Психиатрия может лишиться своего главного аргумента

В ближайшее время психиатрическое сообщество ждет настоящий сейсмический сдвиг. Такой тревожный прогноз связан с представлением Американской психиатрической ассоциации очередной редакции «Руководства по диагностике и статистике психических расстройств» DSM-5. DSM был включен в «Международный классификатор болезней» в середине прошлого века, и до сих пор являлся «Библией» психиатрии по всему Миру.

8 мая 2013 интернет журнал Forbs опубликовал отношение Томаса Инсела, директора Национального института психического здоровья, к обновленной версии DSM:

«Мы не можем более использовать DSM, как «золотой стандарт» для диагностики пациентов в научных исследованиях. Хотя он и был написан, как «Библия» для врачей, это, в лучшем случае словарь, создающий набор ярлыков и определений».

DSM

По его словам каждое из изданий было «надежно» тем, что устанавливало для врачей использование одинаковых терминов одинаковым способом, но слабым местом всегда была недостаточная обоснованность:

«В отличие от наших определений ишемической болезни сердца, лимфомы, или СПИДа, диагнозы в DSM основаны на консенсусе (согласии) о группах клинических симптомов, без каких-либо объективных лабораторных измерений. В других областях медицины это было бы равносильно созданию диагностических систем, основанных на характере боли в груди или силе лихорадки».

Открыто поставив под сомнение объективность DSM, как источник данных о психических заболеваниях и способах их лечения, Томас Инсел вызвал бурную реакцию журналистов, врачей и общественности. И это вполне обосновано, ибо никакого другого руководства в психиатрии не существует.

Впервые DSM был принят в 1952 году как нозологическая* система, то есть такая, которая отвечает на главные вопросы – что такое болезнь, чем она отличается от здоровья, каковы причины и механизмы развития болезни, выздоровления или смерти. Включает в себя семь основных понятий, принятых в любой другой области медицины:

1) учение о причине возникновения болезней;
2) механизмы возникновения и развития болезни;
3) морфологические (относящийся к внешнему виду и строению) изменения, возникающие при развитии болезней;
4) учение о номенклатуре и классификации болезней;
5) теория диагноза, то есть идентификация болезней;
6) учение об изменчивости болезней под влиянием различных факторов;
7) врачебные ошибки и ятрогении – болезни и патологические состояния, вызванные действием медицинского персонала.

Существующее же «Руководство по диагностике и статистике» попадает в категорию «нозологическое» лишь по пунктам 4 и 7, который тщательно скрывается и замалчивается, что вызывает обоснованную критику со стороны ученого мира.

Аллен Фрэнсис, профессор психиатрии, работавший над предыдущими выпусками, публично осуждал путь создания DSM-5, и считал хорошим решением отказаться от такого метода борьбы за право психиатрических проектов получать правительственные деньги:

«Наш совет экспертов упорно старался соблюсти консервативность и тщательность, но тем не менее, непреднамеренно сделал свой вклад в три фальшивые «эпидемии» — синдрома дефицита внимания, аутизма и биполярного расстройства. Очевидно, что наша сеть оказалась раскинута слишком широко, и она захватила множество «пациентов», которым скорее всего было бы намного лучше, если бы они никогда не попадали в систему психиатрической помощи».

DSM-5

Одним из оснований для недовольства DSM-5 стало также то, что при такой методике диагностирования последние два десятилетия психиатрических исследований были полны громадных разочарований. Это не привело к разработке новых психиатрических препаратов и стало причиной самого большого отступления фармацевтических фирм или отказа от психиатрической области вообще.

Большое исследование антидепрессантов показало, что лишь треть пациентов избавилась от симптомов. Применение других препаратов к остальным двум третям ухудшило состояние или не дало результатов. Исследование препаратов для лечения шизофрении обнаружило, что практически все пациенты и доктора приняли решение три четверти времени переключиться на другое лечение из-за трудностей с использованием этих лекарств.

Джеффри Либерман, профессор психиатрии Колумбийского университета, не отрицает DSM в нынешней форме. Но он активный сторонник того, что психиатрия должна базироваться на биологии, а не на поведении:

«DSM – это прошлое, и сейчас – настоящее. Но у него нет будущего. В будущем это должно быть или улучшено или заменено набором диагностических критериев базирующихся на физиологических и лабораторных исследованиях. Это может целиком изменить картину диагностики».

Украинская психиатрия не имеет ни подобного финансирования, ни таких исследовательских возможностей. Но есть положительный опыт частных клиник Италии, Швеции, Швейцарии, с гуманным отношением к пациентам. Где улучшения и излечение достигаются за счет точного диагностирования биологических нарушений, отказа от обширного применения психотропных препаратов и лечения известных, поддающихся лабораторным анализам внутренних патологий. Такие прецеденты дают надежду.

Судя по приведенным высказываниям ведущих ученых, именно за таким подходом к душевному здоровью и есть будущее. Государству необходимо пересмотреть нынешний подход к психическим болезням и провести необходимые реформы в этой области здравоохранения.

С использованием материалов Forbs http://www.forbes.com/sites/matthewherper/2013/05/08/why-psychiatrys-seismic-shift-will-happen-slowly/

Понравилось? Поделись!

