Суд отменил незаконное лишение дееспособности от психиатра

08.04.19 пресс-центр ГКПЧ Украины сообщает: Днепровский апелляционный суд отменил незаконное судебное решение о лишении дееспособности  Анны К. и восстановил её права.

Днепровский апелляционный суд, удовлетворил апелляционную жалобу Анны К., направленную при поддержке юридического отдела ГКПЧ Украины на рассмотрение в июле 2018 года. Этим суд отменил решение Жовтневого районного суда г. Кривой Рог от 13 апреля 2016 года о незаконном лишении Анны К. дееспособности.

Парадоксально в этой истории то, что Анна узнала об этом решении случайно. Будучи в статусе недееспособной, она вела предпринимательскую деятельность, платила налоги и не подозревала о том, что была лишена гражданских прав заочно.

История началась с того, что родной отец в сговоре с сестрой Анны, начали инициировать её помещение в психиатрическое заведение. Мотивом была обычная зависть успехам Анны и заработкам. Путём фальсификации психиатрической экспертизы, втайне от Анны, сестра добились того, что судья Жовтневого районного суда г. Кривой Рог 13.04.2016 лишил Анну дееспособности и назначил опекуном её мать.

Никакой экспертизы не проводилось. Сама Анна в судебном заседании участия не принимала. Суду был представлен фиктивный документ проведения амбулаторной психиатрической экспертизы.

Вероятно, расчёт был на несовершенство права, которое без каких-либо оснований позволяет психиатру навешивать на людей ярлыки, объявляя их душевно больными или даже опасными для общества. Провоцируя конфликты в семье, горе родственники вполне могли поместить Анну в ПНИ на пожизненное пребывание и завладеть её имуществом, включая часть квартиры.

В ГКПЧ поступают сотни обращений граждан о постановке психиатрических диагнозов с нарушением прав человека. Анна К., ничего не подозревая, продолжала свою деятельность, пока случайно в 2018 году из реестра судебных решений не узнала о том, что два года назад была лишена гражданских прав. С просьбой помочь восстановить свои права Анна обратилась в ГКПЧ.

За февраль-март 2019 года Гражданская комиссия по правам человека (ГКПЧ) получила:

  • Свыше 600 звонков на горячую линию (10 в день!).
  • Новых обращений по случаям нарушений прав 82 (почти ДВА в день).
  • Было предоставлено 152 консультации по нарушениям прав людей психиатрами
  • Задокументировано 18 случаев .
  • Составлено 10 анкет для возбуждения уголовных дел по преступлениям психиатров.
  • Предотвращено незаконных безосновательных попаданий в психиатрический стационар – 10.
  • Спасено из психиатрических стационаров 5 человек, удерживаемых там в нарушение прав и законности.

Следует обратить внимание, что при расследовании значительной части случаев попадания людей в психиатрические больницы, или лишения их гражданских прав, факты указывают на существование преступной схемы с участием врача-психиатра.

Из содержания решения следует, что Днепровский апелляционный суд, выслушав доводы Анны К., принимавшей на этот раз участие в заседании, отменил решение суда первой инстанции. Суд критично отнёсся к сфальсифицированной экспертизе, посчитав её недостаточным основанием для лишения Анны К. дееспособности. Одновременно с этим суд отказал родственникам в притязаниях на лишение Анны дееспособности.

На сегодня решение суда вступило в силу. Национальной полицией открыто уголовное дело по незаконному помещению Анны в психиатрическое заведение. Проводится досудебное расследование.

Если вы или ваши близкие пострадали от действий психиатров, сообщайте в ГКПЧ Украины по тел. +38 (067) 465-33-05; +38 (066) 803-55-83 

Ребёнок у психиатра. Что необходимо знать родителям о «проблемах психического развития»

У ребёнка могут быть проблемы. Но родителям необходимо знать несколько вещей, первая из которых, что ни о каких психических болезнях у ребёнка до семи лет (начало социализации) говорить нельзя.

В советской психиатрии – той самой, где создавалась политическая психиатрия, – тем не менее, чётко учили, что до 7 лет следует обращаться к неврологу или психоневрологу, но не к психиатру. Главной проблемой детей чаще всего является задержка психического развития или повышенная возбудимость. Такие проблемы почти всегда вызваны лёгкими неврологическими расстройствами.

Немного истории: в 80-х г. г.  главным психиатром СССР был профессор Портнов А. А. (1914 – 2006). Он был заведующим кафедрой психиатрии в Военно-медицинской академии им Кирова (СПб), позже директором Московского научно-исследовательского института психиатрии и умел дистанцироваться от политики. Автор учебника психопатологии. В его школе был ряд вещей, которые твёрдо понимали и знали, но которые сейчас полностью ушли. И это важно знать родителям.

Если вы нашли любое неврологическое расстройство, – повышенное внутричерепное давление, напряжённость нервной ткани, сниженный порог судорожной готовности или признаки врождённой гипоксии (кислородное голодание), то ни в коем случае не следует влезать в психиатрию. Лечим одну болезнь. И если нашли известную болезнь, то не говорим о неизвестной.

Многие женщины сегодня рожают в позднем возрасте, и ребёнок может появиться с той или иной внутриутробной гипоксией. Его мозгу нужно помогать и это успешно делают неврологи, прописывая антиоксиданты и витамины группы В. Сейчас это происходит иначе.

Пример: нашли небольшую кисту мозга. Это не опухоль, а небольшая складочка тканей. Но она может вызывать избыточное напряжение в нервной ткани и какие-то психологические проблемы. А если говорить точнее, то заострение обычных детских проблем и более яркую их выраженность.

Психиатр не лечит и не имеет права лечить никакой кисты и никакой неврологии – это не его специальность. Так было в 80-х. А сегодня он просто обязан приплюсовать и написать нечто вроде «микрокиста 4-го желудочка вызвала появление шизофрении». И эту шизофрению будет лечить уже он.

Многие родители ошибочно думают, что если при обследовании психиатр нашёл какую-то болезнь, то её он и лечит. Нет! Психиатр к имеющейся болезни приплюсовывает лишнюю сущность. Он говорит: «Киста спровоцировала у вашего ребёнка шизофрению. Шизофрения опасна, а киста – это фигня. Будем лечить шизофрению». Этого ни в коем случае делать нельзя! Любые нейролептики или антидепрессанты будут ухудшать проблемное состояние нервной ткани. Это написано в инструкции к таким психиатрическим препаратам. Мы получим замкнутый круг. Ребёнку дают нейролептик – его состояние ухудшается. И это надо знать родителям, чтобы выжить.

Ребёнок будет какаться, писаться, будет всё хуже учиться в школе, родители будут приходить к психиатру, тот будет говорить: «Видите, какая болезнь тяжёлая!». Но основной проблемой, которая вызвала первичные изменения поведения – бессонницу, беготню, нарушение концентрации внимания – никто заниматься не будет. И даже невролог сегодня может сказать: «Вы лечитесь у психиатра? Идёшь бабка? Иди, иди…».

Если вы оказываетесь у детского психиатра, – это придуманная ложная сущность. Причиной поведенческих нарушений у ребёнка может быть, например, щитовидная железа. И это не обязательно какие-то тяжёлые формы – они сразу видны. Это могут быть незначительные аутоимунные отклонения. Проверив антигенную системы щитовидной железы, вы можете снять многие вопросы того, что происходит с ребёнком.

Главная проблема в том, что психиатр – это человек, который выявляет «тайную дополнительную сущность». Ему не важно, что вы нашли в обследованиях. Так что, прежде чем впадать в «белую обезьяну» и искать в поведении ребёнка сумасшествие, сходите к нормальному неврологу. Сделайте МРТ, осмотрите внимательно щитовидку, посмотрите с помощью хорошего доктора биохимию. Не всегда, но в 90% случаев, вы такую проблему найдёте.

Самый худший вариант – если мама вовремя беременности принимала психотропные препараты. Этого ни в коем случае делать нельзя, как бы плохо вы себя не чувствовали. Все до единого нейролептики вызывают сложные дефекты обмена веществ у плода. Все они проникают через плаценту и молоко в организм ребёнка. А значит, ваш ребёнок будет лечиться нейролептиками вместе с вами, и вы рискуете получить разные формы слабоумия. Лечить их будет очень трудно. Сложно нормализовать врождённые дефекты обмена веществ.  

Чтобы не говорили доктора, про атипичные нейролептики или что угодно другое, и какой бы «страшной формой безумия» вы не страдали, если вы решили рожать, то с первого дня беременности никаких психотропных препаратов быть не может.

Если вы столкнулись с нарушением прав в психиатрии, и вам или вашим близким нужна помощь, звоните +38 (067) 465-3305; +38 (066) 803-5583

Над 25-летней жительницей Крыма больше месяца издеваются в психбольнице

24 февраля 2019 года мать Леры вместе с участковым полицейским заставили девушку пойти на приём к психиатру. Тот сразу выписал Лере направление на госпитализацию в психиатрическую больницу №5 (Строгановка) недалеко от Симферополя. Всё произошло в один день – в выходной, когда отца Леры не было в городе, а её жених уехал по делам в Москву. С тех пор девушку насильно удерживают в психбольнице, издеваются и закалывают психотропными препаратами.

ЧТО участковому психиатру сказала мать, после чего тот моментально согласился госпитализировать девушку, пока загадка. Однако сам психиатр сообщил Лере, что ей надо полежать в психбольнице, так как «она не работает и сидит на шее у родителей».

В психбольнице Леру под давлением заставили подписать согласие на лечение, а если не подпишет, угрожали закрыть на полгода через решение суда. Пять дней молодую девушку, которая не представляла опасности ни для себя, ни для окружающих, держали в палате строгого режима, пока она не подписала согласие на «добровольное лечение».

Очевидно, администрация психбольницы № 5 намеренно вводила в заблуждение и запугивала пациентку, так как законом о психиатрической помощи не предусмотрено полугодовое лечение. В законе указано, что санкцию суда на недобровольное лечение через полгода необходимо продлевать в судебном порядке. А выписка пациента из психиатрического стационара происходит по решению врачебной комиссии, а не по решению суда.

Это не первая попытка матери поместить Леру в психбольницу. Мать не скрывает, что хочет, чтобы дочери дали инвалидность по психическому расстройству – так она сможет получать дополнительную пенсию на неё. По свидетельству знакомых и других близких родственников, Лера – девушка общительная, контактная, не конфликтная, желающая работать и умеющая находить общий язык с людьми. Педагог по образованию и по призванию – преподаватель ИЗО для детей.

Узнав о госпитализации в психбольницу, её жених вернулся в Крым и связался с Гражданской комиссией по правам человека, чтобы помочь Лере выйти из стационара. Лера написала отказ от госпитализации, после чего психбольница мгновенно инициировала судебное заседание, в результате которого суд вынес решение о недобровольном психиатрическом лечении Леры.

Девушку по решению суда продолжили удерживать в психиатрической больнице. При этом судебное решение было построено целиком на показаниях матери, которая попросту оговорила свою дочь, приписав ей суицидальные наклонности. Кроме того, суд незаконно допустил мать в судебный процесс, назвав её законным представителем Леры. Но у дееспособного совершеннолетнего лица, которым Лера и является, не может быть никакого законного представителя.

Сейчас по решению психиатров девушке полностью запретили с кем-либо видеться. Какое-то время Лера сообщала о себе через окно, но когда об этом узнали, её перевели в другую палату, лишив всех средств связи. Лере удалось передать записку, где она сообщает, что с ней грубо обращаются, орут на неё, доводят до слёз, а потом колют успокоительные препараты.

Из разговоров жениха Леры с врачами, стало известно, что девушку выписывают. Однако эти обещания продолжаются две недели! Само по себе «обещание выписать» свидетельствует о том, что оснований для «лечения» у психиатров нет. Но Леру продолжают удерживать в психушке, грубо с ней обращаться и закалывать психотропными препаратами.

Жених Леры подал заявления в Прокуратуру и Минздрав.

Эта история пришла от наших коллег из московского офиса ГКПЧ. Безусловно, Крым сейчас находится вне правового поля по многим аспектам. Однако психиатрия является для любого места Земли особой территорией без прав, без помощи и гуманного отношения к людям. В настоящий момент против преступной группы психиатров, действующей в Киеве, и чиновников, покрывающих их преступления, при содействии ГКПЧ Украины возбуждено более 150 уголовных дел.

Если вы или ваши близкие пострадали от действий психиатров, сообщайте в ГКПЧ Украины по тел. +38 (067) 465-33-05; +38 (066) 803-55-83

Преступления психиатров в Киеве расследует ГБУ

За первую половину марта 2019 г. Государственное бюро расследований в Киеве открыло ещё 21 уголовное дело в отношении преступлений, совершённых психиатрами в Украине.

01.03.19 юридический отдел Гражданской комиссии по правам человека получил документы об открытии Государственным бюро расследований 17 уголовных дел, и 05.03.19 о ещё четырёх производствах в отношении преступной группы ТМО ПСИХИАТРИЯ, действующей на территории психиатрической больницы им. Павлова в Киеве. Всего же за период с 25.01.2018 по преступлениям психиатров и служебных лиц, покрывающих эти преступления и/или препятствующих правосудию, открыто 166 (СТО ШЕСТЬДЕСЯТ ШЕСТЬ!!!) уголовных дел.

Значительное содействие в осуществлении правосудия оказали Печерский и Шевченковский районные суды г. Киева Из документов следует что ГБУ открыты уголовные дела по убийству в ТМО ПСИХИАТРИЯ Довгой Марины, о незаконном помещения в психиатрические заведения Ольги М., Андрея С., Анны П., Юлии К. и о принудительном введении им психотропных препаратов. Также начато расследование незаконного помещения в Белоцерковский психоневрологический диспансер и принудительное ведение психотропных препаратов Маргарите Б.

Уголовные дела открыты по признакам состава преступлений:

  • Ч. 3 ст. 314 УК Украины. Принудительное введение психотропных препаратов, что привело к смерти человека.
  • 7 уголовных дел по ч. 2 ст. 365 УК Украины. Превышение служебных полномочий, что привело к тяжким последствиям.
  • 3 уголовных дела по ч. 2 ст. 151 УК Украины. Незаконное помещение в психиатрическое заведение, заведомо психически здорового человека, что привело к тяжким последствиям.
  • Ст. 256 УК Украины. Содействие преступной организации.
  • 2 уголовных дела по ч. 2 ст. 364 УК Украины. Злоупотребление служебным положением, что привело к тяжким последствиям.
  • 4 уголовных дела по ст. 115 УК Украины. Умышленное убийство.
  • Ч 2 ст. 146 УК Украины. Похищение людей, что привело к тяжким последствиям.

Национальным антикоррупционным бюро Украины открыты уголовные дела по признакам состава преступления:

  • Ч. 2ст. 367 УК Украины. Служебная халатность, которая привела к тяжким последствиям.
  • Ч. 2 ст. 151 УК Украины. Незаконное помещение в психиатрическое заведение заведомо психически здоровых людей, что привело к тяжким последствиям.
  • Ч. 3 ст. 314 УК Украины. Незаконное введение психотропных препаратов против воли человека, что привело к смерти.
  • Ст. 115 УК Украины. Умышленное убийство.
  • Ч. 2ст. 256 УК Украины. Содействие преступной организации, что привело к тяжким последствиям.

Ранее отдельные лица из ГБР, СБУ и НАБУ саботировали процесс и препятствовали правосудию. Добиться активных действий по расследованию преступлений психиатров и служебных лиц удалось после того, как юристом ГКПЧ Винником В. А. было заявлено о служебных преступлениях первого заместителем директора ГБР Варченко О. А. и предоставлены доказательства совершенных преступлений этим служебным лицом. Решениями Шевченковского районного суда г. Киева жалобы были удовлетворены. Суд обязал открыть уголовные дела в отношении Варченко О. А. и подчиненных ей коррумпированных следователей и руководителей органов досудебного расследования. После этого было открыто 26 уголовных дел, был допрошен следователь Подольского УП ГУНП в г. Киеве, Скок Ю.В. – именно он саботировал расследование уголовных дел в отношении психиатров, не исполняя 21 судебное решение Подольского  районного суда, одно решение Святошинского и 57 решений Шевченковского районных судов г. Киева. Об этих преступлениях было известно руководству Подольского УП ГУНП в г. Киеве, что даёт основания предполагать преступный сговор с психиатрами.

То, что психиатрия в нынешнем виде представляет собой циничный, жестокий бизнес с громадными прибылями, ГКПЧ доказывало уже не раз. Отсутствие реальной помощи и развращение любых институтов государства – такова реальная деятельность психиатрии в мировом масштабе. Всё, что удалось психиатрам за столетия своей деятельности – обманом убедить общество и часть специалистов в том, что они якобы эксперты в душевном здоровье. Однако правда в том, что там, где психиатр, там жестокость, пытки, нарушения прав, преступления и коррупция.

Благодаря просветительской и правозащитной деятельности Общественной организации ГКПЧ в Украине, ситуация меняется. Как можно видеть из списка приведённых выше статей уголовного кодекса, закон следит за безопасностью своих граждан. Вот только считают ли сами психиатры, что буква закона относится и к ним?

Если вы или ваши близкие пострадали от действий психиатров, сообщайте в ГКПЧ Украины по тел. +38 (067) 465-33-05; +38 (066) 803-55-83 

Неугодная дочь становится жертвой карательной психиатрии

19.02.19 представители ГКПЧ прибыли в «ТМО ПСИХИАТРИЯ» по заявлению насильно удерживаемой там пострадавшей К. Руководство учреждения оказало противодействие законным требованиям правозащитников.

Горячая линия Гражданской комиссии по правам человека (ГКПЧ) ежедневно принимает звонки от пострадавших в психиатрии граждан. К сожалению, помочь людям, попавшим в психиатрическую ловушку, удаётся не всегда. Яркий и печальный пример тому – история Марины Довгой, которая погибла в психиатрической больнице им. Павлова – ведётся уголовное производство по этому происшествию. Сегодняшняя история показывает ещё одну сторону проблемы психиатрии, и как она влияет на жизни простых людей.

18 февраля 2019 в ГКПЧ обратилась пострадавшая К. – её против воли пыталась «закрыть на лечение» родная мать. Осенью 2018 года К. уже обращалась в ГКПЧ, когда психиатрическая бригада насильно госпитализировала её в «психушку». Там она подверглась принудительному лечению, включая высокие дозы галоперидола, от которого были судороги, синели пальцы рук, выкручивало суставы. Действительная причина лишения свободы несовершеннолетней, на тот момент, К. и нахождения её на принудительном лечении – банальный семейный конфликт. Неугодная для матери дочь становится жертвой карательной психиатрии.

Через полгода К. снова звонит на горячую линию помощи пострадавшим от психиатрии из приёмного покоя Павловской больницы, куда её второй раз насильно отправляет мать. К. сообщает, что если не позвонит на следующий день утром, значит, её закрыли в Павловке, и просит освободить её. Это само по себе парадоксально – человека насильно доставили в психиатрическое учреждение, и как только он пересёк порог «психушки», то утратил все свои права, словно уже осуждённый преступник!

Когда волонтёры ГКПЧ 19.02.19 прибыли в ТМО ПСИХИАТРИЯ за пострадавшей, то получили отказ в своих законных полномочиях. Согласно ст.30 Закона Украины «О психиатрической помощи», может быть осуществлён общественный контроль соблюдения прав и свобод человека, во время предоставления ему психиатрической помощи. Через канцелярию было подано уведомление со ссылками на нормы права, по которым действую правозащитники и предупреждение об уголовной ответственности в случае препятствий в осуществлении уставных полномочий ОО ГКПЧ. И были предоставлены документы об открытии уголовных дел в отношении главного врача Павловской психиатрической больницы №1 Мишиева В.Д., его заместителей Лебедева Д.С. и Игнатова И.Ю., по делу об убийстве Довгой Марины. Незаконное помещение последней в психиатрическое заведение и принудительное введения ей психотропных препаратов привело к тяжким последствиям и смерти.

Повторный вызов наряда полиции позволил правозащитникам осуществить законные требования. Сотрудник полиции подтвердил, что пострадавшая К. отказалась от лечения и её выписывают. Но прибывшая мать пострадавшей в агрессивной манере стала оказывать давление на дочь, угрожая выставить её из дома, если та не останется в больнице. Со слов бабушки пострадавшей такое поведение матери стало причиной ухода из семьи отца, который тоже чуть не оказался в «психушке». Пострадавшая К., раздавленная агрессией своей матери, отказалась отстаивать свою свободу. Слабый беззащитный человек, лишённый прав, остался в психиатрической больнице, а её социально опасная мать спокойно оправилась домой.

Всего за 2018 год усилиями волонтёров ГКПЧ из психиатрических заведений было освобождено 18 человек, удерживаемых там без оснований и/или незаконно.

То, что психиатрия в качестве карательного органа покрывает вопиющую социальную трагедию – лишь одна сторона вопроса. Руководство ТМО ПСИХИАТРИЯ, находясь под уголовным расследованием, препятствует законным требованиям представителей правозащитной организации, чем ещё раз подтверждают своё отношение к Закону. Но особое внимание хотелось бы обратить на осведомлённость и действия полицейских. Случай ещё раз показал, что представителям порядка неведомо, что на самом деле происходит в психиатрических заведениях, и какую роль они могут сыграть в судьбе человека, не подозревая о преступных намерениях отдельных граждан. И всё это покрывают психиатры.

Гражданская комиссия по правам человека в Украине приглашает к сотрудничеству департаменты полиции Киева и Украины для проведения просветительских брифингов о тонкостях права в сфере душевного здоровья. От вашей осведомлённости о правах людей в психиатрии зависит их жизнь и будущая безопасность граждан Украины.

Если вы или ваши близкие пострадали от действий психиатров, сообщайте в ГКПЧ Украины по тел. +38 (067) 465-33-05; +38 (066) 803-55-83 

Почему возможно принудительное лечение в психиатрии

Принудительное лечение психических расстройств существует во всем мире. Но в Украине это стало способом «законного» избавления от неугодных лиц. Причины, по которым человек может оказаться на принудительном лечении бывают очень разными. Сведение счётов, раздел имущества в семье, спор, месть после конфликта, захват бизнеса, уничтожение конкурента, сокрытие уголовного преступления, манипуляции родственников, выселение неугодного собственника завидных квадратных метров. Иногда это дорого для заинтересованного лица, но вполне возможно при участии психиатра.

Согласно статье 29 Конституции Украины только суд принимает решение об аресте или содержании под стражей. К этой же категории относится принудительная психиатрическая госпитализация. Только суд может принудительно отправить  в психиатрический стационар. Однако психиатрические диагнозы субъективны, не имеют объективной доказательной базы и строятся исключительно на мнениях и оценках психиатра. Это и создаёт обширное поле для нарушений прав людей и коррупции.

За последние годы реформ Конституционный суд Украины трижды принимал решения о не конституционности положений о принудительной госпитализации и лечении. И приведение законодательства к нормам Конституции продолжается. Сегодня, даже если вы добровольно пришли в психиатрическую больницу, вы не сможете также добровольно её покинуть. Вы даже не сможете сменить врача или больницу… Любое психиатрическое заведение – это решётки на окнах и замки на дверях, которые всегда закрыты.

Порядка 4000 обращений в год поступает в ГКПЧ о злоупотреблениях в психиатрии. Расхождение устоявшегося «порядка» действий психиатров с Конституцией и законами страны – есть большая проблема. Например, известная ситуация, когда «сумасшедшего» скручивают санитары в белых халатах, является противоправной. Санитар психиатрической больницы не является субъектом властных полномочий, и не может применять силу в отношении другого человека – это расценивается как нападение на личность. Но такая широко распространённая практика – пережиток деятельности карательной психиатрии, направленной в советское время на обезвреживание инакомыслящих граждан. О проблемах и причинах противоправной ситуации в психиатрии и психоневрологических интернатах в эфире Школы права «Телеканала Київ» рассказывает президент ГКПЧ Украины Анастасия Вилинская.

Если вы столкнулись с нарушением прав в психиатрии и вам или вашим близким нужна помощь, звоните +38 (067) 465-3305; +38 (066) 803-5583

Преступная психиатрия

Реформы в Украине открывают всё новые области, требующие срочных решительных действий. Но психиатрия стабильно лидирует вопиющими нарушениями.

Телефон горячей линии ГКПЧ еженедельно принимает жалобы и заявления от граждан, которым необходима помощь от психиатрии. Типичными обращениями являются случаи, когда с помощью психиатров покрываются обычные уголовные преступления. 26 января 2019 в Гражданскую комиссию по правам человека обратился Леонид Ш. с просьбой защитить его права и возбудить уголовное дело против психиатров, с чьей помощью у пострадавшего отнимают личное имущество.

История началась в 1998 году, когда у Леонида Ш. пытались отнять бизнес (АЗС). Используя подложные документы и фальсификации, преступники (включая городских чиновников высокого ранга) пытались доказать, что собственность Леонида является безхозной. Собственник, доказывая обратное, добивался открытия уголовных дел на этих лиц, и тогда в дело вступила психиатрия. По сфальсифицированному уголовному делу Леонида принудительно отправили на экспертизу в психиатрическое учреждение в Глевахе, Киевской области. Там его продержали месяц, заставляя против воли принимать психиатрические препараты. В 2005 году липовое уголовное дело было закрыто.

Но в конце 2018 года Леонида по решению суда вновь закрывают на принудительное лечение в Областную психоневрологическую больницу №1 в Глевахе. О судебном решении на принудительную госпитализацию Леонид Ш. узнал уже в зале суда, адвоката ему не предоставили, а свидетелями выступили лица, в отношении которых пострадавший и возбудил 7 уголовных дел по фактам криминального отъёма его собственности. В этот раз его продержали два с половиной месяца. В настоящий момент ГКПЧ помогает Леониду Ш. возбудить уголовные дела с привлечением к ответственности чиновников и психиатров.

Ещё одним типичным случаем является попытка получить помощь в психиатрии, не подозревая о последствиях. 29 января в ГКПЧ обратилась мать ребёнка. Накануне у её сына от напряжённой работы случился срыв, и парня отвезли … в психиатрическую больницу «для помощи». Через три дня, когда его попытались забрать домой, в этом было отказано, и психиатр сообщил, что лечение будет продолжено по решению суда о принудительной госпитализации.Благодаря консультации специалиста ГКПЧ мать смогла забрать сына.

ГКПЧ с 2013 года работает в Украине совместно с общественностью, законодателями, правозащитными и общественными организациями, проводя реформы в психиатрической системе. Приведение психиатрии к законности, принципам гуманизма и устранение любых предпосылок для массовых нарушении прав людей и преступлениям в психиатрии – главная задача ГКПЧ в Украине.

Если вы столкнулись с нарушением прав в психиатрии, и вам или вашим близким нужна помощь, звоните +38 (067) 465-3305; +38 (066) 803-5583

Конституции Украины угрожает закон о психиатрии

Важным событием 2018 года стало повторное решение КСУ о неконституционности произвольного помещения людей в психиатрические больницы. Почему повторное?

1 июня 2016 года Конституционный суд Украины признал неконституционными положения закона Украины «О психиатрической помощи», по которым лишённое дееспособности лицо могло произвольно быть направлено в психиатрическую больницу. Работа началась в 2013 году, когда на круглом столе Первой Международной выставки «Психиатрия индустрия смерти» в Киеве Президентом Гражданской комиссии по правам человека Анастасией Вилинской и юристом-правозащитником Александром Михайлецом были представлены факты многочисленных нарушений прав людей в психоневрологических интернатах страны.

После четырёх лет активной работы правозащитников, офиса уполномоченного Верховной Рады по правам человека, юристов Центра стратегических дел при Украинской Хельсинкской группе, представителей ОБСЕ и рассмотрения около 300 случаев лишения дееспособности, в ноябре 2017 года Рада во втором чтении приняла два законопроекта, которые были призваны устранить несоответствие закона о психиатрии нормам Конституции. Теперь люди, чья дееспособность ограниченна, не лишались автоматически своих прав.

Однако, вводя эти поправки, Рада приняла их таким образом, что за лишённое дееспособности лицо вновь мог решать кто-то другой – необходимо ли ему психиатрическое лечение или нет. И это краеугольный камень вопроса.

Психиатрия единственная область, которая настаивает на своём исключительном праве решать ЗА пациента, надо ли его лечить. Учитывая то, что психиатр зачастую назначает сверхдозы психотропных препаратов там, где в этом нет никакой нужды, вместо лечебного воздействия мы имеем карательное.

Второй момент в том, что такое положение дел породило целую индустрию правонарушений по избавлению от ненужных или неудобных людей. Только в 2018 году ГКПЧ задокументировало 21 случай правонарушений в ПНИ на основании обращений граждан. Роковой замкнутый круг: обманом и махинациями человека закрывают в психиатрическое заведение, оформляют инвалидность по психическому заболеванию, затем лишают дееспособности и направляют на пожизненное «отбывание диагноза» в ПНИ. При этом ПНИ не только не реабилитирует человека и не возвращает его к нормальной жизни, а наоборот.
Психиатр или опекун вольны решать за лишённых дееспособности пациентов о назначении «лечения». По сути это принудительная мера.

Вот как прокомментировал это повторное заключение Конституционного суда один из юристов в своём фейсбуке:

Це рішення про те, що Конституція дозволяє поміщення недієздатної особи в психіатричну лікарню тільки за усвідомленою згодою такої особи або за рішенням суду. У 2016 році Конституційний Суд вже визнавав норму цього закону, яка не передбачала судового контролю за таким поміщенням, неконституційною, але парламент після цього рішення вніс зміни, в яких вперто знову порушив Конституцію. Відповідно Конституційний Суд вдруге, для тих хто не вміє читати, вказав, що Конституція вимагає тільки судовий контроль у разі відсутності згоди, не контроль з боку інших органів влади, а тільки судовий. Тепер будемо чекати на реакцію парламету. А лікарі як працювали, так і будуть працювати для них в роботі нічого не має змінюватись. Їм головне пересвідчитись в наявності усвідомленої згоди пацієнта або за її відсутності — в наявності відповідного рішення суду. Ось і все.

Иными словами, если речь идёт об ограничении свободы, то Конституция говорит, что такое может происходить только по решению суда. Никакой другой орган или служба не могут ограничивать свободу человека. Или же должно быть добровольное согласие человека на пребывание где бы то ни было. В случае с психиатрией мы имеем ситуацию, когда третье лицо желает за личность принимать решения такого порядка. Это нарушает Основной закон Страны.

ГКПЧ надеется, что в этот раз Рада не станет менять законопроекты так, чтобы Конституции угрожали вольности в законах «О психиатрической помощи». И также надеется, что столь твёрдая позиция КСУ станет отличной отправной точкой для глобального реформирования системы психоневрологических интернатов в Украине. К сожалению, сегодня жизнь в большинстве из них невыносима и нет никакого механизма по реабилитации людей. А жестокость и бесчеловечные условия способны из большей части вполне нормальных людей, которые в них содержаться, сделать действительных инвалидов.

Если вы столкнулись с нарушением прав в психиатрии, и вам или вашим близким нужна помощь, звоните +38 (067) 465-3305; +38 (066) 803-5583

Психиатрические проблемы в армии Украины

К концу 2018 года вопрос реабилитации участников АТО остаётся открытым и психиатрия не может предложить работающего решения.

Пять лет военных действий на территории страны безусловная проблема. Она сложная, требует комплексных решений, слаженной работы всех структур государства, финансов и специалистов. Её важнейшим аспектом являются люди – воины, вернувшиеся из зоны боевых действий. Не смотря на сильное желание психиатрического сообщества получить бюджет на своё участие в этом вопросе, следует признать, что работающего решения она не имеет.

По мнению Ф. Пьюселика, ветерана Вьетнама, психолога, который помогал в реабилитации участникам шести военных конфликтов, война меняет человека коренным образом. Но ему можно помочь, понимая, что с ним происходит. Пьюселик приводит шесть чётких правил, которыми руководствуется солдат на войне. Там они помогли ему выжить. Зная их, близкие не совершат роковых ошибок, за которыми последует молниеносная реакция, чреватая трагедией, а помогут вернуться в мирную жизнь.

Психиатрия же удивляет парадоксами своих решений. Например, список признаков, по которым психиатр диагностирует ПТСР и побочные эффекты от психиатрических препаратов совершенно идентичны. Вспыльчивость, неадекватная оценка обстановки, нарушение связи с реальностью, снижение самоконтроля, чувство внутреннего напряжения, головокружение, нервозность, бессонница и т.д. Списки одинаковы.

Год назад главный психиатр Минобороны Олег Друзь лишился должности за то, что назвал 93% ветеранов АТО опасными и требующими лечения. При этом начальник Научно-исследовательского центра гуманитарных проблем Вооруженных сил Украины Назим Агаев заявляет, что:

«Драматизирование и манипуляция цифрами не идет на пользу Вооруженным силам Украины, а используется нашими соседями сверху и справа, если смотреть на карту»

По его словам в 2017 году 26% воинов обнаружили признаки постравматического синдрома. Из них 80% вернулись к нормальному состоянию за два месяца. Санаторно-курортное лечение, психологическая помощь. О медикаментозном психиатрическом лечении он не упоминает.

Доктор Боман, известный врач-невропатолог, в своём комментарии на исследование Департамента обороны США говорит:

«Иметь» так называемое «психическое заболевание» и «быть на психиатрических препаратах» — фактически синонимы. Следует ли нам принимать на веру выставленные диагнозы «самоубийство»? Я склоняюсь к мнению, что это скорее связано с увеличением количества внезапных сердечных смертей.

Все это выглядит еще более постыдным, если учесть, что им известно: несколько сотен, если не тысяч человек у них на службе — их подчиненные — умерли или умирают неожиданными необъяснимыми смертями — внезапными сердечными смертями, вследствие приема сочетания антипсихотиков с антидепрессантами.

Красной нитью через доклад ООН о проблемах психиатрического лечения проходит факт того, что при чрезмерной жестокости и стрессовой атмосфере в психиатрических заведениях, подход чрезмерно медикализирован. Количество препаратов невероятно велико в сравнении с отношением к людям и такой баланс не способен реабилитировать человека или помочь ему.

Ирина Фриз, министр по делам ветеранов Украины, говорит, что из-за отсутствия достаточной квалифицированной помощи, ветеранам АТО пытаются оказывать помощь шарлатаны. В интервью изданию Цензор.Нет она сказала:

У нас просто физически не хватает психологов. А те, которые есть – не все имеют профессию для того, чтобы осуществлять подобную работу. Мы готовим законопроект, регулирующий стандарты и протоколы оказания помощи бывшим бойцам и командирам. Для критических случаев будет отдельное мобильное приложение. Так называемая кнопка SOS. Даже если ветеран, военнослужащий не способен ее нажать – ею могут воспользоваться члены его семьи.

Сам факт создания такого министерства – хороший знак. Его взаимодействие с общественными организациями, социальными службами и волонтёрами может решить проблемы ветеранов. При этом не придётся тратить значительные суммы бюджета на методы, которые не дают положительных результатов, но создают «психиатрические проблемы» в войсках, угрожая будущему.

Если вы столкнулись с нарушением прав в психиатрии, и вам или вашим близким нужна помощь, звоните +38 (067) 465-3305; +38 (066) 803-5583

Психиатрический диагноз отражает психическую болезнь самих психиатров

Суть любого психиатрического диагноза – всегда шизофрения. Но она – форма искусственного психического заболевания самих коллег-психиатров.

Это как надеть наушники и смотреть на людей, идущих по Майдану. Кажется, что все они идут в ритм звучащей музыки. Диагноз «шизофрения» таким же фоном звучит в сознании, и человек начинает его видеть.

Психиатрический диагноз – это призрак. Почти галлюцинация. Метафорический образ, стоящий между взглядом психиатра и человеком, на которого он смотрит. Это искусственное самоограничение заставляет видеть вместо человека шизофрению. Но если такое же самоограничение будет у другого человека, психиатр назовёт это паранойей. Можно утверждать, что психиатрический диагноз – это форма паранойи психиатрической службы.

Это не требует доказательств. Психиатры знают, что когда появился МКБ-10 (Международная классификация болезней, редакция от 1989 г. В странах СНГ начали вводить в 1999 году), шизофрении было отведено очень мало места. Это возмутило кафедры психиатрии, которые с 70-х годов признавали только шизофрению, и создало ситуацию. Теперь в уме ставился типичный диагноз, а в истории болезни писалось что-то, из МКБ-10. Именно этому учили психиатров, когда начали внедрять МКБ-10. Необходимо было сформировать фильтр (призрак), через который будет рассматриваться всё, что угодно, в том числе и законы классификации болезней.

Если сегодня вы придёте на ведущую кафедру психотерапии, и спросите, что такое «вера», вам объяснят, что это «знание, которое принимается без всякой критики». Сегодня ГКПЧ – единственная инстанция в странах СНГ, которая критично смотрит на психиатрическую веру. Когда доказательств существования некой болезни под названием «шизофрения» нет, она может быть только ФЕНОМЕНОМ СЛЕПОЙ ВЕРЫ. Никаких доказательств в существовании этой болезни быть не может, по определению. Как только они появятся, это будет уже не шизофренией по требованию автора этого понятия.

Ейген Блёйлер, который в 20-х годах описал «схизофрению», утверждал, что эта болезнь вызвана принципиально неизвестными причинами. Любую известную болезнь мозга будут лечить НЕ психиатры, а неврологи. Психиатрические болезни – как раз те, причины которых определить никто не может. И если причины у болезни нет, то она является феноменом веры, некоторого внутреннего самоограничения, которое создаёт сам себе психиатр. Вроде музыки, слушая которую, мы получаем иллюзию, что люди идут в такт.

При социализме у многих членов ЦК Партии было убеждение, что все люди идут в ногу. Они так видели. Сегодня психиатрический диагноз – это форма иллюзорного галюциноза психиатра.

Если вы столкнулись с нарушением прав в психиатрии, и вам или вашим близким нужна помощь, звоните +38 (067) 465-3305; +38 (066) 803-5583