыслящие из Молдовы, Беларуси, Украины и стран Балтии. К ним применяли психиатрическое насилие для подавления противной СССР философии свободы. Их тайно изолировали от общества, лишая надежды единомышленников и ломая противодействие системе. 19 августа омбудсмен Валерия Лутковская отправила Генпрокурору Украины Юрию Луценко обращение о необходимости расследовать карательную психиатрию в Днепре.

Реорганизация проводится в соответствии с обновлёнными требованиями Закона Украины «О психиатрической помощи». Её пациентов будут переводить в обычные стационары по месту жительства. Принудительные меры медицинского характера (не связанные с лишением свободы), должны совершаться в психиатрических заведениях в пределах административно-территориальной единицы жительства, по его желанию.

Значительную часть пациентов этого заведения со строгим надзором составляют те, кто был признан судом невменяемым на момент совершения преступления. Вместо лишения свободы в тюремных стенах, их содержат в психиатрическом заведении. И если преступник по окончании срока наказания выходит на свободу, то из этого заведения выйти было практически невозможно. Теперь пациенты имеют доступ к правосудию, и могут требовать пересмотра назначенных им принудительных мер.

Директор Украинского Хельсинского союза по правам человека Александр Павличенко так прокомментировал процесс реорганизации:

Анализ судебной практики 2017-2018 годов свидетельствует о достаточно активном применении судами нормы статьи 19 Закона в пользу лица, проходящего лечение, при принятии решений по заявлениям психиатрических больниц об изменении вида применения принудительных мер медицинского характера на оказание амбулаторной психиатрической помощи в принудительном порядке по месту проживания.

Мониторинговые визиты правозащитных организаций и Омбудсмена постоянно проявляли системные нарушения конституционных прав пациентов в психиатрических больницах со строгим наблюдением. Поэтому ликвидация таких учреждений как рудиментов советской карательной системы назрела давно.

Само по себе проникновение психиатрии в царство Фемиды произошло не так давно. В 1940 годах психиатры заявили о своём намерении внедриться в правосудие, чтобы внести «иную интерпретацию идеи правильного и неправильного и в конечном счёте вырвать эту идею с корнем». А в 1954 году Федеральный апелляционный суд Вашингтона принял постановление, по которому «умственно неполноценный человек не может нести уголовную ответственность за совершение противоправных действий». Это вызвало ликование в психиатрических кругах, о чём открыто заявлял психиатр Карл Меннингер. После этого решения и под влияние психиатрии система правосудия дала опасную трещину.

Демократию от тоталитарных режимов отличают принципы господства права. Граждане демократического государства рассчитывают на то, что система правосудия обеспечит их спокойствие и безопасность. Но справедливая система решения юридических вопросов была надломлена и количество свидетельств психиатров в судах выросло в разы, подрывая веру общества в быстрое и беспристрастное правосудие.

Только за последние четыре недели ГКПЧ было составлено и подано 360 заявлений и 92 жалобы о преступлениях психиатров и должностных лиц, включая судей и сотрудников следственных органов. Получено 61 законное судебное решение и принято участие в 71 судебном процессе. Подано 17 заявлений о преступлениях и предоставлено 13 юридических консультаций пострадавшим от действий психиатров.  Так сегодня происходит «реформа» Украинской психиатрии, и процесс приведения её к Европейским нормам гуманизма и обновленным положениям законодательства Украины.

Если вы или ваши близкие пострадали от действий психиатров, сообщайте в ГКПЧ Украины по тел. +38 (067) 465-3305; +38 (066) 803-5583 

Проблемы современной психиатрии и необходимость менять сознание

20 сентября 2018 г. ГКПЧ Украины провела в Киеве для специалистов лекцию известного психиатра и автора-публициста А. Г. Данилина о проблемах современной психиатрии.

Более 100 профессионалов в области психологии, психиатрии, психотерапии, медицины и образования собрались в центре Киева, в конференц-зале Admiral Hall на лекцию «Практический взгляд на проблемы современной психиатрии». Александр Геннадиевич Данилин член Международной ассоциации психоаналитиков, психотерапевт, врач-нарколог, автор книг, статей и интервью в СМИ ещё раз обратил внимание на основные термины и законы, на которых базируется современная психиатрия. Совместно с аудиторией была проанализирована реальная ситуация, степень искажения первоначального смысла некоторых базовых принципов и отклонение от первоначального смысла понятий.

Лектор приводил примеры и цитаты, демонстрирующие необходимость терпимости, благодушия и любви к тем, кто попал в непростое состояние. Он категорически настаивал на неприемлемости жестокого, бесчеловечного и унижающего отношения к людям с психическими расстройствами. Однако факты, представленные в докладе ОО Гражданская комиссия по правам человека «Психиатрия: индустрия смерти в Украине», показывают обратную картину. Бесчеловечное и жестокое отношение к пациентам психиатрических учреждений сегодня является нормой. Пример тому – история Александры Хромовой, которую обманным путём лишила квартиры в Одессе мошенница. Используя психиатрию с её недоказуемыми диагнозами, она отправила А. Хромову на пожизненное пребывание в психоневрологический интернат. Невыносимые для жизни условия интерната за несколько месяцев превратили цветущую, жизнерадостную женщину в беззубую, седую, горбатую старушку со сломанной судьбой.

По мнению Александра Данилина реальная цифра пациентов психиатрических заведений сегодня должно составлять не более 5-10% от того количества, которое в них находится. Остальные люди – это те, с кем можно и нужно работать действенными не психиатрическими методами, и которых необходимо обследовать и лечить от соматических заболеваний.

В завершение лекции состоялась продолжительная дискуссия. Гости мероприятия оставили отзывы:

Глубочайшая по смыслу лекция Данилина А. повергла меня в шок. Интереснейший, умнейший человек, врач по призванию, философ по состоянию души, сопереживающая миру и людям личность. Реальность бытия он очертил точно и доступно. Многие вещи я записала для себя и буду транслировать их на своих лекциях для молодого поколения. Приятно, что есть люди, меняющие мир, и так грамотно и харизматично доносящие важную информацию. Необходимость менять сознание и жизненные сценарии людей, есть приоритетным для общества, – психолог.

Дякую за захід. Використання препаратів та методів лікування лікарями описую перефразованною цитатою, в моєму формулюванні: «Ми їмо щоб жити, а не живимо, щоб їсти». Я лікую і цим заробляю на життя! А не заробляю, і між іншим лікую, коли вистачає. Для відвідувачів чарівний ефект. Успішного продовженні вашої праці, – врач.

ГКПЧ Украины – некоммерческая общественная организация, которая защищает права человека в области душевного здоровья и добилась принятия ряда законов, останавливающих жестокость и вредоносные практики. ГКПЧ борется за восстановление неотъемлемых прав человека, включая право на информированное согласие с обоснованным с медицинской точки зрения психиатрическим диагнозом, право знать про опасные последствия психиатрического лечения, право на альтернативные методы медицинского лечения и право отказаться от любого лечения, которое человек посчитает вредоносным.