Психиатрия может лишиться своего главного аргумента: 23 комментария

  1. Мне бы не хотелось ни от кого больше слышать о том, что психиатрия — это отрасль медицины. При таких заявлениях высоких руководителей психиатрии — называть это издевательство над здравым смыслом «медициной» — едва ли не преступно.

  2. Судя по всему, Марина, не Вам одной бы этого хотелось. При таком положении дел, как сейчас, у психиатрии нет будущего. Слишком сложной и непрозрачной стала эта отрасль.

    • Обидно читать, когда говорят, что у психиатрии и психологии нет будущего. Позвольте не согласиться с вами. Психология и психиатрия рациональны и действенны, когда им не мешают проявиться натурально, без всяких научно необоснованных догм. Теоретиков и философов много, но где специалисты — практики, которые своим трудом могут помочь пациенту избавиться от проблемы болезни. Ведь каждая болезнь имеет свою занозу, т.е. первопричину возникновения. Главное её вовремя найти и удалить. Все просто и гениально.

      • Спасибо за комментарий, Владимир.
        В том виде, как психиатрия существует сегодня, у нее, однозначно, нет будущего. То, что она способна помогать человеку — необоснованная претензия, на ниве которой творится беззаконие и миллиардный бизнес, убивающий население. И если вы разбираетесь в предмете, то понимаете, что DSM — яркий пример научно необоснованных догм.
        Однако человеку с душевным расстройством действительно можно помочь. Покой, хорошее питание, уход и лечение недиагностированной патологии общего порядка — весьма эффективные способы справиться с душевным расстройством. К сожалению психиатрия идет другим маршрутом. Жестокость, голод, унижение моральное и физическое, полное отсутствие медицинского ухода и огромные дозы нейролептиков — антигуманные методы.

    • Это так. Интересно, что этот взгляд идет от самих психиатров. Значит ситуация уже достигла своей критической массы.

      • В YOTUBе есть кадры с шоу «Поле чудес», где некий психиатр из Дальнего Востока обличает создателей этого шоу. Он гордится тем, что у него и жена психиатр, и заведующий отделением лучший друг. ДА, от таких горе спецов уже давно пора ограничиваться и начинать новую программу помощи душевнобольным людям. Советую посмотреть.

  3. В статті сказано, що в Україні є приватні клініки, де надають допомогу душевним хворим. Вперше про це дізналась. Якщо Ваша ласка — надішліть інформацію про них.

    • В настоящий момент сложно сказать о постоянно действующей клинике такого плана. Есть единичные случаи, исходящие от отдельных врачей. Тем не менее этот опыт есть и его можно использовать.

      • То,что выгодно для определенных людей, не может быть обжаловано. Здесь есть возможность обойти их, как они обошли нас. Создание своего центра помощи с новыми методиками, рекламами, встречами, лекциями и т.д. создаст новый, более гуманный стиль работы с пациентами. Психологи и психиатры не могут останавливаться в своем профессиональном развитии. Каждый диагноз окрашен новыми современными причинами его возникновения, поэтому и подход к нему должен соответствовать крику совершенства. Многие методики, которые в прошлом были писком моды, уже устарели. Человек ищет более точный ответ на свою проблему, но, увы, не находит. Вся официальная система работает по- старинке, шаблонно. Это уже не результативно, только для мыльной оперы » Хождение пациента к специалисту».

  4. Это бомба. Давно пора признать , что психиатрия — это полное надувательство и истребление людей законным путем. Душевное здоровье должно лежать в области религии, а не электрошока и химических препаратов. А психиатрию распустить и врачей заставить внести вклад в общество, которое они разрушали сто лет безнаказанно. Денежно компенсировать и морально.

      • Спасибо за отклик, Wladimir. Если ждать, то это может быть бесконечно. Необходимо действовать!
        ГКПЧ нужна помощь, и мы могли бы это обсудить при встрече или по телефону +38 (066) 806-33-60 или E-mail: info@cchr.org.ua.

      • Сотрудничество специалистов порождает новый взгляд на науку, в данном случае Психологию. Какие могут быть оказаны корректировки на изменение отношения к предмету и практике? Что можете предложить?

      • Предлагайте свои взгляды и свои требования. Мы находимся в разных регионах. Для конкретных действий можно и встретиться, заранее обговорив условия.

  5. Тяжело работать и в конце признать,что ничего по существу сделать на своем посту не можешь.А пост на самом то деле требует человеколюбия.

  6. Психиатрия могла бы быть полезной, если бы просто ухаживала за теми, кто не может это делать сам из-за каких-либо умственных состояний: кормить, переодевать, гулять, дружески общаться (насколько возможно) и т.п. Психушки могли бы быть домами покоя для умственных больных. (Идея не моя, но мне нравится)

    • Это весьма разумно. Спасибо, Ирина!
      Кроме того мировой опыт подтверждает правильность такого подхода к проблеме душевнобольных, процент которых весьма незначителен на самом деле, но непомерно раздувается психиатрами и ими же создается за счет негуманного отношения и психотропных препаратов, которые и из здорового человека могут быстро сделать душевнобольного.

  7. Уведомление: ВАЖНО ЗНАТЬ! Памятка участникам боевых действий | Гражданская Комиссия по Правам Человека Украина

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *